Российский Гей-Сервер
  На главную | Регистрация | Наши форумы | Контакты | Открытки | Реклама на сайте | Карта сайта   
Почта
    
ЛОГИН:    Регистрация ПАРОЛЬ:  Забыли?
 --    
  Поиск по сайту:  
      

Голосование
Насколько долго вы сможете поддержать Вашу гей-семью?
Менее года...

Обычно через два года расходимся

Вас хватает на 4 года

Живем уже 8-10 лет и счастливы

Меня не интересует гей-семья


BBS форумы
  • Общий форум

  • Эскорт-услуги

  • Сниму/сдам квартиру

  • English BBS

  • Советы авторам

    Региональные BBS:



  • полный список >>>



  • Навигация
  • Вход в ЧАТ


  • Ваш аккаунт


  • Добавить статью


  • Журнал


  • Наши опросы


  • Список пользователей


  • Приватные сообщения


  • Рекомендовать сайт

  • Отдых, Общение

  • Гей-Фотогалереи


  • Регистрация на сайте


  • Знакомства


  • Открытки


  • Гей-видео обзоры


  • BBS Форумы


  • Отдых, гей клубы


  • ВИЗА
    Жизнь Российских геев за границей


  • Спорт и гомосексуальность



  • Гей литература
  • Литература, рассказы


  • Анекдоты


  • Приколы, Юмор


  • Доктор Сердце


  • Цветная жизнь



  • Психология
  • Здоровье, Психология


  • Геи инвалиды


  • Разберись в себе


  • Общество, гомофобия


  • Общество, Тюрьма



  • Ссылки

  • Качественный хостинг


  • WEB-дизайн


  • Знакомства


  • Открытки


  • BBS Форумы


  • be number one Rambler's TopShop


    Секс, Информация
  • Фетиш


  • Анальный Секс


  • Оральный секс


  • АнтиСПИД


  • Онанизм



  • Наука
  • Армия и Геи


  • Основы сексологии


  • Наука


  • Лесби раздел


  • Новости


  • Gay Guy



  • Мода
  • Стиль, Мода и Красота


  • Модельеры


  • Звезды эстрады



  • Джон Виктор Гейн. "Очень длинная история". Стр.4





    страницы: [1] [2] [3] [4] [5]


    Во время учебы, можно было навестить друзей, сходить в кафетерий, в спортзал, да много чего сделать. Нью-Йорк отнял на время все это. Главное, тут, те же вещи, стоили гораздо дороже. Завести друзей, можно было только со временем. Любовников тоже. Воскресенье ничем мне не запомнилось. Печальный факт отсутствия в квартире, музыки, удобного дивана, кофеварки, и шкафа для одежды, бесил меня все сильнее, день ото дня. То, к чему я привык у родителей и в общежитии, отсутствовало. А главное, отсутствовал уют. Тепло, делающее бетонные стены, родными. И чем чаще я замечал неудобства, тем злее становился. Лучше бы сидел на работе…
    Вот это и стало последней каплей, спустя месяц. Тусклые обои, крохотная ванна, я мечтал поменять все. А для этого нужно было работать. Круг замкнулся…
    Кену все было безразлично. На его взгляд, мне стоило повременить с такими планами. Он занимался моим телом, съедал бутерброд и снова тянулся ко мне. Ненасытность пацана, отвлекала от утопических раздумий.
    Мы протрахались весь воскресный день. И этот день стал последним, в павшем оплоте сексуальной необузданности. Мне захотелось жить, так как хочу я. А не как мне диктуют обстоятельства. Секундная вспышка озарила моё сознание: да, черт подери, я хочу отиметь этот город…
    В понедельник карусель закрутилась по новой. На каждом шагу, я видел подтверждение своей правоты. Люди тупы и безжалостны, они не стоят моего сочувствия. Они не стоят внимания и уважения. Ни коллеги, ни партнеры, ни любовники. Лишь притворство, и холодное презрение, вот знаки внимания, достойные их. И среди толпы, ненавидящих меня, я не имел права на ошибку. Иначе буду разорван в клочья. Мегаполис, начал вытряхивать из меня провинциальную дурь, очень быстро. То ли я сходил с ума…
    Все, что я делал в последующем, происходило быстрее, чем предыдущее, и быстрее, и быстрее. Вот почему, мозг запомнил первую недели взрослой жизни, так отчетливо. И по той же причине, перестал замечать, летящие мимо дни, превращающиеся в калейдоскоп событий. Не малое количество тех дней, пролетело, прежде, чем я позволил себе расслабиться.
    Начали появляться отклики на предложенные мной договоры. Точнее, посыпались отклики. Готовых сотрудничать с банком выявилось достаточно, чтобы мне зарыться в кипы бумаг и захряснуть в телефонных переговорах. Некоторые приезжали сами и на месте выясняли ситуацию. Началось безумие. Краткие минуты отдыха, выпадали с подачи мистера Блэка. Он по-отцовски, успокаивал меня, трясущегося в конвульсии, от тщетных попыток разорваться. Все объяснения, комментарии, повторялись по двадцать раз, пересчитывались цифры, правились сроки, процесс пошел, и остановить его было уже невозможно. Дикие глаза Остина, наблюдающего за мной, странное молчание Энн, отпрыгивающей от меня, словно от больного, клиенты, звонки, письма, снова клиенты, все сливалось в один мощный поток, с девяти, до девяти. Без перерыва, без еды, без возможности отвлечься. К каждому вечеру я был выжат как лимон. И все повторялось снова. Кен не мог понять, что со мной происходит. Почему я засыпаю раньше двенадцати, сократив количество спариваний вдвое. Он, глупенький, подумал о наличии у меня другого мужчины, ревниво отстраняясь утром от моего поцелуя. В те дни, когда его не было рядом, я спал глубоким сном, и ничто не в силах было раскачать мой истощенный организм.
    Ну кроме, действительно появившегося, нового мужчины.
    И им стал побитый мной, Майкл. Майкл, более не высокомерный, не самодовольный, а скромный, и учтивый. Он стоял у меня в дверях с двумя желтыми розами, и украдкой глядел на мою заторможенную реакцию. Я сглотнул. Цветы, для меня? Как романтично. Инертно, я чувствовал грандиозный подвох, но цветы… Это было слишком. Майк вел себя чересчур сдержанно. После столь бурного эмоционального взрыва, такая перемена не сулила радости. Приходилось быть на стороже. Если бы он пришел исправить содеянное, я бы его понял. А так, понять сложно. Все его слова, сладкие речи, о сожалении, о работе над ошибками, о Грете, тоже переживающей, за инцидент, пустой звук, прикрывающий, хитро плетенную для меня, сеть. Тогда он ушел ни с чем. Я просто хотел спать.
    Хотелось спать и в следующий вечер. И парень снова пришел не за чем, и ушел так же. Я посоветовал не появляться так часто, потому что у меня есть с кем развлекаться, и не впутывать во все это девушку, от чего у меня начинались головные боли. Короче говоря, я просто играл им, гадая на сколько его хватит. Оказалось, не надолго.
    Рабочее место, под мной, превратилось в настоящую сковороду. В поте лица, я доказывал очередному финансисту, управляющему, экономисту, выигрышность нашей с ними сделки. Простейшие для меня истины, им были не понятны. Каждый пункт и подпункт, перетрясались по несколько раз в день. Собеседники сомневались, обсуждали, пытались заменить формулировки, но все равно я выигрывал. Не было ни одного договора, в котором изменилось бы хоть слово. Список, вновь обретенных клиентов, распух к концу второй недели творческой активности. Моя голова, заполненная гигантским количеством информации, туго соображала, на счет кофе или ланча. И когда на вопрос мистера Блэка, о том в каком виде я желаю получить зарплату, я ответил: "что?", мучительно оторвавшись от бумажки, шеф выгнал меня на внеурочный выходной с приличной суммой денег в кармане. Сил хватило только на то, чтобы приползти в квартиру и рухнуть на кровать.
    Утром меня за плечо тряс Кенни. Было пол восьмого, и он, думая что я просплю, пытался разбудить. Оставив тщетные попытки растормошить спящего, парень придумал фокус получше. Сладкая истома вывела из сна. Когда я открыл глаза, то увидел, как Кен орудует моим младшим. Лучшего лекарства от усталости не придумать. И все таки он славный, продавец супермаркета. Славный и сообразительный.
    Больно, пониже спины, ему стало на кухне. Когда я догнал его, спрыгнувшего с постели. Он в экстазе смял всю скатерть на столе, и уронил коробку с пиццей. Неряха.
    Чистя зубы, я пытался припомнить, как впустил мальчишку, и вообще, что было вечером. Память не давала ответов. Дела слишком дурно повлияли на нее. Стоило перекроить рабочий график, чтобы не доводить себя до такого состояния.
    И тогда я вспомнил про зарплату. Вспомнил, что мне не нужно было на работу сегодня. Что нужно будет прогуляться и устроить шоппинг. Вот это да. Мне это нравиться.
    Поделившись планами с другом, я запрыгал от радости. Теперь я мог купить что-нибудь стоящее, то что я хотел. Например шкаф для вещей, или микроволновку. Потрясающе.
    Кен соскабливал яичницу и глупо ухмылялся. По его разумению, неплохо было бы разжиться шмотками. Ходить в одном и том же, долгое время, неприлично. А ведь и правда. Выходной костюмчик жаждал общения с химчисткой. Носки… Ну не буду про носки. Много чего нужно было. А шкафчик оформить в кредит.
    С десяти часов мы блуждали по магазинам. Заехали в салон "Эльдер", навели красоту, и не побрезговали даже педикюром. Проходя мимо большущей витрины, мы рассмеялись. В отражении, глядя на нас стояли два классных пацана, один темненький, другой светленький, в костюме "Bergmont", темненький выглядел просто невероятно круто. Я показал язык своему отражению и потянул Кена дальше.
    То, что мы резвились как дети, привлекало не мало внимания окружающих. Девчонки сопровождали нас долгими взглядами. Попадались и мужчины, немигающее следившие, куда идет эта веселая парочка. Мы посидели у фонтана, съели по мороженному, погоняли голубей на площади, короче отрывались. С той минуты я влюбился в Нью-Йорк. В его шумные улицы, в необычайную красоту строений. Как же было хорошо. Ради этого я и приехал сюда, вот оно, претворение в жизнь, собственных грез. В моих руках увеличивалось количество коробочек и кулечков, с приобретенным добром. Его становилось слишком много. Пришлось вернуться домой, дабы от всего этого груза избавиться.
    Но по пути случилась неприятность. Я как-то не заметил мелькнувшую рядом вывеску "Gerst", и сидящего у входа, под навесом, молодого мужчину, необычно бледнокожего для времени года. Зато он заметил меня. То, как человек смотрел мне в глаза, пожал руку, улыбался, говорил, не оставило у Кенни и капли сомнения, на его счет. Кен понял, кто перед ним. Майкл разговаривал, но мельком поглядывал на моего спутника, оценивающе. Еще заметный синяк, не внес в личность Майка никаких перемен. Он так и остался похотливым хитрецом. У меня в мыслях проскочило: "он найдет его, трахнет и между нами все будет кончено". Я не маг чародей, но в итоге все так и произошло.
    Обидно, досадно… Сами в курсе.
    Расставшись с Майком, мы шли ко мне. Кен подозрительно молчал. В лифте я посмотрел на него и сказал:
    - Если ты с ним переспишь, можешь ко мне не приходить…
    Кенни поджав губу ответил:
    - А если ты с ним переспишь, то я заставлю тебя трахнуть мою сестру…
    Тяжелый кулек прошел по шее парня, и он выскочил из лифта схватившись за ушибленное место.
    - Да я шучу, ты чего…?
    Шутка была припоганейшая. Встреча с Майком, отвратительная. И когда вскоре я узнал, о сексе между этими двумя, и пытался простить Кена, он осуществил шутку, в которой накопилось много из его персональных фантазий. Я не мог понять, как мой любовник мог оказаться такой скотиной…
    Да, точно. Я что-то упустил из вида в личном плане. Вряд ли можно было догадываться, о ком думает лежащий под боком парень. Кого он представляет в своих мечтах. У внутреннего мира Кена, были строгие очертания. Ему чужды таинственные горизонты, за которыми он не стал бы мчаться сломя голову. Гораздо ближе, ночные утехи, чужой член, и массаж подстрекательной железы. Видно я перестал удовлетворять его запросам. Он как первая ступень ракеты, рвущейся в космос материального благосостояния, неминуемо должен был отделиться…
    Спозаранку, я после порции секса, облачился во все новенькое, из появившегося наконец в комнате, длинного шкафа. Мне приятно было вспоминать, как трое одетых в робу, молодцев, пыхтели, занося и собирая мою покупку. А мы сидели и болтали ногами, оценивая тихо, их крепкие ягодицы. Настроение создалось приподнятое. Самое то.
    Первый раз меня угораздило воспользоваться автобусом. Первый раз, зайдя в зал банка, моему взору предстали клиенты в без пяти восемь. Они были важными клиентами. Одними из тех, кого я рассчитывал заполучить больше всего. Представители широчайшей сети розничных магазинов. Птицы бреющего полета, созерцающие красоту земли, с высоты недосягаемой для большинства смертных. Мы уединились за моим столиком, удобно рассевшись по креслам. Столь толковые люди встречались мне редко. Все понимали с полуслова, договор выучили наизусть, и не припирались. Для них согласие на моё предложение тоже являлось экспериментом. Решив посадить на наши плечи семь торговых точек, клиенты с миллиметровым зазором полагались на авось. Все было просчитано. Приятно иметь дело.
    Так как никого еще не было из руководства, всю беседу провел я, ничуть не смущаясь, от мысли, кто я и кто эти господа. Им похоже было приятно, отсутствие, набивающего оскомину, раболепия. Через час на бланке, расширенного договора, стояла фигурная загогулина росписи. Подошедшему Мистеру Блэку, кроме приветствия и постановки своей печати рядом, ничего делать было не нужно.
    Никаких прокламаций, презентаций, прочей лабуды, не проводилось. Все по деловому, спокойно и официально. Менеджеры держали челюсти руками, когда я в зале прощался с дорогими гостями, которым еще вчера, они бездарно лизали пятки. Гости действительно были дороги. Эта сделка обходила аллюминивую по всем параметрам.
    Мой труд окупился сторицей. Приведя в отдел новые потоки, новых клиентов, я увеличил оборот во много раз. Садясь вновь за составление ежемесячного отчета, того, с которого начал работать, я не мог не сравнивать.
    Уважение к своей персоне, в первый раз мне пришлось испытать, когда начальник, пригласил на ленч в ближайший, реальный ресторан. С полным набором условностей, характерным для такого заведения. Слава Богу, что меня научили правильно себя вести и держать вилку с ложкой.
    Тогда Блэк, вытирая рот салфеткой спросил, какие еще планы у меня есть. Да куча планов. Обо всех сразу и не поведаешь. Но кой какие надлежало огласить незамедлительно. Просто потому, что вопрос стал ребром.
    Я, кратко поделился своими наблюдениями за рабочим временем и персоналом, и сослался на Энни, дабы не быть голословным. Вероятность того, что данный набор сотрудников, с таким отношением, справится с грядущей волной бумажной работы, была очень мала. А стоит нам завалить начатое дело, как нас тут же попросят на выход.
    Намек мой был понятен. Брови собеседника сдвинулись. Решиться на действительно непопулярные меры, сложно даже для чрезвычайно опытного управляющего. Спасательный круг снова кинул я. Думаете у меня не было готового решения проблемы ? Ошибаетесь. В виде схемы я начертал полную перестановку сил отдела, найм еще нескольких людей и к сожалению, увольнение парочки старых. Начальник вздохнул. Если фирма легко могла расстаться с человеком, даже прослужившим ей верой и правдой много лет, то принимала в свом ряды новых, с большой неохотой. Блэк конечно имел возможность манипуляций, только за каждой из них пристально зрели свыше.
    По сути дела, опаснее всего было, не оправдать доверие, возложенное на отдел. В случае провала, грозящего кинуть темную тень на всю систему банка, нас выкинут незамедлительно, с "рекомендациями". Босс придирчиво вглядывался в листок. И после окончания трапезы взял его с собой.
    Неожиданно мне на работу позвонил Кенни. И это, не смотря на строгие увещевания не делать подобного. Он забыл у меня рабочую куртку, и просил хоть как-то помочь. Я резко отказал ему и настрого запретил появляться в банке. Тем не менее, парнишка разжился ключом от моей квартиры, в тот же вечер. Мне не вспомнилась, наверно такая мелочь, если бы не произошло мерзопакостное происшествие.
    Все шло гладко. Отчет я слепил, как обычно, безукоризненно, выставив напоказ наши достижения. Делал это даже с удовольствием. Потому как знал, что вероятно последуют вознаграждения. Мы обеспечили прорыв на первом этапе, цифры сами за себя говорили. Не каждому дано получать от работы истинное удовольствие. А я получал. Засиживаясь допоздна, читая биржевые новости, листая старые подшивки. Именно удовольствие, не долг, тянуло прийти пораньше, и закончить позже. Мне грех было жаловаться, пока, дома особо не накопилось занятий, можно посвятить свободное время работе.
    Так я считал до того момента, когда три дня спустя, вернувшись в квартиру и не сев в ванну, не обнаружил на полу использованный презерватив. Тот укромно валялся между унитазом и стеной.
    Я тупо глядел на него и ненависть медленно разливалась по моим жилам. Мы с Кеном не пользовались резинкой, ни единого раза. Сей предмет появился извне, с кем-то, кому был необходим. И я догадывался кому.
    Меня знобило. Злость требовала выхода наружу. Злость на собственный идиотизм, на предательство. Но, внутри грыз маленький червячок сомнения. А вдруг я ошибаюсь. Вдруг мои предположения глупы. Полчаса просидев сжимая голову руками, я решился. Способ убедиться оставался один.
    Дойдя быстрым шагом до супермаркета, я сжав кулаки и успокоившись вошел. На этот раз, не пришлось прикидываться покупателем. Найти Кена не составило труда. Он удивленно вздрогнул. Не часто я навещал его тут.
    - Ключи, - негромко, но требовательно произнес я.
    Глаза парня забегали, он суетливо шарил по карманам. Никак не мог найти.
    Пришлось повторить фразу еще раз. Он, откуда-то из-за пазухи выудил ключ и передал мне, опасливо опуская взор.
    - Ты свои потерял…? Что случилось ?
    Вот мерзавец. Неужели он считает, что если ему дали забрать куртку, то автоматически разрешили входить в дом. Челюсти у меня сжались.
    - Надеюсь не увидеть больше твоей рожи, проститутка…
    Я развернулся и направился к двери. Сейчас или никогда. Правда должна была всплыть.
    Уже выскочив за мной на улицу, Кенни, истерически извинялся. Он прыгал вокруг меня и пытался остановить.
    - Прости… Это он придумал… Я не хотел. Прости меня…
    Но я оттолкнул его от себя и ушел. Уже дома готов был заплакать. Меня обвели вокруг пальца, словно ребенка… Какой же я дурак. Спалось хреново. Точнее, совсем не спалось. В тысячный раз, переворачиваясь с боку на бок, мне представлялось, сколько раз Майкл мог трахать Кена на этой, моей, постели. Сколько дней ключ открывал им дверь в мой дом. Все бесило.
    Притворство любовника, еще спавшего со мной, но уже милующегося с Майком, вызывало тошноту. Я не привык быть одураченным. Не привык ошибаться в людях. И не думал делить своего парня с кем-то. Он либо мой, либо вон. Если с Кеном все было решено, то другой обманщик, требовал моего разбирательства.
    Я постарался не переносить на работу дурных эмоций. Очень трудно скрывать паршивое настроение, во все возрастающей по накалу, атмосфере коллектива. Мистер Блэк, базируясь на предоставленной мной схеме, запустил перестановки. Начали выясняться все имевшиеся недомолвки и склоки между сотрудниками, взаимные неудовольствия, особенно тех, кто терял в зарплате. Какой гад, растрезвонил, что именно я приложил руку к этому, осталось загадкой. Но коллеги кривились при виде меня, и старались не разговаривать без дела.
    Остин, ощутив разницу в суммах оплаты, был одним из немногих довольных. Те, кто представлял собой автономную единицу в отделе, был в выигрыше. Я бы не удивился, если бы на темной улочке, менеджеры всадили бы мне нож в спину. Мало было лишить их крупных сделок, так одному из двоих грозило неминуемое увольнение. Сисястая бухгалтерша, одна поблагодарила за предоставленную возможность иметь помощницу.
    Мне хотелось крикнуть посреди зала: "Ребята, дальше будет еще хуже". Хотят ли они все получать больше денег или нет? Казалось, что нет.
    За обедом, в прохладной тени кафетерия, снова встретилась Грета. Она избегала контактов со мной, после выходки френда. Пришлось успокоить ее. Мне совершенно не к чему ссорится с ней. Девушка же ничего дурного не сделала, и не в праве отвечать за чужие проступки.
    Тут прямо не в бровь, а в глаз. Кто виноват, что вокруг нас столько уродов. Грета заулыбалась и согласилась. В тот момент нас объединяла общая черта, наличие бывших. Я решил, что Кен в прошлом, а с Майклом… Не хотелось думать о нем. В состоянии ли я переспать с негодяем, в сложившихся обстоятельствах?
    Разве что отомстить. Да-да, именно, отомстить… Почему нет.
    Как, я не знал. Но что сделаю это, знал совершенно точно.
    Через две недели, перестановки завершились. Моя зарплата пополнилась еще пятьюстами долларами, что позволяло теперь мне без всякого напряжения оплачивать квартиру и начать вести тот образ жизни, который я хотел. Обеды в ресторане с Мистером Блэком стали делом привычным, а разговаривать с ним по поводу работы было даже приятно. Я учел все свои недочеты, которые так резко свалились мне на голову за месяц и с некоторого времени, плавно перешел на размеренное расписание со строго ограниченными нагрузками на мозг. Дышать стало свободнее… Но причина была тут в другом. Просто мое одиночество освободило достаточно часов на обдумывание собственного будущего.
    Нечего говорить, что моя карьера стартовала весьма удачно. И чтобы удача не покинула и в последующих действиях, нужно было пересмотреть некоторые позиции. Например, отношения с мужским полом. После столь издевательского предательства Кенни, в мыслях не укладывалось, чего можно ожидать от других, менее доверчивых индивидов.
    У меня кардинально изменилась точка зрения на этот счет. Больше никаких длительных отношений. Никаких ключей от квартиры и повторных встреч на следующий день. Пришла пора жалеть себя, во имя будущих свершений. Глупо было бы растратиться по мелочам прямо на старте.
    Конечно я не забыл о Майкле. Да как вообще это можно было забыть? Да и сестра Кена, не один раз пыталась убедить меня простить ее брата за мимолетное прегрешение, после неудачных попыток его самого, поговорить со мной. Кен, как любовник перестал для меня существовать. Но перемена точки зрения, совсем не означала отказ от секса. Мне так же приносило удовольствие лицезреть красивых парней на улице, еще раз переспать с Остином, и наведаться в модельное агентство, где я разжился несколькими профессиональными фотографиями для собственного портфелио.
    Зачем это мне было надо? Ну, собственно не надо. Просто следующее приятное знакомство натолкнуло на эту идею. И идея показалась мне довольно заманчивой. Когда фотограф, предложил мне попозировать для его персональной обложки вместе с еще тремя великолепными ребятами и двумя девушками, я не отказался. Тем более, что не было и намека на обнаженку. В свете рампы и перед объективом мне понравилось. Одна из девушек плотно обхватив меня руками впилась в мои губы. Что мне оставалось. Действие превратилось в натуральную фотосессию. Мастер признал, что у меня все получилось отлично, и пригласил поработать еще с моделями для рекламы. Какой рекламы и для чего, а главное за сколько, меня не интересовало. В один из выходных я шатался по магазинам в поисках осенних ботинок. Время пролетело незаметно, и вместо середины лета, теперь на деревьях желтели листья, голуби нахохлившись сидели на подоконниках, глупо посматривая внутрь жилищ. Рано утром уже стало холодно. В моих туфельках с тонкой подошвой стало неуютно.
    По чьему-то совету я уехал за тридевять земель, на окраину, в огромный супермаркет. Где обуви было больше, чем я мог себе вообще представить. Там я и познакомился с парнем по имени Адам. И позже, его подругой Сесилией.
    Примеряя очередной ботинок на левую ногу, по счету уже десятый, я сверху услышал голос продавца:
    - Вам помочь выбрать…?
    - Да конечно, я ничего не понимаю в обуви…,- я поднял голову и мне предстал этот Адам, шикарный парень, элегантный, широкоплечий, красивый до умопомрачения. У меня невольно вырвалось.
    - Уау, - я восторженно глядел на него. Мой тип. Такого я еще не видел.
    Парень немножко смутился. Но продолжил расспрашивать меня про то, что же я хочу от своих новых ботинок. Какие ботинки…? Я уже хотел его. Он принес еще две пары коричневых, и предложил померить. Переобуваясь, я пересел со скамьи и он имел возможность лицезреть насколько произвел на меня впечатление. Бугор на брюках только слепой бы не заметил.
    За десять минут, продавец, пытался впарить мне и чистую кожу за двести баксов и нашивки с металлическими блестками. Он подносил коробку за коробкой, пока рядом с нами не образовалась порядочная куча. Мне такая развлекаловка очень понравилась. Красавчик чуть ли сам не надевал мне на ногу обувь, а я млел от удовольствия сидя на пуфике. Самые продвинутые клиенты столпились рядом, и улыбались от каждой новой принесенной ко мне пары. Все оказалось просто. Адам должен был продать хоть что - ни будь, за этот день, в противном случае ему грозило увольнение. Старший менеджер, строго поглядывал в нашу сторону, вероятно выжидая момента выкинуть парня взашей.
    Я решил посодействовать, но не менеджеру. Меряя очередные ботинки, я предположил, что они бы классно смотрелись на том здоровяке из столпившихся зевак. Я попросил его померить. Тот неохотно согласился. И точно, ему они шли. Я победно, всех обвел взглядом.
    - Вот это здорово, как для него шили…
    Здоровяк прихватив пару ушел в кассу с выписанным чеком. Так я сбагрил еще три штуки, ребятам, смеявшимся над моими запросами. И сам в конечном итоге купил черные, замшевые.
    - У тебя несомненный талант, продавать обувь, Адам.
    Я широко улыбнулся старшему менеджеру, который сам не продал за сегодняшний день ничего, и скрылся в подсобке. В ответ, я мог рассчитывать на несомненную благодарность продавца. Он робко улыбался.
    -Это у тебя талант… Теперь я твой должник, Джон…
    - Конечно…, - мой томный взгляд остановился на его лице. Адам отвернулся.
    - Будем друзьями, вот моя визитка…
    После крепкого рукопожатия, я решил не забегать вперед лошади. Адам слишком красив, чтобы форсировать события. В любом случае, отказа я не услышал.
    А новые ботинки, через неделю, после наступления самых первых заморозков, были как нельзя кстати. С новой обувью пришли новые друзья. И новые отношения.
    В тот же вечер позвонил Герберт, фотограф. Он хотел немедленно видеть меня у себя в студии. Бесплатно предоставленное мне портфелио, обязывало. В полвосьмого я в костюме от "Armani", смотрел в лицо молоденькой, красивой девушке, модели одного нью-йоркского фото клуба. Мы смеялись и обнимались перед камерой, и то, чего я боялся больше всего, поцелуи, прошли безболезненно. К концу вечера, я был в одной футболке, с драконом на спине, а ее голова лежала у меня на коленях. Она очень устала, объяснив, что то, чего я считаю развлекаловкой, для неё настоящая работа.
    Гримерша, почти не касалась меня, всецело трудясь над девушкой. Пока она малевалась, я под Кристину Агилеру, вопящую на всю студию, выламывался в экстазе на парапете. Откуда я мог знать, что и в эти моменты дурашливости буду застигнут фотоаппаратом. Вдоволь набаловавшись за выходной, я вышел на работу. Настроение в коллективе вновь изменилось. Люди, недооценившие моих заслуг, наконец-то получили зарплаты и тихо улыбались. И мне тоже. Новенькие, уважительно, здоровались. Грета, наконец, вернулась, за мой столик, в краткие минуты перерыва, и все стало по-прежнему.
    Энни, запала на мужчину, пришедшего на должность юриста. А он на неё. Сроду не подумаешь, что масло и вода могут так смешаться. Тридцатилетний юрист, влюбился по - уши, в нашу стерву. Все работники, удивленно следили за из бурным романом, и я потом, стал первым, кто поздравил ее, перед Рождеством, с помолвкой.
    Во вторник, на утреннем собрании, мне предоставили слово. И воскресенье перестало быть выходным днем… не для всех, конечно. То, что я сотворил, в Америке считается святотатством. Выбрав из девушек, незамужних и с кучей свободного времени, мы с начальником начали программу по привлечению мелких клиентов. До этого, частными капиталами, в банке мало интересовались. Это считалось не перспективным, и не выгодным. Задание нашим рекламщикам, пришлось по душе. Они бодро взялись за дело, увесив несколько смачных плакатов рядом с отделением.
    А я, был приглашен, в соседний отдел, для передачи ценного опыта тамошним экономистам, по внедрению в жизнь моей, "супер удачной" идеи, работы с корпоративным капиталом. Одновременно, краптя над сентябрьским отчетом, мне приходилось мотаться по вечерам в студию. Делая немыслимые рожи в объектив и подписывая краткосрочные бумаги на разрешение пользоваться снимками. В пятницу позвонил Адам. Он спросил, можно ли пойти вместе на дискотеку. Как я мог отказать. Правда он был не один. Его сопровождала подруга, Сесиль. Подозреваю, не просто так, а ради охраны. У меня в субботу значился выходной день, поэтому я желал, как можно эффектнее провести вечер начала уикенда. Мы втроем уселись за ближний к танцполу столик. И как только звучала понравившаяся мне мелодия, я выскакивал на площадку, до упада гоняя очередную, прилипнувшую ко мне девчонку. Всем им не было еще и двадцати, и кроме танцев, заняться было больше нечем. Адам с Сес, как она мне представилась, танцевали реже. Она постоянно целовала парня, давая понять мне, что место занято. Так продолжалось до полуночи. Пока какой-то полуголый фигляр, не предложил нам таблетки.
    - Отвали, - я послал урода ко всем чертям. А Адам взял несколько штук.
    - Ты слишком правильный, Джонни…, - Сес брезгливо сморщилась, - мне такие не нравятся…
    Таблетки скоро подействовали, и оказалось, что ей на самом деле правильные очень даже нравятся. Она шепнув мне на ухо, потянула танцевать. Непрекращающаяся музыка, виляющая бедрами Сесиль, кричащая в экстазе девушка рядом с ди-джеем, все выглядело, так, будто я сам нажрался этих таблеток. Сзади подруги жался Адам, его плечо было оголено, я то ронял ее на него, то она вся наваливалась на меня, громко смеясь. Вскоре, руки Адама, наверно нечаянно прошли по моей заднице. Я пустил в ход свои, парень возбужденно выдохнул. Сес, как буфер между нами, стонала и извивалась, с каждым движением плотнее прижимаясь к моему вставшему инструменту, и притягивая к себе сзади френда, тоже уже изрядно возбудившегося. Апогеем всего этого шоу, стал наш тройной засос. Я был готов отодрать Адама прямо здесь, на столике. А он пожалуй уже был и не против. И все бы случилось, если бы не нарвавшаяся на чужого парня Сесиль. Затеялась неслабая драчка. Он полез защищать подругу, которая в эйфории уже не признавала в нем своего, а искала, какого-то Тима, крича имя на весь зал.
    Сес, вела себя полной идиоткой. Адам, пытался вырвать ее из потасовки, но она отталкивала его, пока охранник не решил, что он просто к ней пристает. Я увидел только вылетевшего из кучи тел, красавчика, держащегося за живот. Досталось ему хорошо. Недолго думая, я поднял его под руку и вытащил на улицу. Куда было тащить этого героя. Только домой. Естественно ко мне. Еще в такси, он завалился ко мне на колени и засопел. Водитель опасливо посматривал в зеркало. Слава Богу, ничего такого не случилось. Идти пешком домой с таким грузом, было невозможно.
    Невозможным мне казалось и протащить его в лифт, но чудом это препятствие было преодолено. Через час герой очухался. Взгляд был еще довольно мутный. Он поплелся в ванную. Я стал варить кофе. Пять минут спустя он спросил где шампунь. Что говорить, он уже мыл голову шампунем. Я оторопел. Адам был не просто спортивным, он был неплохо накачан. Загляденье. Мгновенно у меня во рту пересохло. Еще через мгновение, я в одежде, опрокинув его в воду, с усилием разводил ему ноги в стороны… Парень слабо сопротивлялся, струя душа била мне в спину, а его когти прошли по моим лопаткам.
    С первым лучом солнца, я поцеловал, дремавшего Адама в губы. Его рука гладила мои волосы, а ноги уже привычно оказались у меня на плечах. Не знаю сколько раз я трахнул его за эту короткую ночь. Но парень был ненасытен.
    Только к обеду он пожаловался на боль. Обнимая его сзади, я в зеркале увидел отражение. Кевин Кляйн отдыхает.
    - Какого черта, ты делаешь в обувном магазине, Адам?
    - А что мне делать? Я не закончил колледж…
    - Посмотри на себя, фотографы раздерут тебя на части, дурачок…
    - Тебя же не разодрали…,- он недоверчиво фыркнул.
    - Пока нет, - честно признался я. Мне не нравилось признавать тот факт, что он красивее меня, да и фигурой выгодно отличался. Из меня бы получился сносный объект вожделения, упитанных посетителей Макдоналдса. Ничего более.
    - А чего ты сам не поправишь фигуру?
    Адам подмигнул и потянулся целоваться. А действительно. Почему? С тех пор и это занятие не выходило у меня из головы. И тут мне помог Адам. У него был единственный недостаток, он был глупее меня. Как и Стивен, он, сослужил мне добрую службу. Все таки конкуренция великая вещь. Я поставил перед собой цель превзойти их обоих.
    Первое воскресенье я пришел в банк. Мистер Блэк, конечно подозревал, что заняться нам будет нечем. Но уж если предложение попробовать, мы приняли вместе, то и присутствовать должны были оба. К нашему удивлению, к полудню у меня было трое корпоративных представителя, а кассирши не ковырялись в носу. Мы открыли для себя мир, работающих по выходным. Клиенты очень обрадовались нашему начинанию, так как в ближайшей округе, банки в уикенд не функционировали. К концу дня, сумма в кассе накопилась не слишком большая, но все же, это были реальные деньги. От нечего делать, я лазил в Интернете и оставил свой телефон на странице нашего колледжа, среди выпускников. Так же сделал дежурный звонок матери, поделившись последними столичными слухами. К четырем, все разошлись по домам, а я направился к остановке такси. Которое принесло меня к ожидавшему, у входа в спортивный клуб, Адаму.
    Парень познакомил меня со всеми условностями, принятыми среди посетителей клуба, с тарифами и возможностью заиметь личного тренера. Мне все было в диковинку. А тренером пока был сам Адам.
    Мы битых три часа насаждались со штангой и тренажерами. С меня сошло три пота, а майка стала похожа на тряпку. Вокруг ходили крепкие красавцы, от чего я впал в неистовство, и дабы утихомирить возбуждение еще увеличил количество нагрузок. Ритмичная музыка придавала сил, я в такт, вместе с другом, качал все мышцы поочередно. Мне до жути хотелось быть лучше него, и крепче. В исполнении собственного нового правила, я не стал звать Адама к себе. Мы расстались, когда я снова сел в такси.

    страницы: [1] [2] [3] [4] [5]









    Copyright © GAYA.RU: Российский сервер геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов. Гей Знакомства и многое другое. ГЕЙ - ЛЕСБИ - БИ - ТРАНС - Russian Les Bi Gay site. Все права защищены.

    Опубликовано на: 2004-05-06

    [ Назад ]




    [ Правовая информация | Связь с администрацией, контакты | Реклама на сайте]

    Copyright ©2002-2003 Gaya.Ru
    Все права защищены.
    Копирование информации допускается при согласованием с администрацией портала.

    гей, gay, голубой, гей сайт, гей-сайт, место для геев, гей досуг, педик, гей общение, гей чат, форум, gay, gaya.ru, пидовка, секс, геи, гомофоб, отдых, знакомства
    SpyLOG
    Открытие страницы: 15111 секунды