Российский Гей-Сервер
  На главную | Регистрация | Наши форумы | Контакты | Открытки | Реклама на сайте | Карта сайта   
Почта
    
ЛОГИН:    Регистрация ПАРОЛЬ:  Забыли?
 --    
  Поиск по сайту:  
      

Голосование
Насколько долго вы сможете поддержать Вашу гей-семью?
Менее года...

Обычно через два года расходимся

Вас хватает на 4 года

Живем уже 8-10 лет и счастливы

Меня не интересует гей-семья


BBS форумы
  • Общий форум

  • Эскорт-услуги

  • Сниму/сдам квартиру

  • English BBS

  • Советы авторам

    Региональные BBS:



  • полный список >>>



  • Навигация
  • Вход в ЧАТ


  • Ваш аккаунт


  • Добавить статью


  • Журнал


  • Наши опросы


  • Список пользователей


  • Приватные сообщения


  • Рекомендовать сайт

  • Отдых, Общение

  • Гей-Фотогалереи


  • Регистрация на сайте


  • Знакомства


  • Открытки


  • Гей-видео обзоры


  • BBS Форумы


  • Отдых, гей клубы


  • ВИЗА
    Жизнь Российских геев за границей


  • Спорт и гомосексуальность



  • Гей литература
  • Литература, рассказы


  • Анекдоты


  • Приколы, Юмор


  • Доктор Сердце


  • Цветная жизнь



  • Психология
  • Здоровье, Психология


  • Геи инвалиды


  • Разберись в себе


  • Общество, гомофобия


  • Общество, Тюрьма



  • Ссылки

  • Качественный хостинг


  • WEB-дизайн


  • Знакомства


  • Открытки


  • BBS Форумы


  • be number one Rambler's TopShop


    Секс, Информация
  • Фетиш


  • Анальный Секс


  • Оральный секс


  • АнтиСПИД


  • Онанизм



  • Наука
  • Армия и Геи


  • Основы сексологии


  • Наука


  • Лесби раздел


  • Новости


  • Gay Guy



  • Мода
  • Стиль, Мода и Красота


  • Модельеры


  • Звезды эстрады



  • "Насилие в отношении гомосексуальных женщин. Повседневный опыт."







    НАСИЛИЕ В ОТНОШЕНИИ ГОМОСЕКСУАЛЬНЫХ ЖЕНЩИН
    ПОВСЕДНЕВНЫЙ ОПЫТ



    Актуальность обсуждения темы насилия в контексте повседневного опыта нетипичности обусловлена процессами развития современного общества, связанными с достижениями в области прав человека, уважения личности, направленными на демократизацию и гуманизацию современного общества, признанием ценности отдельного индивида.
    Индивидуализация жизни означает не только расширение границ личного выбора, но и появление альтернативных стилей жизни. Поэтому крайне важно слышать отличные от господствующих мнения, осознавать ценность иных форм мышления, позволяющих понять смысл и ценность социального опыта и взаимоотношений нетипичных людей и тем самым дать каждому сделать свой собственный выбор.
    Исключение любых форм насилия - важная междисциплинарная проблема. Первостепенная задача государства - обеспечение социальной безопасности, то есть "состояния защищенности личности, социальной группы, общности от угроз нарушения их жизненно важных интересов, прав, свобод" для каждого гражданина; уровень социальной безопасности женщин зависит от того, к каким социальным статусным группам они относятся . Очевидно, что жизнь гомосексуальных людей протекает в окружении гетеросексуального большинства, в обществе основой которого является гетеросексизм. Современное общество, доминирующая культура отнюдь не поддерживает появление новых, альтернативных представлений, позволяющих учитывать опыт, отличный от традиционного. В сложившейся ситуации обсуждение проблемы насилия в отношении гомосексуальных женщин приобретает особую актуальность.
    Насилие в отношении женщин - разновидность агрессии (как поведения, наносящего вред или имеющего целью причинение вреда другому человеку), использование силы на основе признака пола - от словесных оскорблений и угроз до тяжелых физических побоев и принуждения к вступлению в сексуальную связь; насилие в отношение женщин подразделяется на психологическое, физическое, сексуальное, экономическое . В последнее время в России насилие в отношении женщин признается значимой социальной проблемой и обсуждается на различных уровнях, но в абсолютном большинстве случаев это происходит только в контексте гетеросексуальной модели отношений, обсуждение проблем гомосексуальных женщин в данном аспекте нам не удалось обнаружить.
    Как справедливо отмечает Фрэнш Уолш, "большинство существующих в настоящее время программ профессиональной подготовки в области психотерапии и консультирования уделяют крайне мало внимания (либо не уделяют его вообще) вопросам работы с клиентами, состоящими в различных отношениях, для которых характерны проявления насилия. Отсутствие знаний в этой сфере сказывается на работе специалистов, и это особенно ярко проявляется, когда речь заходит о клиентах нетрадиционной сексуальной ориентации" .
    Отсутствие продуманной и хорошо отлаженной системы профессиональной подготовки консультантов, работающих с женщинами, подвергшимися насилию, недостаточная разработанность регламентирующей и рекомендательной документальной базы (основы), недостаточность научно-методической базы вынуждают консультанта действовать самостоятельно, на свой страх и риск. Конечно, сложившаяся ситуация может стать полезной, дав развитие творческому поиску и росту профессионализации, но она, с другой стороны, может оказаться и ситуацией, которая дискредитирует саму идею консультирования пострадавших от насилия. Здесь может ярко проявиться профессиональная несостоятельность консультантов, несоблюдение ими этических и недискриминационных принципов. Для успешной работы консультанту необходимо прояснить собственную профессиональную позицию относительно гомосексуальности и осознавать стереотипные установки. Системы ценностей консультанта и клиента могут отличаться, но они не должны находиться в оппозиции друг к другу; стереотипы, установки, предрассудки консультанта, реализуясь в ее (его) поведении, оказывают нежелательное влияние на клиента и могут мешать успешной работе. Рефлексия и осознание данной проблематики, на наш взгляд, является значимой предпосылкой развития социальной работы с женщинами, в том числе и с гомосексуальными женщинами, подвергающимися насилию. Практика работы по реализации программы GoodAsYou Центра "КРЫЛЬЯ" подтверждает, что для данной группы проблема насилия (психологического, эмоционального, физического, сексуального, экономического) предельно остра. В повседневном опыте их положение также усугубляется гомофобией, распространенной практически во всех сферах жизни.
    Целью настоящей статьи является осуществление анализа практик насилия в отношении гомосексуальных женщин в современном обществе. Задачи - привлечение внимания к существованию проблемы насилия в отношении гомосексуальных женщин и попытка её рефлексии на основании нарративов, посвященных повседневному опыту женщин, столкнувшихся с той или иной формой насилия в определенный момент своей жизни и обратившихся в связи с этим за психологической поддержкой в наш Центр. Мы используем нарративный анализ как инструмент, позволяющий "открывать новые перспективы нашего исследования нетипичности как той социальной реальности, в которой приходится жить людям с особым опытом переживания повседневности" .
    В течение месяца за консультативной помощью в Центр обращаются 10-15 женщин, с ситуацией насилия связано примерно каждое третье обращение. Эти случаи можно условно сгруппировать по типам насилия: насилие в родительской семье и со стороны ближайшего социального окружения, злоупотребления во взаимоотношениях партнеров, институциализированная гомофобия, насилие со стороны агрессивно настроенных гомофобных групп или индивидов (скинхеды, представители криминальной субкультуры и др.), "случайное" насилие.
    Наиболее распространенной причиной обращения являются проблемы насилия со стороны родственников и ближайшего социального окружения.

    …и эта так называемая подруга выкрала мой дневник и принесла его в класс. Все его читали и обсуждали. Когда я пришла в класс, то увидела девчонок, которые читали мою тетрадку, они смеялись. Они увидели меня, кто-то сказал "вот она", потом начался гомон, я слышала "да она больная", "она сумасшедшая", "да она дура", и самое страшное "лесбиянка!". Когда я пошла на свое место, но они меня не пустили. Все смеялись. Мне стало плохо, я ничего не слышала, только гул. Потом меня толкнули и все стали толкаться и говорить гадости, оскорблять. Я хотела уйти, но они продолжали меня толкать и не выпустили меня. Потом совсем стало плохо. Кто-то ударил меня по лицу, я пыталась оттолкнуться, но ничего получилось, это разозлило их. Все стали бить меня и кричать на меня. В конце концов я упала, но они продолжали.
    Потом я уже не сопротивлялась. Я хотела, чтобы всё кончилось скорее, всё было как во сне, хотелось проснуться. Потом прозвенел звонок. Все расселись по местам, а я осталась на полу. Никто даже не помог мне. Вошла учительница, она спросила, что случилось, но все сказали, что не знают, что случилось. Я хотела рассказать, но не смогла, только плакала. Учительница помогла мне привести себя в порядок и отпустила домой. Хорошо, что мама не пришла с работы и не видела меня. Мне было очень плохо, кружилась голова. Я думала, что делать дальше, как же можно теперь жить, почему все такие злые, за что меня избили, ведь я не сделала ничего плохого. Я хотела выпить уксус, мне не хотелось жить дальше, но стало жалко маму. Когда она пришла, я сказала, что в школу больше не пойду.

    Эта история девочки, подвергнувшейся насилию со стороны одноклассников в новой школе только за то, что описала свои чувства к женщине в своем дневнике, которые были преданы огласке, иллюстрирует насколько уязвим нетипичный ребенок перед современной системой образования. Финалом этого случая стало возвращение девочки в школу, где она училась прежде, но администрация школы, где произошло избиение, не проявила ни малейшего интереса к произошедшему факту насилия, не было принято никаких мер.
    Обычной является ситуация насилия со стороны родителей и(ли) других родственников на основании (реальной или мнимой) гомосексуальной идентичности женщины. В практике нам встречался случай, когда супруг, заподозрив жену в "несанкционированных" отношениях с подругой, запретил ей всяческое общение и практически изолировал женщину от внешнего мира. Клиентка не идентифицировала такие действия супруга как насилие: "Нет, насилия не было, он меня ни раза не ударил". Следует отметить, что практически все респондентки испытывали затруднение с определением ситуации насилия - зачастую ситуация насилия не распознается как таковая, обычно под насилием понимают определенные агрессивные действия физического характера.
    Следующая история женщины 28 лет показывает, что родители не всегда адекватно реагируют на coming out , зачастую вынужденный.

    Моя мама заглянула в парную, картина, увиденная ею не оставляла сомнений в том, чем мы с подругой занимались, а мы были так увлечены друг другом, что даже не заметили её, а потом было очень весело всем… Вечером, уже дома, она спросила, лесбиянка ли я, я сказала, что да, она ответила, что они с отцом давно подозревали, но боялись спросить. Я попросила её никому больше не говорить об этом и отцу тоже, она сказала, что не скажет. И всё вроде стихло, стало идти своим чередом. Но всему хорошему приходит конец, не знаю как это произошло, но отец узнал тоже, что мы близки с Н. Он сильно избил меня, сказав, что "выбьет из меня всю дурь", и что пока я "сижу на его шее" или буду нормальной и буду встречаться с нормальными мужиками, мне давно пора уже замуж было выходить, или могу "валить к этой … Н.", и тогда я им больше не дочь и всё такое в этом духе. Потом мне месяц было стыдно выйти на улицу из-за синяков и ужаса, что все станут показывать на меня пальцем. Я попыталась стать "нормальной"…

    Здесь мы видим пример сочетания практически всех видов проявления насилия физического, психологического, экономического. Можно предположить, что насилие вызвано стремлением агрессора, в нашем случае - отца девушки, соответствовать стереотипным критериям "нормальности", сохранить статус "приличной семьи". Ситуация осложнена тем, что насилие совершается близкими людьми, это усугубляет у пострадавшей девушки чувство зависимости и одиночества, отсутствия поддержки. В результате она занимает позицию жертвы пытающейся выполнять требования агрессора, соответствовать его критериям "нормальности" и скрывать сам факт насилия - такая ситуация, к сожалению, достаточно типична. Следующая группа - то, что Фрэнш Уолш называет "злоупотребления во взаимоотношениях партнеров", - термином, позволяющим рассматривать широкий спектр проблем и использующимся вместо термина "домашнее насилие", обозначающего самые разные виды действий насильственного характера, но ассоциирующегося прежде всего с насилием физическим . Фэрли (Farley, 1992) определяет злоупотребления во взаимоотношениях партнеров как проявления психологической или физической агрессии в форме запугивания либо причинения морального или физического ущерба одной из сторон интимных отношений. Проявления насилия в гомосексуальных парах имеют много общего с таковым в гетеросексуальных отношениях, но имеют также и свою специфику. Обратимся к опыту наших респонденок.

    Мы сняли квартиру и стали жить вместе - мечта! Сначала всё шло просто замечательно, я была очень довольна и счастлива, что всё так классно случилось. Я не увидела перемены в наших отношениях, то есть я не заметила как всё переменилось, постепенно всё менялось. Я не увидела, как Н. всё чаще бывает нетрезвой, потом уже откровенно пьяной, я сама закрывала на это глаза, не хотела видеть, знать, как всё летит к черту. Пьяная Н. вела совсем не так, как обычно, совсем не так, она становится агрессивной, злой, нарывается на скандал по малейшему поводу, ревнует так, что Отелло отдыхает. Вот такая она. Только утром становится вся добрая, виноватая, прощения просила, а я прощала. (…) И в один прекрасный день я оказалась в больнице, исчирканная ножичком, а она в СИЗО. Я много думала о том, кто же виноват в том, что всё вот так вот получилось, обвиняла себя, её, весь мир, а потом я поняла, что, наверное, никто в этом не виноват по большому счету, мы сами выбрали такие отношения, такую жизнь, по нашей природе, взялись нести этот крест. Поэтому нечего жаловаться, да и кому жаловаться, и на что, такая судьба, наверное…

    В рассматриваемом случае действия пострадавшей и осуществлявшей насилие сторон аналогичны сценариям насилия в гетеросексуальных партнерствах. Мы находим подтверждение мнению Фрэнш Уолш о том, что гомосексуальные женщины "чувствуют себя после случившегося очень зависимыми и одинокими не только в силу самой ситуации, но потому, что у них нет внешней поддержки. Агрессоры же нередко отрицают свою вину, обвиняют жертву или связывают случившееся с ситуацией. Иногда они открыто отрицают применение насилия" . Существует мнение, с которым нельзя не согласиться, что существенным отличием гомосексуальных отношений является обусловленность злоупотреблений и насилия гомофобией, как внешней, так и внутренней (интернализованной). Интернализованная гомофобия не всегда осознаётся, но свойственна в большей или меньшей степени практически всем гомосексуальным людям. "Негативные чувства по поводу своей сексуальной ориентации могут принять генерализованный характер и серьезно отразиться на мироощущении человека. Это может проявляться в широком диапазоне признаков - от склонности к переживанию собственной неполноценности, связанной с проявлением негативного отношения окружающих, до выраженного отвращения к самому себе и самодеструктивного поведения" (Gonsiorec J., Rudolph J., 1991) . Это целесообразно учитывать при работе с данной группой. Современная социокультурная ситуация в России такова, что насилие в отношении гомосексуальных людей фактически поощряется, что находит гипертрофированное отражение в некоторых специфических субкультурах.

    Знаете, у них там особой доблестью, чуть ли не за подвиг считается изнасиловать лесбиянку. И вот пришли эти отморозки к нам на дачу, всё вроде нормально сначала было, разговаривали, вспоминали детство, он рассказывал о жизни "в зоне", выпивали, конечно. Потом И. предложил мне переспать с ним, я, естественно, отказалась от этого заманчивого предложения. Потом ещё выпили, он посмотрел на меня и сказал что-то вроде "братцы, а говорят, что она лесбиянка, не хотите ли лесбияночку попробовать", все дружно стали ржать и требовать доказательств в моей гетеросексуальности, я пыталась обратить всё это в шутку, но И. сказал, что "не хочешь по-хорошему, будем по-плохому" и изнасиловал меня при всех, а потом предложил "попробовать лесбиянку" своим дружкам, они не заставляли себя уговаривать. И всё это продолжалось до утра. Наверное, я сама виновата, что не кричала, только молилась, чтобы только Л. (подруга) не вернулась не вовремя на дачу и не попала в этот кошмар, я не кричала, потому что И. сказал: "молчи, а то хуже будет". Потом они ушли, погрозили, что если скажу что кому, то хуже будет и вообще убьют, я никому ничего не сказала тогда.

    Кроме того, мы столкнулись с проявлением насилия "по ошибке", когда гомосексуальных женщин принимали за гомосексуальных мужчин:

    …Побрились мы налысо и надели банданы. Поскольку внешне мы в таком виде очень похожи на молодых людей, но, в общем, черты лица у нас как-то женственные, и нас народные массы, особенно молодежь, стала принимать за парочку голубых. Вот так странно получилось. Вот. И очень негативно к этому почему-то относилась та молодежь, на которую мы нарывались. Это было что-то типа: проклятые педики, педерасты и всё такое прочее - идите сюда, там траля ля щас мы вас тут направо и налево. Вот. Причем это были люди чуть старше нас, наверное в возрасте лет 30-ти. Взрослые дядьки, которым мы как-то мешали жить. Интересно было, что я тоже как-то ехала в электричке, никого не трогала, и меня компания подростков, прям мелких подростков тоже приняла за голубого. Начали тыкать пальцами, что-то там обсуждать, с таким ажиотажем. Было очень странно, я не ожидала вообще, что люди, которые никак себя не проявляют, только как-то отчасти могут быть на кого-то похожи, могут кому-то мешать жить. Потом, когда я встала, стали видны части тела, которые указывают на то, что я всё-таки лицо женского пола, а не мужского, всё как-то стихло, на этом конфликт был исчерпан, они просто отворачивались и всё. А вот взрослые… взрослые пытались надавать по морде. Иногда. За то, что…мало того, что, в общем-то, "голубые" или кто-то, к тому же ещё неформалы. Они предъявляли претензии в виде физического насилия. В виде попытки его совершить.

    Проведенный анализ повседневного опыта гомосексуальных женщин в аспекте насилия позволяет говорить о наличии потребности в квалифицированной помощи социальных работников, психологов, юристов, медиков. В то же время результаты нашего исследования , целью которого было осуществление анализа практик межличностного консультирования в социальной работе на предмет наличия или отсутствия явной или скрытой дискриминации, выявили наличие дискриминации в процессе консультирования по межличностным отношениям, но оказалось, что данный факт практически не осознается консультантами. Также процесс консультирования не свободен от трансляции гендерных и других стереотипов, влияния ригидных установок консультанта на клиента, в основе взаимоотношений консультант-клиент лежат патриархальные установки. Имеется явный разрыв между вербальными заявлениями консультантов о соблюдении нондискриминационных принципов и практикой консультирования, не исключающей возможность дискриминации по ряду признаков. В нашем исследовании мы смогли выделить дискриминирующие практики на основании пола, возраста, сексуальной ориентации. Исходя из этого, в работе с гомосексуальными женщинами, подвергшимися насилию, представляется необходимым учитывать следующие основные принципы недимискринационного консультирования:
    - отказ от патриархатных установок; стремление к установлению равноправных взаимоотношений с клиенткой и признанию приоритета системы ценностей клиентки;
    - уважение по отношению к особенностям жизненного стиля клиентки;
    - специалист не должен работать с клиенткой, если его система ценностей находится в оппозиции;
    - специалист должен прояснить собственные установки относительно основных вопросов: жизненные стили, социальный и брачный статус, гендерные характеристики, культурные особенности;
    - специалист должен осознавать, что отличие от традиционных стилей межличностных отношений влечет за собой иные социальные ценности, культурные парадигмы, альтернативные образы жизни;
    - специалист должен допускать возможность альтернативных форм межличностных отношений, не должен автоматически экстраполировать традиционные социальные ограничения, с которыми привык работать, на всех.

    Доминик Дэйвис обращает внимание на то, что "работа с людьми, к которым специалист не может отнестись с достаточным уважением и чья система ценностей противоречит его собственной, является проявлением профессиональной некомпетентности" . Специалистам, чья работа тем или иным образом связана с пострадавшими от насилия женщинами, крайне важно слышать отличные от господствующих мнения, осознавать ценность иных форм мышления, позволяющих понять смысл и ценность опыта и взаимоотношений нетипичных людей. Итак, анализ практик насилия в отношении гомосексуальных женщин в современном обществе позволяют сделать следующие выводы:
    - насилие в отношении гомосексуальных женщин является актуальной социальной проблемой, требующей рефлексии и целенаправленных действий для её решения
    - практики насилия реализуются во всех сферах жизни и деятельности: насилие в родительской семье и со стороны ближайшего социального окружения, злоупотребления во взаимоотношениях партнеров, институциализированная гомофобия, насилие со стороны агрессивно настроенных гомофобных групп или индивидов, "случайное" насилие
    - часто ситуация насилия не распознается как таковая; говоря о случаях явного насилия, клиентки не осознавали, что насилие имеет место, характерно восприятие такой ситуации как само собой разумеющейся, типичной, неизбежной
    - для успешной работы с данной группой необходимо учитывать ряд особенностей, связанных с социальным опытом, гендерными характеристиками, институциализированной и интернализованной гомофобией, социокультурным контекстом
    - целесообразно строить свою работу с учетом принципов недискриминации.

    ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
    1. "Розовая психотерапия": Руководство по работе с сексуальными меньшинствами/под ред. Д.Дэйвиса, Ч.Нила. СПб: Питер, 2000.
    2. Силласте Г. Г. Женщина как объект и субъект социальной безопасности. // Женщины за социальную безопасность и устойчивое развитие. М., Юридическая литература, 1998. С. 62-72. http://www.a-z.ru/women/texts/silastr.htm обращение к ресурсу 2002-11-02
    3. СЛОВАРЬ ГЕНДЕРНЫХ ТЕРМИНОВ / Под ред. А. А. Денисовой / Региональная общественная организация "Восток-Запад: Женские Инновационные Проекты". М.: Информация XXI век, 2002.
    4. Ярская-Смирнова Е.Р. Одежда для Адама и Евы. Очерки гендерных исследований / РАН ЮНИОН, Саратов. Гос. Техн. Унт. Центр соц. политики и гендерных исслед. М, 2001.


    Куприянова И.С. (г.Саратов)









    Copyright © GAYA.RU: Российский сервер геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов. Гей Знакомства и многое другое. ГЕЙ - ЛЕСБИ - БИ - ТРАНС - Russian Les Bi Gay site. Все права защищены.

    Опубликовано на: 2003-05-29

    [ Назад ]




    [ Правовая информация | Связь с администрацией, контакты | Реклама на сайте]

    Copyright ©2002-2003 Gaya.Ru
    Все права защищены.
    Копирование информации допускается при согласованием с администрацией портала.

    гей, gay, голубой, гей сайт, гей-сайт, место для геев, гей досуг, педик, гей общение, гей чат, форум, gay, gaya.ru, пидовка, секс, геи, гомофоб, отдых, знакомства
    SpyLOG
    Открытие страницы: 15059 секунды