Российский Гей-Сервер
  На главную | Регистрация | Наши форумы | Контакты | Открытки | Реклама на сайте | Карта сайта   
Почта
    
ЛОГИН:    Регистрация ПАРОЛЬ:  Забыли?
 --    
  Поиск по сайту:  
      

Голосование
Насколько долго вы сможете поддержать Вашу гей-семью?
Менее года...

Обычно через два года расходимся

Вас хватает на 4 года

Живем уже 8-10 лет и счастливы

Меня не интересует гей-семья


BBS форумы
  • Общий форум

  • Эскорт-услуги

  • Сниму/сдам квартиру

  • English BBS

  • Советы авторам

    Региональные BBS:



  • полный список >>>



  • Навигация
  • Вход в ЧАТ


  • Ваш аккаунт


  • Добавить статью


  • Журнал


  • Наши опросы


  • Список пользователей


  • Приватные сообщения


  • Рекомендовать сайт

  • Отдых, Общение

  • Гей-Фотогалереи


  • Регистрация на сайте


  • Знакомства


  • Открытки


  • Гей-видео обзоры


  • BBS Форумы


  • Отдых, гей клубы


  • ВИЗА
    Жизнь Российских геев за границей


  • Спорт и гомосексуальность



  • Гей литература
  • Литература, рассказы


  • Анекдоты


  • Приколы, Юмор


  • Доктор Сердце


  • Цветная жизнь



  • Психология
  • Здоровье, Психология


  • Геи инвалиды


  • Разберись в себе


  • Общество, гомофобия


  • Общество, Тюрьма



  • Ссылки

  • Качественный хостинг


  • WEB-дизайн


  • Знакомства


  • Открытки


  • BBS Форумы


  • be number one Rambler's TopShop


    Секс, Информация
  • Фетиш


  • Анальный Секс


  • Оральный секс


  • АнтиСПИД


  • Онанизм



  • Наука
  • Армия и Геи


  • Основы сексологии


  • Наука


  • Лесби раздел


  • Новости


  • Gay Guy



  • Мода
  • Стиль, Мода и Красота


  • Модельеры


  • Звезды эстрады



  • Степной цветок





    Некоторых вещей он научился просто не чувствовать.
    Сознание его едва регистрировало, как между онемевшими губами ходит твердый член, доставая до глотки, как второй член двигается в заднем проходе, скользком от предыдущего сношения. Он только механически подавался вперед и назад вслед за движениями наставников, все внимание сосредоточив на том, чтобы удержать разъезжающиеся колени и дрожащие от напряжения руки. Еще нужно было следить, чтобы случайно не царапнуть драгоценный орган наставника зубами, а это было нелегко, потому что уставший рот так и норовил закрыться, и шея затекла от того, что голова была неудобно задрана.
    Как всегда, Кинтаро дернулся и застонал, когда Васэда кончил, тот всегда перед этим засаживал ему особенно глубоко и сильно, и его мужское орудие, и так не маленькое, словно увеличивалось в размерах. Наставник вытащил из него член, по ногам юноши потекла горячая струйка семени, но этого он тоже привык не чувствовать. - Давай, подрочи ему, а то он до утра провозится, - приказал Васэда.
    Второй наставник чуть подался назад. Юноша зажал губами головку его члена и принялся помогать себе рукой, быстро и сильно двигая ладонью. Так дело пошло лучше, и через минуту мужчина задышал чаще, вцепился ему в волосы и кончил. После первого раза Матсуэ всегда долго кончал, даже если трахался в задницу, а не в рот, и был способен заездить до полусмерти хоть взрослого, не то, что шестнадцатилетнего парня. По счастью, он не интересовался совсем юными аюрси, иначе их можно было бы только пожалеть. Старший наставник Васэда с его здоровым инструментом тоже был не подарок. Но в последний год он произвел Кинтаро в любимчики и драл только его, почти каждую ночь, да не по одному разу. Иногда к нему присоединялся Матсуэ, как сегодня, или кто-нибудь еще. Изобретательностью они не отличались, даже местами менялись не часто. Это было уже как ритуал: приходишь в шатер, встаешь на четвереньки, раздвигаешь колени, открываешь рот и отключаешь мозги на ближайшие час-два. Хуже было, когда его притаскивали к наставникам на пьянку, тогда их могло быть и трое подряд, и четверо, и больше.
    Как в тот день, когда он попал в аюри. Его привели в большой шатер, показать всем наставникам диковинку - парня из другой страны, желающего в таком возрасте начать обучение. Кинтаро был обнажен, он уже забыл, когда в последний раз одевался, наложнику вождя одежда не полагалась. Равно как и аюрси, надо думать. Он стоял и смотрел в пол, тоскливо размышляя, что его обучение явно начнется не с уроков владения мечом, уж слишком похотливыми были взгляды воинов-наставников. Времени, проведенного с Тэнмару, хватило, чтобы он научился распознавать мужское желание на раз.
    Старший наставник осмотрел его с ног до головы, ощупал мускулы, полапал за задницу, заглянул в рот, с ухмылкой провел рукой по его коротко стриженым волосам. Подробности прошлой жизни Кинтаро его не волновали, он только сказал на плохом всеобщем что-то вроде: "Сын Китсунэ, ну-ну, проверим, насколько ты крепкий". Расстегнул штаны и толкнул юношу на колени. Кинтаро склонил голову и привычным уже движением оперся на руки, твердя себе мысленно слова Тэнмару: "Научись покорности. Это начало пути воина".
    Васэда вогнал в него два пальца, всухую это было не очень-то приятно.
    - Тебя трахал Тэнмару? - просил Васэда, ощупывая его изнутри. - И долго?
    - Несколько недель, - ответил он тихо.
    - Тогда почему ты все еще такой тесный?
    Васэда засмеялся, остальные подхватили. Кинтаро сцепил зубы. На это ответа явно не требовалось.
    - Ничего, это ненадолго, - добавил старший наставник, прежде чем раздвинуть ему ягодицы и овладеть им быстро и жестко.
    Потом его трахали остальные, он не считал, сколько человек, может быть, семь или восемь, может, больше, все как-то слились в сознании. Они не были с ним грубы или жестоки, они просто получали удовольствие. Кто-то предпочитал делать это долго и медленно, кто-то - так же, как Васэда. Вначале боль была тупой, тянущей, а после третьего или четвертого стала острее, как будто они ободрали его внутри, и от спермы ранки саднило. Однако терпеть все-таки было значительно легче, чем первые разы с Тэнмару. Когда он начал постанывать и шататься, ему позволили лечь на живот. Эту позу он уже знал и не любил, было слишком унизительно лежать с непристойно раскинутыми ногами, придавленным тяжелым телом, не имея возможности пошевелиться. Стоять на коленях было лучше, он быстро оценил возможность управлять процессом, двигая задом навстречу толчкам наставников. Чем активнее им подмахиваешь, тем быстрее они кончают и отпускают спать. Лицом к лицу аюрси обычно не трахали, такая поза была только для равных. Тогда его так замучили, что он уснул чуть ли не в тот самый момент, когда с него слез последний наставник. Его не выгнали из шатра, оставили отсыпаться до утра, такая роскошь - обычно после секса аюрси выпинывали спать у костров под открытым небом. Он это просто ненавидел: вставать с колен, морщась от боли в мускулах,
    натруженных еще днем во время тренировок, брести к кострам, засыпая на ходу. Задница ноет, колени и поясницу ломит, во рту неотвязный вкус мужского семени, будто бы разный у всех наставников, но в то же время одинаково тягучий и солоноватый. Пот сохнет на холодном ветру, липкие потеки спермы неприятно стягивают кожу. По ночам на душе у него было мерзко.
    Зато утром, когда ему давали в руки меч, он мгновенно забывал о болезненных ночных "развлечениях". Он любил его больше остального оружия. Меч был не тупой железкой, он словно обладал собственным разумом и волей, и его нужно было приручить, приучить к себе, познать его силу и сделать его продолжением собственного тела. Васэда был мастером меча и хорошим наставником. Кинтаро занимался с ним уже год и давно перестал получать порку за ошибки в приемах. Хотя до сих пор с него не сходили бесчисленные царапины, получаемые во время тренировочных боев. Чем больше он делал успехов, тем больше благоволил к нему Васэда. В этот раз он даже налил Кинтаро вина, промочить горло, и дал кусок мяса. Правда, из шатра все равно выставил. Кинтаро вышел в темноту, придерживая на плечах шкуру, которая была единственным достоянием любого аюрси - и плащ, и подстилка, и полотенце. Сознание его почти отключилось от усталости, но когда за лагерем наставников в траве что-то зашевелилось, инстинкт сработал мгновенно. Кинтаро прыгнул на невидимое существо и прижал его к земле. Существо испуганно ойкнуло, оказавшись малышом из числа аюрси.
    - Совсем сдурел? - яростным шепотом сказал Кинтаро. - Хочешь, чтобы тебя тут наставники поймали? А ну живо к кострам.
    Мальчишка угрюмо буркнул:
    - Я уже давно тут сплю, никто еще не поймал.
    Кинтаро молча потащил его за собой. Чем ближе были костры, тем сильнее упирался мальчишка.
    - Не пойду я туда! - вскрикнул он вдруг со слезами в голосе. - Не надо, Кинтаро!
    - Ты меня знаешь? - удивился юноша.
    - Тебя все знают. Ты тут круче всех.
    Кинтаро невольно улыбнулся и спросил уже мягче:
    - А ты кто?
    - Я Рэнхиро. Меня еще зовут Василек.
    Вот теперь Кинтаро его узнал. Василек тоже был чем-то вроде местной достопримечательности. В отличие от смуглых детей эссанти, он был светленький, белокожий, это было заметно издалека, даже под слоем грязи и пыли. А вблизи поражали его большие глаза, буквально светящиеся на замурзанной мордочке, такой цвет назывался "морская волна", Кинтаро знал это, хотя видел море только на картинках из монастырских книжек. Когда Рэнхиро плакал, они становились синими, как васильки. А плакал он часто, потому что к нему все время приставали старшие парни, с тех пор как его перевели из лагеря для совсем маленьких, - тискали его, щипали, пока наставники не видели, и Кинтаро подозревал, что этим дело не ограничивалось, уж слишком хорошеньким был малыш Василек. Чтобы проверить свою догадку, юноша спросил: - Почему ты не ночуешь в лагере?
    Василек помолчал, посопел, потом выпалил: - Ханаши заставляет брать в рот. И у дружков его тоже. А если я сопротивляюсь, они меня бьют.
    Кинтаро вздохнул. Как будто мальчишке не хватает внимания наставников, его еще и аюрси домогаются. Ханаши был крепкий парень лет четырнадцати, он собирался в этом году проходить испытания. Сколотил себе компанию из таких же, как он, и вместе они хватали лучшие куски за едой, отвоевывали места поближе к костру, заставляли младших делать за них всякую работу. Похоже, и трахали их втихаря. Наставники относились к Ханаши снисходительно и делали вид, что ничего не замечают, поскольку никто не жаловался. Негласные правила аюри запрещали выдавать своих. Нарушителю грозил всеобщий бойкот, его могли подставить на испытаниях, а если он их все-таки проходил, то в первом же бою товарищи поворачивались к нему спиной.
    - Ладно, пошли, ляжешь со мной, - сказал Кинтаро, выпуская его руку.
    Мальчишка послушно последовал за ним. Они выбрали место в стороне, у одного из крайних костров, и улеглись на шкуру, укрываясь ее краями. Рэнхиро повозился немного, потом спросил шепотом:
    - А ты куда меня будешь?
    Юноша сообразил, что его слова "ляжешь со мной" мальчишка истолковал не совсем верно, и сказал с досадой:
    - Никуда, спи.
    - Не хочешь сегодня? Ну тогда завтра…
    - Эй, Рэн, ты думал, что я буду приставать, и все равно со мной пошел?
    - Ну да... Я думал, что если буду с тобой, остальные от меня отстанут. Я не против, чтобы ты со мной спал. Я все буду делать, что захочешь.
    - Боги, ты что, совсем глупый? Меня полночи наставники вдвоем трахали, после такого уже ничего не хочется, не понимаешь, что ли?
    - Ааа... Ты меня прогонишь, да?
    - Нет. Спи давай.
    - Кинтаро...
    - Ну что тебе?
    - А ты ведь к старшему наставнику ходишь, да?
    - Вот любопытный. Ну хожу.
    - А как это с ним? У него член очень большой, я видел как-то. Больно, да?
    Кинтаро усмехнулся.
    - Поначалу больно, а потом нет. Неприятно просто. Что, попробовать хочется?
    - Нет! - тут же пискнул мальчишка.
    - Мал еще такими вещами интересоваться. Ты о тренировках думай, пока тебя наставники к себе не таскают.
    - А как ты успеваешь? Ты же у них почти все время ночуешь.
    - Ты-то откуда знаешь? Следил, что ли?
    И тут мальчишка вдруг обхватил Кинтаро руками за шею и зашептал ему в ухо:
    - Я за тобой давно хожу повсюду. Ты мне очень нравишься. Я все хотел подружиться, только не знал, как к тебе подойти, думал, ты меня прогонишь.
    Кинтаро смущенно молчал, не зная, как на это реагировать, но мальчишку не отталкивал. А тот осмелел и прижался к нему теснее, шепча:
    - Я хочу, чтобы ты у меня был первым, а не Ханаши. Я не буду кричать, честное слово.
    Тяжело вздохнув, юноша снял с себя его руки.
    - Рэн, не говори глупостей. Ты еще слишком маленький для этого.
    - Мне уже десять.
    - А мне шестнадцать, и мне все равно не нравится ложиться под мужиков.
    - С тобой мне понравится.
    - Отстань, Рэн, не хочу я.
    Василек всхлипнул и отвернулся. Кинтаро полежал некоторое время молча, а потом не выдержал и погладил мальчишку по вздрагивающему плечу.
    - Ладно тебе. Можешь всегда со мной спать, а Ханаши я скажу, чтобы тебя не трогал.
    Слезы Рэнхиро мгновенно высохли, он снова кинулся обниматься и даже прижался губами к губам Кинтаро, а потом уснул, уткнувшись в его плечо. Перед тем, как самому уснуть, Кинтаро подумал, что это его первый в жизни поцелуй, и не удержался от улыбки. Василек-то наверняка уже целовался со своими сверстниками, между аюрси это вроде как было принято и наставниками не возбранялось.
    На следующий день он подошел к Ханаши и коротко заявил:
    - Василек мой. Тронешь его – тебе будет плохо.
    Парень посмотрел на него невозмутимо и ничего не ответил. Он был не дурак, чтобы затевать драку с Кинтаро один на один.
    Кинтаро рассчитывал на свой авторитет среди аюрси. Он был выше и сильнее любого из них и уже достаточно хорошо владел приемами боя, хоть и учился всего два года. Его уважали и побаивались. Но он недооценил интерес Ханаши к беленькой синеглазой игрушке. В одну из ночей их с Васильком выследили и напали всей шайкой, впятером. Один схватил мальчишку и выкрутил ему руки, а остальные четверо бросились на Кинтаро. Без оружия не так-то просто противостоять нескольким противникам. Юноша сопротивлялся, как мог, но все было бесполезно. Наставник по рукопашному бою часто говорил, что ему не хватает жестокости и решительности. Возможно, он был прав. За четырнадцать лет в Илмаэре Кинтаро слишком хорошо научился подавлять свою агрессивность. Так что они справились с ним, не сказать чтобы с легкостью, хоть их и было четверо, но без особых повреждений. Когда его связывали, Кинтаро сказал:
    v - Если трахнешь мальчишку один, я сломаю тебе только одну ногу, Ханаши. А если с дружками, то обе. Ханаши не стал вступать с ним в дискуссию, просто заткнул ему рот. Трое прижали Кинтаро к земле и повернули ему голову, так чтобы он смотрел на забаву при неверном свете костра, горящего в отдалении. Рэнхиро связали руки и тоже заткнули рот, чтобы он не привлек своими криками наставников. Его огромные глаза были полны слез, но он не плакал, словно оцепенел от страха. Его кинули на землю, волосы закрыли ему лицо, и Кинтаро был даже рад этому, он не представлял, что было бы, если бы он мог видеть его глаза. Ему и так хотелось выть от кошмарного, унизительного чувства собственной беспомощности. И от жалости, вкус которой он уже почти забыл.
    Пока один парень держал Василька за связанные руки, Ханаши милосердно подготовил его с помощью слюны и пальцев, а потом вогнал член в его маленькую попку и начал работать бедрами, приподнимаясь на локтях. Мальчику было очень больно, он вздрагивал всем телом и стонал не переставая, даже сквозь тряпку. Кинтаро хотелось закрыть глаза и ничего не видеть, но это бы не помогло, уши он заткнуть не мог и продолжал бы слышать эти ужасные звуки сношения, жалобное всхлипывание и вздохи жестокого удовольствия.
    Ханаши не внял предупреждению Кинтаро и отдал Рэнхиро своим дружкам. Они по очереди наваливались на худенького мальчишку и насиловали его со всем пылом здоровых озабоченных подростков, которым запрещено удовлетворять свое желание. Хвала богам, подростки кончают почти молниеносно, так что все продлилось недолго. Уходя, они чуть распустили путы на руках Кинтаро, чтобы он смог освободиться сам, через несколько минут.
    Василек лежал, как его оставили, тихо и неподвижно, похоже, он был без сознания. Кинтаро упустил тот момент, когда мальчик перестал стонать и всхлипывать под насильниками. Пока юноша распутывал ремешок у себя на руках, Рэнхиро зашевелился. С тихим рыданием он попытался сдвинуть ноги и приподняться, но не смог. Кинтаро расправился с ремнем на ногах, поднял дрожащего Василька на руки и отнес к колодцу, бормоча что-то успокаивающее. Он не знал, что сделать, чтобы прекратить эту дрожь и беззвучный плач мальчика, поэтому он просто решил облегчить его боль холодной водой. Заодно смыть кровь и сперму, чтобы утром их не заметили наставники.
    Пусть Рэнхиро не был эссанти по крови, о чем говорили его светлые глаза и волосы, он был эссанти по духу. Он быстро пришел в себя, перестал трястись и попробовал встать. Кинтаро обнял его и прижал к себе.
    - Сделай с ним то же самое, - прошептал Василек, кладя голову ему на плечо.
    - Ханаши за это ответит, обещаю, - сказал Кинтаро. Теперь он чувствовал злость, даже ярость. Мальчик пострадал не очень сильно - в конце концов, через пару лет наставники будут вытворять с ним то же самое; но Ханаши посмел посягнуть на то, что Кинтаро объявил своей собственностью. Это нельзя было оставить безнаказанным.
    Однако месть пришлось отложить. На следующий день всех аюрси согнали смотреть на публичное наказание. Кинтаро похолодел, когда увидев мальчишку, привязанного за руки к столбам. Это был Василёк. Можно было легко догадаться, что произошло. Вопреки всем предосторожностям, кто-то из наставников заметил, что белокурый аюрси ходит с трудом, а определить, что он с кем-то ложился, было несложно, достаточно проверить пальцем его раздраженный анус. Причем ложился он с кем-то из других учеников, потому что наставники не стали бы его трахать, слишком мал. Теперь Василька собирались выпороть за нарушение правил. Жертву изнасилования наказывали так же, как и того, кто вступал в сексуальную связь добровольно. Ну, может, чуть мягче. Зато изнасиловать кого-то в аюри было совсем не просто, мальчишки сопротивлялись отчаянно, помня о неминуемом наказании.
    Васэда расхаживал вокруг и требовал от Рэнхиро назвать имя его партнера. Василек упорно молчал, глаза его были опущены, чтобы взгляд не остановился ни на ком из аюрси и не бросил на того подозрения. Те же негласные правила аюри требовали, чтобы в такой ситуации виновник назвался сам. Кинтаро поискал глазами Ханаши и почувствовал прилив гнева при виде ухмылки парня. Тот явно не собирался подставлять спину под плеть. - Если я не увижу здесь твоего любовника, ты получишь двойную порку, - сказал Васэда мальчику и хлестнул его плетью по спине.
    Василек перенес это молча, но в следующий момент выгнулся и закричал, потому, что старший наставник безжалостно загнал в его разодранную попку рукоятку плети.
    Чертыхаясь про себя самыми страшными словами, Кинтаро выступил вперед.
    - Я его любовник, - сказал он хрипло. - Я взял его силой. Васэда выглядел явно недовольным. Более того, он был раздражен. Кинтаро тоже привязали к столбам, Васэда сам его выпорол, и рука его была тяжела, как никогда. Василек отделался легче, старший наставник не обращал на него внимания, и воин, который сек мальчика, откровенно халтурил. Так что, когда все закончилось, тот еще мог стоять, в отличие от Кинтаро.
    Юноша упал на колени, когда его отвязали. Все тело будто жгло огнем, Васэда прошелся по нему плетью тщательно, не пропуская ни дюйма кожи от локтей до коленей, и спереди, и сзади. Но на этом наказание не заканчивалось. Как правило, наставники после плети употребляли в дело другое орудие.
    - Сколько раз ты его трахал? - прошипел Васэда, раздвигая юноше колени и притягивая его за бедра к себе. - Тебе не хватает наставников, глупый мальчишка? Похоже, старший наставник банально ревновал. Кинтаро захотелось засмеяться от этой мысли, так абсурдна была ситуация. Но ему стало не до смеха, когда Васэда засадил ему свой кол и отымел грубо, как раба. Потом его место занял другой. За ним третий. После этого Кинтаро потерял сознание.
    Очнулся он от прикосновения чего-то холодного ко лбу. Он лежал на циновке в маленькой палатке, где наказанным позволяли приходить в себя пару дней, и маленькая рука обтирала его мокрой тряпкой. Кинтаро застонал и выругался. Хотелось проваляться без чувств еще пару недель. Или пару лет. Или вообще умереть. Он вдруг подумал, что Рэн опять начнет спрашивать: "Больно, да?" - и, не сдержавшись, фыркнул.
    - Ты что, смеешься? - в голосе Рэнхиро прозвучал неподдельный ужас. Должно быть, мальчишка подумал, что он сошел с ума.
    - А что еще остается? - отозвался Кинтаро. - Не плакать же.
    История эта не обошлась без последствий для всех участников. Для начала Кинтаро задал обещанную трепку Ханаши и его компании. Они не ожидали, что он оправится после порки всего за несколько дней. С него еще не сошли полосы от плети, когда он вдруг появился перед ними вечером, с пляшущими в глазах отблесками костра. Всем парням резко стало неуютно, один Ханаши улыбнулся и нагло посмотрел на Кинтаро, будто говоря: "Ну, и что ты можешь сделать?" Не тратя слов понапрасну, Кинтаро расшвырял мощными ударами дружков Ханаши и схватился с ним самим.
    Он был как бешеный жеребец, неудержимый и яростный. Его гнев переплавился в хладнокровную жестокость, в расчетливое боевое безумие. Страшно скалясь, он избил пятерых парней, почти не уступавших ему в силе, а технике боя, может быть, и превосходящих его. Дело было не в технике боя - а в том, что арисланцы называют "харизма", кридане - "сила духа", а эссанти - "дар Аманодзаки". "Схватка выигрывается вот здесь", - стуча себя пальцем по лбу, говорил ему когда-то брат Эри, монах и бывший наемник, обучавший его началам мастерства меча.

    Парни, скуля, валялись на земле, держались за вывихнутые руки и ноги и боялись даже поднять голову, чтобы не обратить на себя внимания Кинтаро. У Ханаши был разбит нос и сломана челюсть, но Кинтаро не собирался ограничиваться этим.
    - Я бы тебя трахнул, но на такую мразь, как ты, у меня даже не встанет, - сказал он, хватая парня за плечо и поднимая на ноги. - Тронешь еще кого-нибудь из лагеря - убью.
    И с этими словами он сломал ему обе ноги, как и обещал. Ханаши месяц отлеживался в лубках. Кинтаро он не выдал, хотя наставники ему еще крепко добавили, допрашивая. В том же году он вышел на испытания и выдержал их, тут судьбе изменила ее ирония: он должен был бы стать наложником для воинов и вдоволь хлебнуть того, к чему принуждал других. Через год, когда Кинтаро тоже стал воином и вернулся в племя, Ханаши уже не было в живых, его убили в стычке с энкинами.
    В аюри с Кинтаро больше никто не связывался. И к Рэну никто больше не приставал, все знали, под чьей защитой он находится, даже после того, как Кинтаро покинул аюри.
    Возможно, что-то в Кинтаро заметно изменилось, и даже воины после этой истории стали относиться к нему с большим уважением. А на ночь они все чаще выбирали себе других аюрси, которые не смотрели на них так, будто это они трахают своих наставников. По неизвестной причине Васэда тоже утратил интерес к Кинтаро;
    возможно, не последнюю роль в этом сыграло то, что на очередной тренировке Кинтаро чуть не оставил его без уха, а на последующих то и дело пускал ему кровь.
    Весь год, отделявший Кинтаро от испытаний, он не расставался с Васильком. Они вместе спали, делили еду, разминали друг другу мускулы, болтали, когда оставались силы после тренировок. Иногда Рэнхиро предлагал ему заняться сексом. Кинтаро отказывался.
    - Вот станешь воином, тогда я тебя трахну, - смеялся он. Скучать по ком-то было не в традициях Диких степей, но Кинтаро иногда вспоминал Василька, пока жил в племени. Прошло три года, прежде чем белокурый эссанти появился в становище.
    В честь "щенков", молодых воинов, прошедших испытание, всегда устраивали большой пир. Кинтаро веселился, наблюдая со стороны за ритуалом, повторявшимся год от года. Бывшие аюрси, уже одетые в кожаные юбочки, не смывшие кровь и грязь, обалделые от впечатлений, сидели у костров рядом с воинами, робко улыбались и не выпускали из потных ладошек рукоятки своих первых собственных мечей. Это был их день, и мало бы нашлось воинов, которые не относились к щенкам с лаской и снисхождением, помня свое собственное пребывание в аюри. Мальчишек принимали в племя; им не полагалось ни в чем отказывать, им подкладывали лучшие куски, подливали вина, их расспрашивали про испытания, про наставников, им травили воинские байки и сальные шуточки, их целовали и гладили по крепким попкам, а потом понемногу растаскивали по своим шатрам, чтобы научить их получать удовольствие от секса, в чем им до сих пор отказывали наставники.
    Когда «щенки» прискакали в становище после испытаний - возбужденные, хохочущие, забрызганные своей и чужой кровью, Кинтаро увидел и Рэнхиро. Узнать его было бы нелегко - он здорово подрос, к тому же лицо его заливала кровь из рассеченного лба. Но с кем спутаешь парня с длинными волнистыми волосами цвета соломы, веселыми зеленоватыми глазами и белой кожей? Он хотел разыскать Василька во время пира, но не стал этого делать. Парень мог забыть его, в детстве все быстро забывается, и увлечения проходят, пусть он сам ищет себе любовника по вкусу, желающих наверняка найдется куча. Он как раз подумал об этом, когда увидел Рэнхиро, который, оглядываясь, бродил у костров и что-то спрашивал у воинов. Они смеялись, хлопали его по заду, пытались усадить рядом с собой, но он упрямо вырывался и шел искать дальше. Угадайте с трех раз, кого. Кинтаро ухмыльнулся и решил, что все-таки возьмет его себе.
    Василек стал красивым и стройным мальчиком, лишь только Кинтаро представил себе его голым, раскинувшимся на шкурах, с рассыпавшимися светлыми волосами, как почувствовал возбуждение.
    Он встал и двинулся к нему, и Рэнхиро, наконец, его заметил, с широкой улыбкой заторопился навстречу. И с двух шагов вдруг кинулся ему на шею и повис, обхватив ногами за талию.
    - Вот это да! - воскликнул Кинтаро, улыбаясь. - Ты меня не забыл?
    - Шутишь? Да я только о тебе и думал!
    Ломающийся голос, легкое, но сильное тело. Уже не ребенок, но еще не мужчина. И яркие глаза, сияющие восторгом. Молодой воин приподнял парня за задницу и не удержался - залез под кожаную юбочку и погладил упругие нежные ягодицы. Рэнхиро вздохнул и прижался к нему крепче, щекоча волосами шею Кинтаро.
    - Ты обещал, помнишь? - прошептал он.
    - Ты меня хочешь?
    - Хочу, - ответил Василек, глядя на него прямо и открыто, и для подкрепления своих слов потерся пахом о пах Кинтаро. У обоих уже стояло.
    И пяти минут не прошло, как Кинтаро стряхнул мальчишку на пол в своем шатре и сам прилег рядом, стаскивая с него юбочку и жадно оглаживая ладонями его стройные длинные ноги. Тот уже весь дрожал от возбуждения, вздыхал и нетерпеливо тянулся руками к члену своего любовника. Когда Кинтаро лег на спину и избавился от штанов, Рэнхиро оседлал его и сосредоточенно принялся крутить попкой, пытаясь насадиться на его член. Кинтаро вывернулся и прижал мальчишку к полу.
    - Не торопись так, Рэн.
    - Я о тебе четыре года мечтал, а ты - не торопись? - прерывистым голосом выговорил Василек, прильнув к нему всем телом, так чтобы их возбужденные члены соприкасались, терлись друг о друга. - Трахни меня, ну давай, прямо так, меня хорошо растянули...
    Кинтаро усмехнулся и поцеловал его. Он долго-долго ласкал его рот губами и языком, так что мальчишка стонал, задыхался от желания, и глаза его сами закрывались. Потом он целовал его шею, маленькие бугорки сосков, плоский животик, бедра, бока; лез пальцами между его ягодиц, тискал ладонью вздрагивающий член мальчишки. Вначале Рэнхиро пытался отвечать, но потом сдался, только вскрикивал и извивался, вцепляясь пальцами в плечи любовника, пока Кинтаро применял к нему все свои знания в науке наслаждения, полученные на практике от старших воинов. Иногда он прерывался, чтобы полюбоваться на Василька: тот лежал на шкурах, закинув руки за голову, коленки бессильно раскинуты, глаза закатились, мокрые от пота волосы прилипли ко лбу, такой беленький в полутьме, почти без сознания от новых потрясающих ощущений, на животе капельки семени после первого оргазма, до которого Кинтаро довел его рукой. От этого зрелища просто захватывало дух. В этот момент Василек был его, целиком и полностью, каждый его вздох, каждый стон принадлежал Кинтаро, он был его господином и любовником, хозяином его наслаждения. - Как хорошо... Кинтаро... - простонал Рэнхиро.
    - Мы еще даже не начинали, цветочек, - шепнул ему Кинтаро, устраиваясь между его раздвинутых коленей.
    Он приподнял бедра Рэнхиро и взял его, вошел членом в его сжимающуюся от желания дырочку и задвигался плавно и сильно.
    - Давай, поласкай себя, Василек, я хочу это видеть, - хрипло выговорил он.
    Со стоном мальчик подчинился и, хоть это был его второй раз, кончил почти сразу, с криком и судорогами по всему телу, стиснув ягодицами член Кинтаро, и молодой воин тут же сам кончил, не в силах больше сдерживать свой оргазм.
    Чуть-чуть передохнув, они продолжили. Рэнхиро был нежный, но сильный, он встречал буйную страсть Кинтаро с ненасытностью подростка, только что открывшего для себя наслаждения плотской любви.
    Проснувшись утром, Кинтаро обнаружил, что Рэнхиро смотрит на него, опираясь на локоть, выжидательно и настороженно. Должно быть, волнуется, был ли он на высоте ночью, подумал Кинтаро с усмешкой.
    - Ты стал такой хорошенький, - сказал он, проводя ладонью по щеке мальчика. - И горячий.
    Рэнхиро улыбнулся немного смущенно и спрятал лицо на груди молодого воина.
    - Тебя все еще зовут Василек?
    - Ага. А у тебя есть прозвище?
    - Есть... Меня так прозвал первый любовник, за то, что я не давал ему покоя ни днем, ни ночью.
    - И как?
    - Жеребец.
    Мальчишка прыснул со смеху.
    - Что ты смеешься, цветочек? Еще сам будешь от меня по ночам отбиваться.
    - Я? Да никогда! - со счастливой улыбкой воскликнул Рэнхиро. - Значит, я буду жить с тобой?
    - А куда же ты денешься? - удивился Кинтаро. - Я не стану упускать самого красивого и нежного мальчика в нашем племени. Так что тащи сюда свои манатки, если они у тебя есть.
    - Да нету у меня ничего. Только меч, вон он. И ты...
    - Ну, меня ты сейчас получишь в лучшем виде. Иди сюда…









    Copyright © GAYA.RU: Российский сервер геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов. Гей Знакомства и многое другое. ГЕЙ - ЛЕСБИ - БИ - ТРАНС - Russian Les Bi Gay site. Все права защищены.

    Опубликовано на: 2003-06-22

    [ Назад ]




    [ Правовая информация | Связь с администрацией, контакты | Реклама на сайте]

    Copyright ©2002-2003 Gaya.Ru
    Все права защищены.
    Копирование информации допускается при согласованием с администрацией портала.

    гей, gay, голубой, гей сайт, гей-сайт, место для геев, гей досуг, педик, гей общение, гей чат, форум, gay, gaya.ru, пидовка, секс, геи, гомофоб, отдых, знакомства
    SpyLOG
    Открытие страницы: 14958 секунды