Российский Гей-Сервер
  На главную | Регистрация | Наши форумы | Контакты | Открытки | Реклама на сайте | Карта сайта   
Почта
    
ЛОГИН:    Регистрация ПАРОЛЬ:  Забыли?
 --    
  Поиск по сайту:  
      

Голосование
Насколько долго вы сможете поддержать Вашу гей-семью?
Менее года...

Обычно через два года расходимся

Вас хватает на 4 года

Живем уже 8-10 лет и счастливы

Меня не интересует гей-семья


BBS форумы
  • Общий форум

  • Эскорт-услуги

  • Сниму/сдам квартиру

  • English BBS

  • Советы авторам

    Региональные BBS:



  • полный список >>>



  • Навигация
  • Вход в ЧАТ


  • Ваш аккаунт


  • Добавить статью


  • Журнал


  • Наши опросы


  • Список пользователей


  • Приватные сообщения


  • Рекомендовать сайт

  • Отдых, Общение

  • Гей-Фотогалереи


  • Регистрация на сайте


  • Знакомства


  • Открытки


  • Гей-видео обзоры


  • BBS Форумы


  • Отдых, гей клубы


  • ВИЗА
    Жизнь Российских геев за границей


  • Спорт и гомосексуальность



  • Гей литература
  • Литература, рассказы


  • Анекдоты


  • Приколы, Юмор


  • Доктор Сердце


  • Цветная жизнь



  • Психология
  • Здоровье, Психология


  • Геи инвалиды


  • Разберись в себе


  • Общество, гомофобия


  • Общество, Тюрьма



  • Ссылки

  • Качественный хостинг


  • WEB-дизайн


  • Знакомства


  • Открытки


  • BBS Форумы


  • be number one Rambler's TopShop


    Секс, Информация
  • Фетиш


  • Анальный Секс


  • Оральный секс


  • АнтиСПИД


  • Онанизм



  • Наука
  • Армия и Геи


  • Основы сексологии


  • Наука


  • Лесби раздел


  • Новости


  • Gay Guy



  • Мода
  • Стиль, Мода и Красота


  • Модельеры


  • Звезды эстрады



  • Джон Виктор Гейн. "Очень длинная история". Стр.1





    страницы: [1] [2] [3] [4] [5]

    Эта история началась довольно давно, задолго до моей встречи с Питом. Тогда я даже не знал, какие слова надо говорить при вс трече с парнем и на прощание, уходя из его квартиры утром. Да и откуда мог знать. Моя жизнь была пустой, бессмысленной черед ой одиноких вечеров у телевизора, в компании родителей и старшей сестры. Семья крепко держала в своих стальных объятиях. Мама сетовала на грубость окружающего мира, отец постоянно учил жить и примерял все на себя. Так я познавал бытие, прямо в парник е, домашнего уюта. Был я полненький, довольно смазливый парень. По отзывам местных девчонок, которые звали меня киской, совс ем ничего. Но это ничего, действительно становилось ничем. Ведь шел мне двадцатый год отроду. Миновал мой переломный возраст, я как истинное тепличное растение, потянулось к свету искусственной лампы, уготованной мне в колледже с экономическим уклоно м. Благодаря воспитанию, учеба давалась мне легко, тем более, что других занятий у меня не было. Сокурсники, такие же мамень кины сынки и дочки, держались разрозненно и почти не общались. Тем не менее, я как-то умудрился получить свой первый опыт с девушкой, той, которая препроводила в мир секса не один десяток молоденьких ребят. Это окончательно сломило меня. Совершенно ошарашенный организм перестал воспринимать женскую натуру данного типа, а позже и вовсе перестал все воспринимать. Мне было неприятно с ней. Мерзко и ужасно обидно, за себя и свое тело, неспособное получить удовольствие, лежащее на грани морали на краю маленькой скрипучей кровати. От такой жизни, я еще больше углублялся в себя и полнел. Но самый жестокий удар предстоял впереди.
    Он пришел в виде красивой первокурсницы, полгода спустя. От ее вида млели преподаватели, краснели и смущались парни, дружно рыдали девчонки. Зависть, как оказалось, мощное средство психологического давления. Ей завидовали. И ногам и бедрам и мозгам. Она была умна и честна. Я не мог оторвать взгляд от красоты, пролетающей мимо, может из-за своей неопытности, сделал столь д ерзкий шаг. Я назначил ей свидание. И скоро об этом узнали все. Ее звали Клер. Себастьян Клер. Наш вечер сулил много ярких в печатлений, мне удалось забыть прошлую ошибку. На время. Разговор на берегу тек, как ручей, собирающий каплю за каплей в свой расширяющийся поток. У нас было много общего, увлечения, учеба, ум. Она похвалила меня за мужество, пригласить ее. Однако я определил, что ей совсем не скучно в нашем городке, наоборот, даже приятно собирать восхищенные взгляды со всех сторон. Жила Клер с другой девушкой, в квартире по найму, ходила на все дискотеки, танцевала божественно, не курила, но обожала пиво. Мне тогда думалось, что лучшей девушки не может быть на свете. Вот она рядом, совсем близко. Можно дотронуться рукой, поговорить, потанцевать... Но... Конечно, через некоторое время разговор сам собой зашел о сексе, опять же на берегу этой проклятой реки, где началось наше близкое знакомство, там оно и закончилось. Я хорошо помню ее слова, о том, как она не может отказать мне, но должна это сделать, потому как, несет моральную ответственность. И что я конечно полноценный мужчина, но шансов у меня не т, стать ее парнем... Я не могу быть ее парнем, потому что я парень…
    Конечно, после этого я стал неполноценным мужчиной. Встретив первую любовь в жизни, так сильно обломаться. Тут уже не до сам олюбия. Оно не страдало. Его просто не стало. Исчезли и влечение к женщинам, и эротические сны. Все грезы романтического и любовного бреда сгинули в прошлое.
    Естественно, что я ее возненавидел. Ненависть моя была настолько сильна, что я решил ей отомстить. Это представлялось мне пр още пареной репы. Предстояло, всего лишь выставить на всеобщее обозрение ее лесбийские наклонности. Разум мой был затуманен собственной никчемностью, и все зло, на которое я был способен, направилось на достижение моей заветной цели. Только потом, по истечении времени, ее поступок стал мне понятен. Но тогда.

    Боже, как я благодарен теперь ей, своей первой подруге. Она сразу застукала меня у своего дома с фотоаппаратом и все поняла. И первое, что я получил, это порция тумаков, данных мне совершенно не по-женски. А второе, это реальное доказательство своего полового бессилия с женщиной. Клер, разделась до гола и наглядно продемонстрировала, отсутствие у меня интереса к ней по час ти физиологии. Еще она сказала, что нормальные мужики никогда не добивались у нее свидания. Смысл фразы я понял чуть позже. Благодаря ей, я узнал свою истинную сущность. Я узнал, что я гей. Она ни словом не обмолвилась, до тех пор, пока не устроила мне одно странное знакомство. С участником бейсбольной команды колледжа. Знакомство состоялось прямо у нее в квартире. Я вид ел несколько парней у нее в гостях. Со стороны могло показаться, что они ходят к ней ради секса. Однако, ведь и я имел счаст ье посещать ее обитель довольно часто. Вероятно, именно так остальные и полагали, что было для девушки отличным прикрытием. А что я? Я был слишком наивен и слишком туп. Пока не пришла моя очередь взрослеть
    Этот парень был одним из тех, кто ради спорта заваливает все остальное, включая учебу, из-за которой и поступил в колледж. П равда, он стал и тем, кому ради его успехов в спорте завышали оценки по предметам. Он был отличным спортсменом, но паршивым студентом. Я был отличным студентом, но паршивым во всем остальном. Как она выразилась, мы нашли друг друга. С ее помощью ес тественно. Мне полагалось помочь вытащить этого безмозглого качка из отстающих, а ему... Ну вообще я понял, его задание через пару недель. Странно, конечно, но друзей у меня не было. Клэр стала подругой, но это было не то. Я думал, что друзья это те, кто делится своими мыслями и самыми сокровенными мечтами, проводят много времени вместе (Я и сейчас так думаю), а Клер, чиха ть на меня хотела, звонила редко, да и доверять мне не желала. А вопрос о доверии с моей стороны был очень важен. Так что в друзья она не годилась. От того я обрадовался свалившемуся на меня счастью, обучать бейсболиста разным наукам. Я с задачей с правился. Он тоже. Удивительное дело, но его часть обучения мне, в конце концов, понравилась больше. Но тогда я ничегошеньки не знал о том, что меня ждет.
    Его звали Стен. Ростом выше среднего, широкие плечи, ослепительная улыбка, короткие черные волосы, то есть, набор сердцееда, каковым он собственно и являлся. Девчонки штабелями укладывались у его ног, ради одного взгляда, ради одного жеста. Я удивля лся, как кардинально меняется поведение женщины в радиусе его действия. От ненавидяще - испепеляющего, до приторно - томного. Сила его заключалась в том, что он вполне осознавал свою власть над половыми гормонами женщин. И постоянно пользовался ей. В первые дни я наивно думал, что его постель видела не одну девушку и даже не одну сотню девушек. Ах, как я ошибался. Моя тупо сть не позволяла мне понять одной истины: наши самые сильные стороны, являются нашими слабостями. Стен появился, как я уже и говорил, в квартире Клер в тот достопамятный вечер. Я уже был в курсе, что мне придется учить кого-то уму разуму, но вошедший в комнату парниша, ни коим образом не вызвал у меня чувства наставника. На его красивом лице было четко написано: «Я сам все знаю», а мускулистые руки не оставляли желания сомневаться в этом. И тонкий намек Клер, что, именно, этот индивид желает пол учить часть моих научных знаний, я воспринял как шутку. Через час знакомства мы остались недовольны друг другом. Я узнал о е го полной тупизне. Он же изрек слово "жирный" и сказал, что гонять будет. Мы отвернулись в разные стороны. Больше не разгова ривали. Я был полностью уверен, что и никогда более с ним разговаривать не буду. Но…
    Каково же было мое удивление, когда в шесть утра, следующего дня, раздался звонок и бодрый голос Стена сообщил, что у меня на сборы 10 минут. Ровно через 10 минут, этот тупица гонял меня по улицам в припрыжку, изредка подбадривая каким-то спортивным термином, больше напоминавшим нецензурщину. У меня болели ноги, жутко хотелось в туалет, и я лелеял план мести, когда настан ет мой черед показать мастерство. Бегали долго. Нечего говорить, о том, плачевном состоянии в котором, я вернулся домой. Мое отражение в зеркале было ужасным. И правда ведь, чтобы возвысится, сначала придется унизиться. Ну разве не унижение, получен ие пинка под зад, когда чуть не споткнувшись я пытался выровнять скорость, и в итоге изречение : ни хрена не умеешь, от тако го дебила. Я был подавлен. Но почему-то жутко этому рад. Это окончательно поставило меня в тупик. После занятий, у меня дома, я вдоволь наслаждался, когда вбивал в эту красивую, но абсолютно безмозглую башку Стена, какие-то знания. Я называл его идио том, от чего тот краснел, а я радовался, думая про себя, каким же образом завтра он отомстит мне. Злость кипела и во мне и в нем, ясно давая понять, что попытка взаимного обучения исчерпана. Все оказалось не так просто. Следующее утро началось с про бежки и зарядки, и следующее, и следующее. Я на самом деле был не таким жирным, а он - не таким безмозглым. У меня появились мышцы, там, где раньше был жир, а у него стали появляться весьма здравые идеи о физике и математике. Столь резкие изменения заметили и мои родители и сокурсники, и, что греха таить, сам Стен. Прошло две недели, как мать начала хвалить, что у меня н аконец-то появился друг. Я начал было возмущаться, что за друг - этот идиот, но сам понял, как привязался к нему, да и беседы наши уже распространялись чуть дальше физкультуры и химии. Я должен был признать наличие за этим парнем богатый жизненный оп ыт, который, напрочь, отсутствовал у меня. С каждым днем мы беседовали все чаще, изрыгали проклятья все реже, и учились. Так же не могло быть всегда. Должно было стать хуже. А стало лучше. Гораздо лучше. Ведь у меня не было никакой задней мысли... За то мысль которая была у Клер. И была она с самого начала. Как-то я застал Стена и Клер за не слишком лицеприятным общением. Ее подруга сказала, что спорят они из-за меня. И спросила, типа ничего не было?.. Я не понял о чем она, чем не мало ее удиви л. Стен уходя, как-то странно на меня посмотрел, а Клер чуть позже выставила и меня следом, со словами: «Два придурка». На п робежке он был тише обычного. Только в конце спросил, правда ли я пытался переспать с Клер. Я кивнул, он отвел взгляд. После занятий он не пришел ко мне. Телефон его не отвечал. У меня начался дипресняк. Хотя чего было переживать-то? Какая-то неведо мая сила понесла меня к нему домой. Но кроме хамства его брата, я ничего не получил. Следующим утром, парень ждал меня на за днем дворе, как обычно. На вопрос, что же случилось с ним, он загадочно произнес, что обдумывал ситуацию. Мне было не понятн о, о какой ситуации идет речь, ведь я не был в курсе, тех идей, что витали в голове Стена. Мне представлялось, что наше взаи мовыгодное сотрудничество - не больше, чем кратковременный курс. Ничего особенного быть не могло. Я так думал. Во время той пробежки, он открыл тайну, почему, собственно, именно у меня, он хотел готовиться к экзаменам, а не у той же Клер. Да и на к урсе было не мало ученых зануд женского пола, с готовностью умереть во имя его обучения. И умереть желательно сладострастно. Оказалось все так же просто, как и у меня. Ему это было не нужно. Уже на футбольном поле у изгороди, где мы всегда делали ра стяжку, Стен обнял меня сзади и стал кусать за мочку уха. Я впал в полнейший столбняк. Он начал объяснять мне: что значит бы ть геем, как трудно скрывать все это и удерживаться от мимолетных соблазнов в команде, как невероятно горько ему вечерами от этой ограниченности, что у него нет друзей, нет парня, нет доверительных отношений. Он говорил неистово, с каждым выдохом ты чась мне в затылок.
    Черт подери, и я его понял... Сначала хотел заорать, конечно. Но потом понял. Я ведь чувствовал то же самое. Только я находил утешение в учебе, а он в спорте. И как же мы до этого раньше не додумались, что какая-то Клер, раньше нас сообразила, что ну жно привести все это к общему знаменателю. А еще..
    Еще, сзади меня стоял человек, который первый раз в моей бесполезной жизни, сам обнял меня и говорил то, о чем я думал годам и, но инстинкт сработал по-обычному…
    Я отстранился от Стена. Вежливо. Его взгляд был полон теплоты, а не той холодной уверенности, что топила галеры с женщинами на борту. Я тогда понял, он меня хочет. Чего хочу я, стало понятно на следующий день. Когда мы утром попали под холодный дож дь и Стен поволок меня в душевую. Под теплый душ. Его обнаженное тело. Красивое, мускулистое. Не то, чтобы я не видел до это го голых ребят... Но это тело, было доступно. Доступно в любой момент. Стен сам сказал, что если я решусь, то он поддержит м еня. Я моментально подумал о сексе. Слово, которое, казалось, загнали в гроб две мерзкие девицы. Оно воспряло во мне. Я снова вспомнил о сексе. Однако секс тут был другого рода. С девушкой ты можешь не только переспать, а выйти на улицу, обнять у пар ковки, поцеловать прилюдно в магазине, познакомится с ее родителями, подарить цветы на площади, сходить в гости вместе и сид еть на мягком диване, держа ее на коленях со сцепленными пальцами рук. А с парнем? Ничего такого быть не может с парнем. Даже с очень красивым парнем. Это был не секс, это называлось - отношения. Общественные и личные отношения. Я задумался. Горькая правда, открылась моему взору. Та правда, которую мне высказал Стен. Я мысленно заменил красивую девушку из грез на, вполне реального, Стена и, мне это не понравилось. У нас не могло быть отношений. Мог быть только секс. Секс, о котором никому не р асскажешь. Мораль говорила отчаянно – нет, но тут пришла физиология, а против нее я оказался бессилен. Ничего я поделать не смог, когда Стэнли крепко прижал меня к себе и, подняв мою голову к себе, впился в губы. Мой рот открылся и его язык сначала робко, а потом дерзко, загулял по зубам и прошел в горло, глубоко - глубоко, я чуть не задохнулся, но не от нехватки воздуха, а от восторга. Руки парня гладили мне живот и грудь. Я был счастлив…
    Боже, я ждал этого много лет, и вот оно, свершилось. Правда, не там и не с тем но, какая разница. Мне было здорово. Мы довол ьно долго ласкались и целовались, пока кто-то не зашумел в зале. Дальше Стен идти не решился. А мне было пока достаточно и э того для полного счастья. Ну, мне так казалось. До следующего раза. У меня в комнате мы снова потратили уйму времени на один, нескончаемый засос. С каждым новым проникновением в меня, языка Стэнли, я менялся. Я чувствовал изменения. Мне хотелось боль ше и больше. Тогда и тот, что болтается между ног, стал напрягаться. Никогда бы я не подумал, что встанет у меня на мужчину. Нельзя быть во всем уверенным до конца. Факт. У меня встал и еще как. Так гладивший меня по промежности Стен заметил мои пер емены. Стоит заметить, размер у меня не маленький. В смысле первичного полового признака. Я ж не знал, до этого о своем дост оинстве. Друг мой стал первым - кто оценил его. Во всех смыслах. В его зрачках зажглась похоть. Чувство, мне неведомое и от того страшное. Парень рукой залез в мои штаны и обхватил ладонью орган. Через минуту я дергался в экстазе от первого в жизни, реального минета. Кричать было нельзя, поэтому приходилось сильно сжимать голову друга и утробно рычать. Итог был невероятен. Оргазм сделал меня рабом Стена. Бесспорно. После, каждую минуту, я осознавал, что стремлюсь к сексу в любой ситуации и любым методом. И чем больше секса, тем больше его хочется. Спустя время процесс не изменился. Спаривания с особями моего пола, ста ло для меня смыслом бытия. Ну или хотя бы той радостью в жизни, от которой не устаешь и она не приедается. Вывод был неприят ный. Благодаря Клер я стал геем, благодаря Стену я стал блядью. Но тогда выводы делать было рано. Стэнли стал для меня носит елем секса. И я весь лег на его алтарь
    А Стен был мой. Только через неделю, он решился заговорить о самом волнительном месте моего организма. Для него конечно. О м оей заднице. Я нащупывал во время ласк, его инструмент. Стен был готов всегда. Какая редкость у настоящего мужика. Да, я уже размышлял как блядь, начинающая блядь. Священный ужас лился по всему телу, от таких мыслей, и лился мурашками удовольствия. Я отказал ему. Мне страшно было получить в задницу инородный предмет. Но я его получил..
    В один из прекрасных вечеров в моей комнате, когда вместо учебников мы изучали друг друга в обнаженном виде, Стен целовал ме ня как обычно сзади, он воспользовался положением и лишил меня мужского уважения одним резким движением. Мне оставалось толь ко всхлипнуть и наслаждаться. Стэнли прекрасно умел трахаться. И анальный секс вошел в наш репертуар мгновенно. Потом в душе, я тоже понял, что засадить не просто слово, а творческий процесс приводящий к экстазу. Ух, как я драл Стена. Его зад не был готов. И это было приятно
    Я многому научился у Стенли. Многое у него перенял. И даже сейчас, спустя несколько лет, я ловлю себя на мысли, что делаю чт о-то, как он. И довольно часто
    Подводя итоги моего перевоспитания, можно сказать, прогресс был на лицо. Я стал изящным, но крепким парнем, со своим стилем в одежде, независимым характером и обрел, что самое главное, уверенность в себе. Скоро, за мной по пятам следовали младшие сок урсницы, и энное количество красавиц, пыталось назначить мне свидание, которое я тут же отвергал. А от этого они все больше в меня влюблялись. Такое внезапное преображение, отнюдь не сделало меня заносчивым. Просто я стал понимать, чего хочу и как эт ого можно добиться. Скромность осталась при мне, а умение не совать нос в чужие дела и вовремя смолчать, не один раз давало мне фору. Особенно позже, когда разразился большой скандал. Это интересное событие произошло спустя полгода, после моего зна комства со Стеном. Все это время у нас с ним был секс, почти ежедневно, и естественно, что я поднаторел в амурных делах, став из новичка, крепким знатоком. Но опять же, об этом я сужу только спустя время. Да и то, со слов парней, с которыми имел счас тье переспать. И не произойди скандал, все могло пойти иначе.
    А виной всему стал Стен. После рождественских праздников, в команде, где он играл, появился новый тренер. И первое, что он с делал в этой должности, убрал группу поддержки, десять девчонок, отчаянно виляющих бедрами во время перерыва. А второе, и са мое обидное, увел у меня парня. Ну не думал я, что этот сорокалетний, страшный мужичек, так, запросто охмурит Стенли. На мой, весьма придирчивый взгляд, тренер имел все шансы попасть в список ста самых страшных созданий планеты. Однако… Взгляд, по - уши втрескавшегося ведущего игрока, говорил откровеннее слов и вполне исчерпывающе. Уже к началу семестра, между нами было все кончено. И секс и дружба и даже приветствия. Он, как покорная овечка, ходил за своим новоявленным "папочкой", так его прозвали в колледже. Узнав, какие между нами были отношения, тренер, строго запретил Стену даже смотреть на меня. Та к, из лучшего друга, он превратился в пустое место. А жаль
    А тренер - то, имел счастье сидеть в тюрьме... Этот факт всплыл при появлении комиссии по надзору за персоналом. И покатилос ь, понеслось. За неполных два месяца, этот дурик, успел почти совсем развалить команду, приобщить к однополому сексу пяток д ругой игроков, и, что, совсем забавно, посадить на иглу двух из них. В тот день из кабинета директора, дуло ветром мракобеси я. Наш толстенький начальник, изгонял дьявола во плоти. Но я должен поведать кое-что интересное касающееся лично меня и прои зошедшее в тот период. Неважно, что в нашем заведении быть геем, перестало казаться страшным. Неважно, что другой состав ком анды, соседние колледжи, по инерции прозвали "педрилами", и победа им теперь только снилась. Важно, что я ощутил всю прелесть своего нового образа. Когда всех штормило, меня вынесло попутным ветром к другому, не менее экзотическому, берегу.
    Прямо во время завершающей стадии лицедейства "папочки", весь колледж, откуда-то, неизвестно, узнал всех иначе ориентированн ых особей. И, поверьте, мне список был впечатляющим. Придя в то утро на лекции, я обнаружил, что девчонки как-то странно шуш укаются, глядя на меня, а в аудитории все ребята беспрестанно мне подмигивали. Перед самым звонком, нервы мои не выдержали, и я громко и внятно задал вопрос сокурсникам. Какого черта тут происходит? Кто-то тихо засмеялся, типа как ведущий игрок в пос тели-то..
    У меня в башке перещелкнуло. Вот ведь дьявол..
    Но я взял в себя в руки и с ехидцей произнес, что неплохо, и что лучше, чем кой что вылизывать. Все замолчали. Боже мой, я не контролировал свои слова в тот момент, но произнес все правильно, без стеснения. И знаю, они спасли меня тогда. Я уже не был робким дегенератом, что полгода назад. Теперь я себя уважал. И заставил других уважать себя. Прямо посреди комнаты я выпалил: "Ну, я гей, и что?" Для них это был гром среди ясного неба. Не увидев стыда, не увидев комплексов. Они замерли. Я продолжил, стиснув зубы, что кто-то имеет что-то против. Это был еще один урок. Люди уважают силу духа. Никто даже не пискнул в ответ. Конечно, мне помогло, что я был одним из лидеров в группе, да и во всем колледже. С аутсайдером такое бы не прошло. Случилос ь, так, что я стал первым, кто вслух заявил об ориентации. Уже через полтора часа, меня допрашивал наш достопочтимый психоло г. А еще через час об этом знал весь колледж. А через два дня на стенах появились фамилии нестандартных граждан. И началось мракобесие. Их фамилии шептали за каждым углом и у каждого стола, перемывали все косточки и постоянно шептали "я был почти у верен, что он...", и в том же духе. Странно. Меня в списках не было. Возможно за ненадобностью. Начались повальные отчислени я. Прикрываясь плохими показателями успеваемости, многих выгнали с позором. Многим досталось по шее от более правильных ребя т. Те, что остались, были ниже травы и тише воды. Была отчислена и Клер. Радовался ли я этому? Нет, наверно. Но я был героем. Ах, как это было приятно. Так приятно, что я забыл о своей большой потере. Забыть, окончательно, мне помог появившийся на го ризонте, темнокожий красавец. Вернее не на горизонте, а в параллельной группе. Он подошел ко мне во время ланча, и спросил, что делает такой красивый, белый парень в столовой в гордом одиночестве. Я не испытывал особого пристрастия к неграм. Я не р асист, поверьте, но не испытывал и все тут. Но прямота его мне пришлась по душе. Конечно, сразу подумалось, а не разыгрывает ли он меня. Но нет. Бобби, был геем. Ланч мы провели вместе, общаясь
    Он, признался, что восхищен, моим заявлением, и что сам не скрывает личной жизни. Он хотел со мной подружиться и переспать… Тут я осознал, что имею не малый спрос у ребят, помимо Стена. Особенно, когда в зрачках Бобби заиграли те же искорки. Я решил не спешить с этим делом. И в тот же вечер в комнате Бобби мы занимались сексом. Мне в диковинку оказалось, его шоколадное те ло и черный, ну сами знаете... Вообще, можно понять тех ребят, что кайфуют от близости с чернокожими. То ли это от резкой ко нтрастности цвета. (Еще рассказы - на xgay.ru). То ли от психических наклонностей, с мазохизмом. Но я скажу так, увидев его темные ладони у себя на теле, а свои белые на его, я не смог уже отказать себе в продолжении. Конечно главным аргументом был младший Бобби. Такой же как у меня, только черный. Факт совпадения мы удивленно, оба сочли не случайным. В тот вечер я понял, от чего так стонал Стен, и сделал первые шаги в сексуальной акробатике. По причине наших размеров, позы выглядели по гимнаст ически красиво и по человечески нелепо. Боб был в восторге. Я тоже. Переночевал я у него
    Через неделю, Стен бу, был позабыт. Даже при последующем его появлении, я не испытывал к нему никаких чувств. А вернулся он довольно скоро
    Если в колледже все было прекрасно, то дома наступило настоящее пекло. Отец рвал и метал, мать стала называть педиком, семья приняла меня в штыки. Каждый день возвращаясь домой, я имел удовольствие выслушивать причитания и оскорбления. Правда до тех пор, пока не попросил комнату в общежитии от заведения. Я устроил небольшую распродажу. Кстати, охотников поиметь вещички ге я, оказалось много. Собрал оставшиеся шмотки и перебрался в комнату с видом на площадку и изгородь, где первый раз меня обнял мужчина. Жутко смешно. Родителям, напоследок, я сказал, что если переменят мнение, то пусть прилюдно скажут об этом. А так, как я прекрасно знал, что подобный исход неосуществим, я хлопнул дверями и ушел. Бобби жил в соседней комнате. Совпадение? В озможно
    Наступила пора раздачи лимонов. Все заведение ходило с кислыми минами. Мы узнали про тренера и итоги его работы. Про ребят, которых он совратил, у которых не по одному году были девушки, а кой кого и беременные. Для всех это было шоком. Двоих, роди тели забрали в клинику для наркоманов, тренер пристрастил их к шприцам. Самого "папочку" увозила полиция. Его выводили в нар учниках и при всем народе посадили в бронированный "фольцваген". А до самого конца рядом с ним маячил мой бывший. На этого с опляка жалко было смотреть. А его унижение, действительно было ужасным. Его выставили чуть ли не главным пособником. Правда, позже все улеглось. И эта сволочь приперлась ко мне. Естественно, что я его выставил. И получилось не культурно как - то, пр илюдно. О наших отношениях с Бобби знали многие. А появление у двери бывшего ловеласа номер один, мне не сулило ничего, кроме проблем разумеется. И одно, то, что его гладил и целовал, а вполне возможно и трахал, этот страшенный урод, вызывало во мне омерзение и презрение. Я ему так и сказал.
    При всех Стен пал. Как личность. Подсел на пиво и коктейли. Перестал бриться. С уходом тренера исчезли и его чары. Стен осознал, какую ошибку он совершил. Но поздно. Думаю, раскаяние, это чувство, приходящее всегда слишком поздно и не дающее большинству людей, никакой пользы. Мало кто делает выводы и учится на собственных ошибках. А тем более на чужих. Последнее, вообще высший пилот аж. Я учел ошибку Стена. И по этой причине послал его на все четыре стороны. Хотя, не скрою, руки так и тянулись прижать его к себе и всадить поглубже, за все грехи тяжкие. Но... На этот раз физиология осталась ни с чем. Она вполне удовлетворялась т еперь беззастенчивым и более беспринципным Бобби. Спал я с ним то у него, то у меня. И слух о нас попал в каждый уголок. Мож ет, просто Боб не скрывая однополого секса, трезвонил о своей красоте и размерах каждому встречному. А может, мой хваленый г ероизм, сделал из меня популярную личность. Но мой черный дружок не желая отставать от моей хоризмы, легко делал себе имя пр испуская штаны перед девчонками, которые, как я сам смог убедится, зачаровано глазеют на его младшего. Да, он был меньше меня обременен моральными ценностями. Мне не удавалось образумить или повлиять на него. Все было тщетно. Но в постели к Бобби пре тензий не возникало. Мы стали идеальной парой. С рейтингом выше, чем у директорской четы
    А после детального разговора с самим директором, когда на прощание он сказал, чтобы я старался не перегибать палку, нашим от ношениям с Бобом, был дан официальный зеленый свет. Я остановился на этом по причине поразительности ситуации. Как же могло случиться так, что совсем недавно метавший громы и молнии на «нестандартных», директор, стал добр к нам. Просто мы стали нов ым признаком демократичности нашего начальника. Типа и в нашем колледже есть место равноправию. Доверять этому было нельзя. Очень свежи еще в памяти массовые отчисления. А некоторых особо одаренных гоняли до сих пор. И равноправие могло выйти нам б оком. Боб тоже это смекнул. И вовремя ведь!
    Но мы уже наделали массу шума и реклама шла впереди нас. Кое-где вызывая то отрицательную, то положительную реакцию. Многие спрашивали, каково быть геем. А девчонки теперь видели во мне лучшую подругу. Объяснить все очень сложно. Еще сложнее понять. Я никогда не разделял геев на пассивных и активных. Просто причин не было. А другие разделяли. И в основном обычные ребята. Из разговоров с ними я и узнал о такой сортировке. Мне пришлось искренне удивиться стойкости подобного суждения. Мне и в гол ову не приходило подобное. Как представитель обоих сортов геев, я, как мог, развеивал их домыслы. Напрасный труд. Вскоре я о ставил эту затею. Из-за Дениса. Он стал третьим моим парнем. Еще задолго до нашего знакомства, мне не раз приходилось сталки ваться с ним в колледже. Мы участвовали в нескольких театральных постановках, в прыжках в длину, но ни единого раза не обмол вились и словом. Однако он был кое о чем примечателен. Ден, был по-своему красив. Мне он нравился очень. Бобби тоже. Его лицо было немного детским, в совокупности с небольшим ростом, и стеснительным взглядом, создавая полную иллюзию своего рода мальч ика конфетки. Его так и хотелось облизать всего, нежить и лелеять, короче полный перечень романтики. Девочки, особо охотливые до такого рода натур липли к нему, словно мухи на мед. И обламывались при первом же контакте. Дело в том, что Денис был кара тистом. И телом и душой. Этот мальчик легко мог вырубить любого громилу одним движением. Тяжело было поверить, что за внешно стью скрывается совершенно иной человек. Довольно резкий и холодный. Только один раз он открыл свое сердце. Своей подруге. В ысокой блондинке Николь. Одно время они были неразлучны. Но на той фазе, когда я стал его другом, их отношения вероятно исся кли. Сердце Дена было разбито. Николь растрезвонила всем, что беременна, и, что Ден с женщиной может только "войти и выйти". Для мужчины это удар ниже пояса. Мне было жалко его. Пусть я и не знал этого парня. Я его понимал. Сам имел счастье попадать в подобные ситуации. Мы познакомились на вечеринке у бывшего выпускника колледжа. Была куча народу, знакомые и незнакомые. И по-мимо учебы. Естественно я пришел с Бобби. Вокруг нас сразу образовалось свободное пространство. Как обычно. Демократия де мократией, а отношения сразу не изменишь. Нас немного сторонились. Ведь быть крутым парнем и разговаривать с геем разные вещ и. Но после нескольких банок пива, крутизна стала идти на убыль, и у нас появились собеседники и собеседницы. Девушки подсаж ивались узнать чем завести парня, и перенять опыт, а ребята осторожничали, задавая абсолютно тупые вопросы. В общем, мы не б ыли лишены общества. Тут и появился Ден. Уже под парами. От него словно от прокаженного отбегали все женщины. Он был один и плюхнулся на диван с перекошенным лицом. Да. Николь поработала на славу, и мы с Бобби наблюдали, как работает механизм женск ой взаимовыручки. Она выставила парня полным подонком. И это после года отношений. Так что к нему никто не приближался и бли зко. Я и Боб, вероятно, мы оба желали затащить этого горемыку к себе в постель. Но подходить к каратисту, да еще в таком сос тоянии было опасно. Так что мы просто пялились на него, время от времени, и попивали коктейли. Странно, но я пропустил момен т, и только Боб толкнул меня в бок и сказал, что Ден на нас смотрит. Он и вправду, не отрываясь, глядел на нас: то на меня, то на Боба. Сперва, я струхнул. Что там может быть на уме. Его взгляд был довольно странным. Мы перепугались, когда он вразв алочку, подхватив банку с пивом, подошел к нам и попросил разрешения присесть. Само собой мы согласились. Черт подери. Денни оказался приятным собеседником. Правда, он тоже сразу поинтересовался, кто из нас пассивный, а кто активный. И удивился отве ту. Но потом мне удалось первый раз выжать из него улыбку. У нас было общее хобби, астрономия. Естественно, было о чем погов орить. Боб пару раз сделал попытку перетянуть внимание на себя, но не удачно. Он немного посидел с нами и свалил к сидящим у телевизора девчонкам. Дабы тут же сделать рекламу самому себе. Оказалось, Дену не нравился Бобби. Слишком хамоватый и слишком вульгарный. Тогда я рискнул и спросил, может я ему нравлюсь. Ден покраснел, но ответил положительно. Он стеснялся. Я его под держал. За что был вознагражден
    Вот так, медленно, Ден стал доверять мне. Мы просидели несколько часов друг с другом, и узнали много интересного. Я рассказал ему про секс с мужчиной, немного. Он поведал мне о женщинах, коих как оказалось у него было достаточно. Скоро мы напились вп олне изрядно. И громко смеялись над моими, в основном, шутками. Народ косо на нас поглядывал. Я оказался один, кто общался с Деном. Среди изоляции ему было хорошо в моем обществе, и он оценил мое к нему отношение. В очередной поход в сортир, Ден при жал меня к стенке, а я немедленно впился в его красивый рот. Как только мои руки добрались до его тела, я опустил тормоза. В течении нескольких минут я довел парня до состояния эйфории простыми поглаживаниями и поцелуями. У него оказалось по-настоящ ему великолепное тело. Так же резко я прекратил все. Ден был в прострации. Он заглотил наживку. Остальное стало делом времени Снова сидя на диване я уже наблюдал, как мучительно происходит процесс восприятия в нем. Как его глаза начинают блестеть от близости. И как его характер и выдержка борются теперь с желанием, посеянным мной. А твердая ладонь тормозится уже почти опу стившись на мое колено. Он постоянно облизывал губы и кончилось тем, что он оставил заметный засос у меня на шее. Причем при людно. Все таращились на это зрелище. Как раз в тот момент вошла со своей свитой Николь. Удивлению не было конца. У нее нача лась истерика. Да. Женская ненависть не знает границ. Ее месть сорвалась. Бой-френд не только не мучался, а даже вовсю развл екался. Весь свой гнев она обрушила на его бедную голову. Дениса коробило от каждого слова. И я тогда понял, что должен защи тить его. Потому что он сам был не способен
    Для нормального мужчины опуститься до конфликта с разгневанной девушкой просто летально. Язык слабой половины остер и пронзит любого в самые потаенные места. Поэтому Ден молчал, обливаемый потоками грязи. В основном темой Николь была беременность и с ексуальное поведение ее бывшего. На этом я и сыграл
    Я сказал, что если ей не нравится Ден, то я с удовольствием заберу его себе, и что мне секс а-ля "войти - выйти" в самый раз. И терять такого красавчика я не намерен. Так что она могла отвалить и пойти сделать еще парочку абортов, о которых и так все знали
    Она пыталась заехать мне по физиономии, но не зря я упражнялся со Стеном. Мне легко удалось заломить ей руки. Я гей, и мне м еж половые отношения побоку. Так глядя в лицо женщине я первый раз произнес слова "сука". И Николь и свита испарились с вече ринки моментально. Я не знал что последует за этим
    На следующий день я узнал, что приобрел лютого врага. Одновременно заимел кучу друзей, и полностью завладел новым парнем. Ден как-то незаметно свалил с поля боя. Униженный, он наверняка не подошел бы ко мне и на пушечный выстрел. Но случилось иначе. Со мной стали разговаривать все те парни и девчонки, которые терпеть не могли Николь и ее кучку стервозных зайчиков. Моя поп улярность взлетела до небес. Многие во мне видели и собственную месть. За несколько дней эпизод оброс слухами и сплетнями, п ревратившись в сплошную трагикомедию. А в следующий вечер на пороге моей комнаты появился Денис. Как он признался, не за сек сом пришел. Мне было все равно, будет между нами что-то или нет. С этим симпатягой было просто приятно болтать не о чем. Он поинтересовался, почему я не пристаю к нему. Оказывается, по его теории, гей, обязан грязно домогаться мужчину, чтобы под то го лечь. Странно, парень священно в это верил. И верил в свою гипертрофированную активную сущность. Напоив его чаем, я показ ал ему буклеты для геев, журналы и прочую лабуду. В его мировоззрении, произошел сдвиг. Тот факт, что после его отказа перес пать со мной, я не выставил его за порог, был для него подозрителен. Уходя от меня, Ден пообещал больше не приходить. Но мы остались друзьями. День спустя, он явился уже в качестве любовника. Тихо попивая стандартный чай, он все ближе подкрадывался ко мне. Я достиг своего. Денис, сам спровоцировал близость. И еще какую... М - да, вот они, хваленые мужчины, кричащие на ка ждом углу о своей трепетной любви к женскому полу, блюющие от слова гомик, и презрительно фыркающие при слове задница. При п равильном обращении, и соблюдении инструкции, они меняют направление на диаметрально противоположное, становясь довольно сно сными любовниками. Ден, накинулся на меня голодным зверем. Он для начала, возжелал иметь меня всячески, но я не дал ему возм ожности закончить наши отношения в стадии "я тебя". В ту ночь, я применил некоторые накопленные знания. И засыпая, услышал л естные слова "ты супер". Парень тихо сопел, уткнувшись мне подмышку, невероятно довольный своей потерей, невинности и мужско го, столь драгоценного, достоинства. Я наглядно продемонстрировал ему, как не отдавая себя, мне удалось доставить обоим удов ольствие. Утром ему захотелось еще. Да всегда пожалуйста. Ради его классной задницы, я вновь пошел на подвиг, в течении часа гоняя его по кровати. Если честно. То в первый раз, можно сказать, я не получил никакой информации о способностях парня, и б ыл готов согласиться с кой какими словами Николь. Но..
    В следующий заход в мою комнату, он проявил больше инициативы. Денис, умел такие вещи... У меня закрались сомнения, в том что он никогда не был с мужчиной. "Войти и выйти", забудьте. Несчастная Николь, не чувствовала и малой толики, всего того, что в ытворял "каратист". На следующее утро уже я чувствовал себя ущемленным бездарем. И слова "ты супер", теперь звучали обычным подколом. Причиной столь бурного поведения, оказалась удивительная натура самого Дена. Я стал единственным, кто пробудил все его потаенные желания и действия к реальному воплощению. Рассказывая днем обо всем Бобби, я сам не верил сказанному. Боб без стеснения, пожелал услышать все подробности. Его комментарий был короток "Уау"
    Ден, по природе скрывал свои не дюжие таланты. А мне предстояло учиться у него. И я стал прилежным учеником. Впитывая в себя все до капли. Даже, когда к нам присоединился Бобби. Даже когда наступала пора последних экзаменов и выпускного вечера. В по следствии, Ден писал мне часто в Нью-Йорк, приезжал сам, и вместе с совсем молоденькой женой. Зайду вперед, объясняя, почему же так я подробно остановился на Денисе. Ведь именно Денис, спровоцировал Питера сделать мне предложение. То есть я обязан е му мужчиной своей жизни. И по иронии, он же постоянно вызывал наши ссоры и истерики Пита. И он же, был тем, кто помимо него, бывал в моей кровати. Полагаю, кратко, но содержательно. В те дни, парень настолько увлекся сексом со мной, что неожиданное подключение к нашей паре третьего участника, в лице Боба, прошло гладко. Мой чернокожий друг, тоже почувствовал себя дилетан том, в сравнении с природным даром спаривания Дениса. Хотя, Ден не позволял ему многое из нашего с ним репертуара. Сказывали сь последствия неприличного поведения. Я был на седьмом небе, от такого расклада. Имея в наличии двух великолепных ребят, мне с трудом удавалось держать учебу на уровне. Тем не менее, и я и они оба, не без моей помощи, естественно, экзамены сдали хор ошо. И тут встал вопрос, о котором никто из нас не задумывался. Что дальше? Боб решил уйти в адвокаты, и подал заявление на дальнейшее обучение в Филадельфию. Похвально, исходя из факта, что имя его ныне достаточно известно в Штатах. Думаю, его выб ор был верен..
    Денис переместился сначала в Бостон, получив работу экономиста в автомобильной компании. А потом, как я уже говорил, судьба принесла парня в Большое Яблоко. С которым и я сам связывал не мало надежд. Я не испытывал особых иллюзий относительно собст венных возможностей. Но господа, чего может добиться молодой человек, имея, приятную внешность, хорошую фигуру, дар очаровыв ать, самостоятельность, и диплом экономиста? С такой мыслью я купил билет на самолет в Нью-Йорк. Колледж с чувством облегчен ия, выпроводил меня. Избавившись разом от гея - героя, и "особо страждущей натуры", почетное звание присвоенное мне вместе с дипломом на вручении сертификатов образования. Возможно я должен был плакать на выпускном вечере, прощаясь со всем этим... Но этого не было. Меня колотило жутким ознобом, то ли от простуды, то ли от чувства близости, неминуемой перемены бытия. Мне ис кренне жаль было расставаться со своими ребятами. Искренне, правда. И в сто раз мне ныне легче, что мы трое остались друзьям и. До сих пор
    Родители пришли на церемонию. Похвально. С ними единственными лично пообщался директор, вызвав умиление матери. И я в первый раз за восемь месяцев, поговорил с ними. Без криков и ругани. Черт подери, это было важно. Я вновь обрел свой родной дом. Мне было куда вернуться, я мог позвонить сестре, рассказать слухи маме, и выслушать назидания папы. Грустно, вот ведь как... Но время неумолимо текло. Я словно ощущал его поток, смотря на пушистые облака из окошка самолета. Такие белые, невинные. Мне было очень страшно за свое будущее. Этот прыжок в никуда, мог иметь печальный исход. Розовые очки, не мой стиль, но толика н адежды, теплилась, где-то рядом с уверенностью в собственных силах. В восемь утра, в самый разгар лета, я сошел с трапа авиа лайнера и ступил на землю Нью-Йорка. Солнце светило мне в затылок, подгоняя к зданию аэропорта. Мне все казалось гигантским. Посадочная полоса, зал получения багажа, масса народа, в сутолоке спешащих по делам. Мне взгрустнулось. Похоже я один никуда не спешил, не имел тут дома, да и цели я не имел. Хотя вру... Цель была. И выполнение ее требовало немедленных действий. Так что я тоже спешил. Вот, я соврал еще раз. То, что жители этого мегаполиса, по натуре патологические обманщики, мне сообщили еще в детстве. Крепкая нелюбовь к столицам, впиталась с молоком матери. На самом деле все обстояло иначе. Город любит победи телей. Сущая правда. И я хотел победить. Мне казалось, что я смогу показать всем, на что я способен. Наверно, каждый чахлый провинциал грезит такими маниакальными идеями. И пока такси везло меня к дешевой гостинице, я понял, что идеи эти гроша лома ного не стоят. Вокруг был народ. Много народа. Очень много. Невероятное количество, моих потенциальных конкурентов, и в жизни и в работе. Мне стало дурно
    Я вышел рядом с первым высотным сооружением. Именно тут, мне посоветовал снять квартиру таксист. Мерси, таксисту. Чтобы я без него делал ? Стечение неведомых сил, повело меня в единственно правильном направлении. Я сказал бы слава Богу, если бы был в ерующим. С семнадцатого этажа, была видна Статуя Свободы. Круто
    Низенький мужичек в холле посоветовал обратиться в квартиру номер 1870. Черт, именно такая сумма лежала у меня в кармане. Зн ак судьбы, не иначе. Посредник, гостеприимно показал все плюсы и минусы жилища. Широкие окна, большая ванна, здоровенная кро вать, навивающая недвусмысленность положения бывших хозяев, мне все понравилось. Я согласился сразу расстаться с пятьюстами долларами, чтобы не дать уплыть этой обители в другие руки. Но вот незадача. Сделка могла произойти только если клиент подтв ерждал наличие места работы в городе или в предместьях. Уныние вселилось в мою душу
    Посредник все же застолбил для меня время, и очень удивился когда я ответил на его вопрос, сколько времени я уже в городе, и много ли квартир посмотрел. Я взглянул на часы и сказал, что в городе почти три часа и он был первым агентом, которого я вст ретил. Мужчина долго смеялся, думая, что я шучу. Встречи с ним, многие добиваются неделями, а вот так прийти и снять жилье з десь, в центре, просто невозможно. Оказалось возможно. Удача была на моей стороне. Я прошел пару кварталов, читая объявления на витринах и стендах. Меня интересовала работа. Конечно мне пришлось достаточно читать о проблемах трудоустройства в Нью- Й орке. Я изучил проспекты и вдавался в подробности перипетий, будней делового Яблока. Поверьте, печатная версия будней, бледн ая тень их самих. Точно говорю
    Агентство встретило меня в лице, тощенького клерка с ужасным именем Дик. Вылупившего свои зеленые глазенки на мой небольшой скарб. Он был немногословен, и заявил, что у него тоже есть клиент на номер 1870, и тот вполне сносно работает на автостоянке неподалеку. Парень давал ясно понять, что шансов я имею ноль. Я все равно зарегистрировал заявку и попытался с достоинством удалиться. Клерк язвительно сообщил, что ночи в Нью-Йорке холодные. Придурок.
    В двух конторах меня даже не выслушали. В одной прием закончился. В еще нескольких я занял очередь на собеседование. Ноги мои ныли от ходьбы в ботинках, а тело изнывало от жары. Вот дебил, скажут некоторые. Какая глупость, искать работу в самом центре города. Да и правда. Действительно это была идиотская затея. Спустя четыре часа блужданий, я думал что сдохну. От удушья и от бессилия. Оставалось только приобщиться к ближайшему автомату с колой. Что я и сделал. Автомат стоял в приемном зале банка. Там было тихо и только несколько ребят сидели у двери с табличкой "управляющий".
    Мне было худо. Я уже думал, как переночую под мостом, а завтра все будет так же. Потом снова и снова. И мне либо ехать домой, либо сдохнуть тут, как бродяжке. Большое Яблоко, сжалилось надо мной. Не знаю, может я ему понравился..
    Оказалось я был следующим. Куда...? Дверь управляющего открылась и приятная девушка обратилась ко мне: - Следующий..
    Я пришел в себя. Около двери столпилось еще десяток ребят, а девушка смотрела мне в лицо. Оказалось я невольно занял сюда оч ередь. Вот ведь штука какая..
    Я зашел в кабинет, совершенно не зная, зачем собственно. У меня в руке была банка колы, воротник расстегнут, а волосы немного взъерошены. Мужчина в кресле, лет так под пятьдесят, поднял брови. Его слова словно отрезвили меня. - ...Особо страждущая на тура...? Я промолчал, пораженный услышанным. Такое было просто невозможно. Бред просто
    - Что ? Мужчина улыбнулся
    - Вы производите именно такое впечатление. Импозантность
    Он загадочно причмокнул. И перешел к делу. Девушка улыбалась, но натянуто. Вероятно, она вообще не умела улыбаться
    - У нас особые условия...
    страницы: [1] [2] [3] [4] [5]









    Copyright © GAYA.RU: Российский сервер геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов. Гей Знакомства и многое другое. ГЕЙ - ЛЕСБИ - БИ - ТРАНС - Russian Les Bi Gay site. Все права защищены.

    Опубликовано на: 2004-05-06

    [ Назад ]




    [ Правовая информация | Связь с администрацией, контакты | Реклама на сайте]

    Copyright ©2002-2003 Gaya.Ru
    Все права защищены.
    Копирование информации допускается при согласованием с администрацией портала.

    гей, gay, голубой, гей сайт, гей-сайт, место для геев, гей досуг, педик, гей общение, гей чат, форум, gay, gaya.ru, пидовка, секс, геи, гомофоб, отдых, знакомства
    SpyLOG
    Открытие страницы: 15110 секунды