Российский Гей-Сервер
  На главную | Регистрация | Наши форумы | Контакты | Открытки | Реклама на сайте | Карта сайта   
Почта
    
ЛОГИН:    Регистрация ПАРОЛЬ:  Забыли?
 --    
  Поиск по сайту:  
      

Голосование
Насколько долго вы сможете поддержать Вашу гей-семью?
Менее года...

Обычно через два года расходимся

Вас хватает на 4 года

Живем уже 8-10 лет и счастливы

Меня не интересует гей-семья


BBS форумы
  • Общий форум

  • Эскорт-услуги

  • Сниму/сдам квартиру

  • English BBS

  • Советы авторам

    Региональные BBS:



  • полный список >>>



  • Навигация
  • Вход в ЧАТ


  • Ваш аккаунт


  • Добавить статью


  • Журнал


  • Наши опросы


  • Список пользователей


  • Приватные сообщения


  • Рекомендовать сайт

  • Отдых, Общение

  • Гей-Фотогалереи


  • Регистрация на сайте


  • Знакомства


  • Открытки


  • Гей-видео обзоры


  • BBS Форумы


  • Отдых, гей клубы


  • ВИЗА
    Жизнь Российских геев за границей


  • Спорт и гомосексуальность



  • Гей литература
  • Литература, рассказы


  • Анекдоты


  • Приколы, Юмор


  • Доктор Сердце


  • Цветная жизнь



  • Психология
  • Здоровье, Психология


  • Геи инвалиды


  • Разберись в себе


  • Общество, гомофобия


  • Общество, Тюрьма



  • Ссылки

  • Качественный хостинг


  • WEB-дизайн


  • Знакомства


  • Открытки


  • BBS Форумы


  • be number one Rambler's TopShop


    Секс, Информация
  • Фетиш


  • Анальный Секс


  • Оральный секс


  • АнтиСПИД


  • Онанизм



  • Наука
  • Армия и Геи


  • Основы сексологии


  • Наука


  • Лесби раздел


  • Новости


  • Gay Guy



  • Мода
  • Стиль, Мода и Красота


  • Модельеры


  • Звезды эстрады



  • Джон Виктор Гейн. Очень динная история. Часть 6





    Утро понедельника оказалось мерзким: только приоткрыв глаза, я, первым делом, увидел за окном плотную стену снега, будильник молчал и совсем не собирался выполнять свою основную функцию – будить меня по причине севших батареек, по потолку прошла еле заметная трещинка от осыпающейся штукатурки, словно сама жизнь намекала мне на сформировавшуюся уже трещину. Мне, то же, стало отвратительно.
    Адам, одетый, торчал на кухне, наливая чай, хотя, как оказалось, было еще совсем рано. Я подошел и уткнулся ему в плечо, надеясь, хоть немного, укрыться от меланхолии. Настроения не было. Не то, что идти на работу, а вообще делать что-либо! - Если вдруг, действительно уволят, - Адам сразу перешел к конкретике. Он никогда не занимался увещеваниями, - найдешь другое место. С твоим характером, это будет не сложно.
    Я улыбнулся. Конечно, парень старается поднять мне настроение. Понимаю. Такой раскисший вид, мало поможет в преодолении препятствий.
    - У меня есть пяток визиток, куда, если что, можно обратиться… Да они будут покруче Майлза.
    Я вздохнул, зная, что вероятность трудоустройства слишком низка для оптимизма, да и не в трудоустройстве было дело. Друг сразу смекнул, что кроется за моей печалью.
    - Ты думаешь о Денисе…?
    Он упрямо ждал ответа. Не хотелось отвечать. Ведь будет неприятно нам обоим. Хлебнув из кружки, я пожал плечами. Наверно Адди все же думает, что я влюблен в Дена.
    - И да и нет… Может чувство вины… Давай не будем…
    Мне не удалось закончить мысль. Зазвонил телефон. Мы оба удивленно повернули головы в сторону аппарата.
    - В такую рань, - воскликнул Адди!?
    Я взял трубку. Звонил Герберт. Голос довольно нервный, к тому же, явно не выспавшийся. Фотограф предлагал сессию сегодня вечером для какого-то каталога. Его модели ответили отказом, поэтому он позвонил мне. Только после своего предложения он смутился и извинился за столь ранний звонок: трудовой процесс, дескать, одолел. В моем положении отказываться от лишних денег не приходилось, тем более что он сам первый заговорил о гонораре. Сумма не очень большая, но - это живые деньги сразу после утверждения в печать. Я согласился и поинтересовался: может быть необходим еще кто-то. Фотограф оживился, явно заинтригованный идеей.
    Мы решили обсудить дела вечером у него в студии вместе с Адамом. Положив трубку, я заметил критический взгляд парня.
    - Мы?… - его слова звучали вопросительно, - Сессия…? Ты спросил меня об этом…?
    - Э-э, я полагал, тебе это будет интересно…
    И, правда. Мне и в голову не пришло, как такое может быть неинтересным. Это же здорово.
    - Нет, Джонни, мне это совершенно неинтересно!!! - Адди сказал, как отрезал, и довольно грубо. - Ты - единоличник. Ты… - собственник! Не в твоих правилах считаться… с чужим мнением!!!
    Он допил чай, помыл кружку под струёй холодной воды и, не поворачиваясь, продолжил:
    - Вот, что мне в тебе нравиться…
    После моциона, одевшись, мы вышли в холл. Там он продолжил свою мысль словами, насторожившими меня. Ему, наверняка, было что скрывать: то ли его тревожили собственные мысли, то еще чего? Вероятно, для моих ушей это не предназначалось. Подытожив умственную активность, парень выдал:
    - … вот за что тебя любит Ден, - дверь лифта открылась, а я ждал, что он скажет дальше,- … и тебя кто-то уволит? Фигушки! Лифт резко пошел вниз.
    Не стоит говорить, что пришел в банк я гораздо раньше восьми. Мысленно, уже прощаясь со всей обстановкой, своим столом, я собрал вещи, навел чистоту влажной тряпочкой и приготовился ждать волшебного слова Америки: "Ты уволен!"
    Факт моего увольнения уже перегорел во мне: настолько сильно, как вчера, я не переживал, однако, сердце билось неровно, а, пока стрелки с удручающе медленной скоростью двигались к моменту икс, становилось все дурнее и дурнее. Что за привычка, принимать все на свой счет и расстраиваться по пустякам?
    Пришли, пожалуй, все. Блэк задерживался, как назло. Интересно, ему будет столь же приятно расстаться со мной, как мне с любимой работой, или он, не дрогнув, выставит меня за порог, и забудет, через секунду, обо всех моих достижениях? Черт! Достижения! Кажется, что проработал-то я всего ничего, меньше четырех месяцев, а сделал много, на мой взгляд: отдел утвердился в тройке лидеров, обогнав даже центральный офис, а после "Hot Chicks", моему начальнику не стоило даже беспокоиться о конкуренции. Так за что же, со мной - так жестоко!? Неужели из-за инцидента с проверяющим!? Разве может солидная фирма позволить себе, выгнать полезного сотрудника, по случайности наступившего на чужую мозоль!? Если да - то это не солидная фирма, но я не переоценивал собственные заслуги, и все же…
    Блэк слету начал собрание. Запыхавшийся, он, скорее всего, прибыл не из дома. Раздав команды, шеф отвел меня в сторону. Ему с трудом давались слова.
    - Джон, мне трудно говорить это, - переминаясь с ноги на ногу, Блэк отводил глаза в сторону, заметив уложенные стопочкой документы на моём столе. - Ты уже знаешь…?
    Его взгляд впился в меня. Еще бы я не знал. Мне хотелось по быстрее проскочить этот эпизод. Моя горечь была отлично видна.
    Казалось, ему тоже не нравилась данная тема.
    - Такое случается. Понимаю, неприятно…
    Он снова помялся.
    Неприятно? Да не то слово! Отвратительно!
    Начальник тянул. Я терял терпение, увольнять - так увольнять, что уж тут!
    - Все же надеюсь, ненадолго… Для тебя я вряд ли найду подходящую замену…
    Я оторопел. "Ненадолго". В смысле? Как можно уволить ненадолго? - Не обрадую тебя, если скажу… одиннадцатый отдел, дыра, хуже которой трудно сыскать…,- он поморщился, а у меня снесло с души половину груза, - … их первых закроют в случае чего…, но я постараюсь вытащить тебя оттуда раньше.
    Мистер Блэк держал меня за плечо. Он по-настоящему переживал за меня. Несомненно, я должен был быть благодарным ему. А тело качало от легкости. Оказалось, никто не собирался вышвыривать мою драгоценную персону. Вот уж пронесло…

    Автобус петлял по маленьким улочкам северной окраины. Высотки исчезли. Остались только обшарпанные "небоскребы", неизвестно какого года постройки. Отдел за номером одиннадцать находился на первом этаже такого вот громоздкого сооружения древности, стены которого давно облезли, на веревках кое-где висело белье. Все было уныло. Я вышел на остановке, упершись в самую дверь банка. Часы показывали половину двенадцатого, что означало, лишние сорок минут на дорогу. Обалдеть! Вокруг все же сновал народ, вдалеке виднелись предприятия. Не все еще потеряно. Район не слишком хорош, но лучше, чем, полностью захламленный коттеджами, Юг - и в такой дыре мне придется работать, возможно, длительное время. Вдохнув побольше воздуха, я вошел.
    Меня встретила почти кричащая тишина, как в склепе - не хватало только паутины и гробов: две худые девушки, словно зомби, немигающе следили за мной из-за стойки. Я спросил у них, где тут управляющий. Голоса у них, как писк постоянно недоедающих мышей, слабенькие. Пришлось напрячь слух. Еще и минуты не прошло, как я пробыл здесь, а вся катастрофичность ситуации была налицо.
    Навстречу мне вышел высокий мужчина с усами и бородой, за которыми призрачно угадывался возраст, не в одно столетие. Он окинул меня взглядом, и вяло предложил новый вид договора для физических лиц. Я сглотнул. Мужик предлагает мне мой договор! Идиотизм поверг меня в шок - не предложение, нет! - а то, как оно было сделано, и кем!?
    Любой наделенный рассудком человек, с криком бы выскочил из этого омерзительного помещения, ни секунды не сомневаясь! Боже мой! Куда я попал! Блэк, можно сказать, красочно разрекламировал сие заведение…
    Я еще раз достаточно внятно спросил об управляющем. Мужик отстал, указав на дверь без всяких надписей. Через секунду его и след простыл.
    Управляющий отделом, к моему удивлению, оказался парнем, чуть старше тридцати: чисто выбритый и аккуратно подстриженный с маленькой, еле заметной в полутьме, бородкой. Все дальнейшее время меня не покидало чувство, что я где-то его уже видел, но где, не мог припомнить.
    Он тоже, кажется, думал так же, но, в отличие от меня, вспомнил и тут же воссиял улыбкой, подставив мне довольно хлипкий стульчик.
    По его первым же фразам я понял, что он принял меня за клиента - видно мелькавшее на рекламных плакатах лицо иначе интерпретироваться и не могло. Ладно, я чуть подыграл ему и выслушал тираду, о том, как же здорово, что я обратился в банк Майлза и что моё решение верно. Великолепно! Однозначно, данный индивид, по крайней мере, знал, чем занимается, он же теперь мой непосредственный босс. Супер!
    Я, с широкой улыбкой, вместо документа положил ему на стол направление, выписанное Блэком всего полтора часа назад. Парень уставился в бумагу и поднял на меня изумленный взгляд. Он вскочил и легким движением раздвинул шторы. Стало гораздо светлее. На свету он выглядел иначе: достаточно красивый мужчина, средней длины волосы темно-русого цвета, а бородка делала его взрослее.
    Он снова сел и внимательно прочел всё, что я ему предложил. Его ладонь протянулась ко мне.
    - Джек Энглунд.
    Он вкратце описал свою карьеру, останавливаясь подробнее на том, как попал на место управляющего. Я ничего не понял. Мне было ясно, что этот типчик довольно дерганный и переменчивый в поступках и имеющий с Фредди Крюгером общие черты, окромя фамилии совпадающей с актером, его играющим. Вот где я его и видел!
    - Так ты тот самый парень, который "поднял" Блэка…?
    Он улыбнулся. (Неужели я так известен? Забавно.)
    - Прости мое смущение, просто… ты выглядишь, ну…- он и вправду засмущался, - слишком юным, для матерого экономиста. И это… Парень засмеялся. Тут я понял его сущность. Да просто мужика зависть гложет, из-за моей успешной карьеры. Вот ведь я попал! Такой и проходу не даст. Надо что-то срочно делать.
    - … это ведь ты на тех постерах, да…?
    Он сказал "Да" с такой вкрадчивостью, что мне захотелось ответить "Нет" и облегчить ему существование. Сомнения меня уже не грызли. Я должен расставить все точки над "i" сразу. Моя святая обязанность - немедленно встать выше него и более не поднимать этот вопрос.
    Теперь все выглядело до предела просто. Меня послали проверить: смогу ли я повторить фокус и сыграть так же успешно в другом месте. Однозначно, об успехе нашего отдела все знали, но то, что знали обо мне!… Вот это круто! А еще сам Майлз принимал решение. Майлз знает о моем существовании. Да, дела!
    Настроение мгновенно поднялось, да и самооценка тоже. Дыхание стало уверенным и ровным. Я - экономист процветающего отдела, а он - управленец, издыхающей на излете конуры. Еще вопрос, кто кем будет руководить.
    - Да, это так, - хобби, - я небрежно отмахнулся. - На самом деле меня больше интересует насколько быстро можно сообщить мистеру Майлзу, о первых подвижках на общем, для нас теперь, поприще…
    Я беззастенчиво врал и открытый рот собеседника, хватавшего каждое моё слово, наглядно демонстрировал мой успех. Для закрепления я добавил собственное мнение:
    - … если здесь вообще можно что-то сдвинуть?
    Джек моментально заглотил крючок… Весь дальнейший разговор вел уже я. Одно оставалось странным для меня - управляющий ничего личного обо мне не знал и, даже, не поинтересовался ничем обо мне. Как так можно работать, непонятно? Затея моя была опасной. Главное - не упустить, в дальнейшем, своего влияния, иначе парень сотрет меня в порошок за такое обращение, но пока у него нет ни единого шанса. Я продолжал улыбаться, даже, когда мне был представлен весь персонал в половину меньший, чем тот, к которому я привык и в три раза ленивее.
    Работа предстояла титаническая. Я кратко изложил присутствующим, что требуется от нас и в какие сроки. Правда и то и другое придумал я сам, но это было не важно. Для них всех, включая моего новоиспеченного шефа, я казался эдаким кудесником, который одним взмахом руки сумеет увеличить всем жалование.
    Старикан с бородой и усами, глядел на меня с еще большим восторгом, т.к. он оказался, именно, тем самым экономистом, который уходил на пенсию и которого сменял я, а лет ему оказалось действительно много: Пятьдесят!.. Мудреные записи, набросанные чудовищным подчерком, он сидел и расшифровывал для меня до обеда. Признаться, среди необдуманной ерунды, проскакивали и сносные вещи: типа введения постоянной персонализации клиентов - это мне понравилось и, я записывал такие штуки к себе в новый, кстати, блокнот, при этом, краем глаза, подмечая, за какой по счету чашкой кофе тянется рука того или иного сотрудника. Короче, я выполнял прежние свои обязанности, только не хотелось скатиться на накатанные рельсы и делать работу по обычной схеме. Тут подобное не пройдет. Нужен иной подход. Но какой? Придется долго думать. Чем же занять отдел и делать деньги?
    Но, стартовая площадка мной уже была разработана, грешно ею не воспользоваться. Двоих ребят я, немедленно, послал за краской и позвонил в агентство, наняв назавтра мойщиков окон и уборщика.
    К четырем часам, самая худая девушка (из всех имевшихся), принесла распечатки по всем клиентам, которые когда-либо заглядывали в отделение банка - три странички! Не густо!
    Я отвел себе место за последней стойкой в зале и сел изучать бумаги. Последний отчет вселил в меня ужас: плюс и минус держались рука об руку, и, кажется, никогда не расставались. Муть! Чтение затянулось надолго.
    Я вежливо поинтересовался у коллеги, когда он собирается уйти. Тот недоуменно пожал плечами. Оказалось, ему дали месяц. Я имел ввиду другое: в смысле задержаться на работе… Тут такое не практиковалось. А жаль, очень жаль! Ну, так, будет практиковаться!
    Нельзя сказать, что новость эта обрадовала сотрудников офиса. Я популярно объяснил, что прибавка в зарплате - это дополнительный труд, иначе и быть не может.

    Около восьми вечера я на такси подобрал Адама у его дома. Вместе мы прибыли в фотостудию. Герберт сильно обрадовался, увидев меня. Он потерял всякую надежду привлечь модели для каталога. Я, хоть и не считался моделью, но, вполне, годился для рекламы. Заказчики, увидев мои с Санчес фотографии, соблаговолили согласиться и на мою кандидатуру. Фотограф сразу предупредил, что будет несколько снимков обнаженным по пояс - для спортивных шорт. Без толики сомнения, я согласился, а Адам насупился. Ему не понравилось, что его все-таки выманили на это абсурдное, по его словам, мероприятие, а фоткаться обнаженным он наотрез отказался, тем более, в паре со мной. К сожалению, друг просидел, большую часть, на диванчике, презрительно поглядывая на мальчика андрогинной внешности, который стрелял глазами в его сторону.
    Герберт просто сказал, что все имеющиеся хваленые модели не слишком спортивны для шорт. Я снял рубашку и спросил: достаточно ли такого тела. Он ободрительно кивнул. Ну и хорошо!
    Суетившиеся вокруг ребята, пожирали меня глазами, пока я, на фоне синей тряпки, делал вид, что играю в теннис, потом была боксерская груша и еще пара тренажеров.
    Мне казалось, что я попал в какой-то геевский уголок. Тут все парни смотрели на меня и Адама. Никто из них мне, в свою очередь, мне не нравился: худые и подкрашенные - ни одного обычного лица; женоподобные – отвратительно!., но некоторые зарабатывали приличные деньги. Для меня такой расклад имел значение. А еще, я ел их хлеб. Прямо на их глазах. Мне было приятно вторгнуться в чужой мир. Это еще раз доказывало, что я лучше этих безмозглых кукол.
    После получасовой развлекаловки, ко мне подошел сухопарый коротышка - владелец мужского журнала. Он отвел меня в сторону, и, издалека, начал втирать о каких-то снимках, которые ему запали в душу. Он просил права на опубликование всего двух из них в свежем номере, но денег мог дать совсем немного. Когда он назвал сумму, я непроизвольно кашлянул. Ничего себе, немного! Мой месячный доход! Бумаги мы подписали сразу. Я убедился, что снимка всего два, и, что сумма, действительно, именно та.
    Вместе с Адамом мы перед камерой претворялись футболистами в синих костюмах. Наконец-то Адаму стало нравиться. Он пожелал запечатлеться отдельно в импровизированных сценках регби. Ему не составило труда сделать то, чем он увлекался с детства. Фотограф был доволен. Заказчики рассматривали уже готовые картинки и тоже не горевали. Забава завершилась к десяти часам. Мне обещали, что сообщат о количестве отобранных фотографий позже, ведь каталог - дело нешуточное. Три миллиона экземпляров и по всей Америке! У меня снова запершило в горле. Мне - забава, а людям - бешеные деньги. Я отдал свои банковские реквизиты и, не спеша, переоделся, давая лучше разглядеть себя со стороны.

    На сей раз настала очередь Адама пригласить меня к себе в гости… и я узнал, как выглядит пристанище молодого холостяка. Именно такая надпись встретила меня у его дверей, нацарапанная самим Адди еще несколько лет тому назад. Во всем тут царил хаос: в вещах, в мебели, на кухне. Мне пришлось присесть на угол столика, пока друг пытался сделать вид, что наводит порядок. Бесполезное занятие. Легче начать уборку во время урагана - последствия будут те же.
    Он освободил диван от газет и журналов по бодибилдингу. Можно было расслабиться, и я оседлал парня, устроившись у него на коленях. Прижавшись к нему, вылизывал его ухо, пока он снимал с меня одежду. Это был необычный секс. Мне не приходилось трахаться раздетым с еще одетым партнером. Процесс рулил он: кончив первый раз, медленно растягивая удовольствие, он начал по-новой, держа меня на весу. В пределах моей досягаемости были только его губы и ушки - по этой причине, последние стали красными к окончанию действа. Адам критически осматривал себя в зеркало.
    -Зато их мыть теперь не нужно.
    Мы оба засмеялись.
    Я сообщил новости о работе. Он "поздравил" меня с переводом и был реально рад, что хоть похоть у меня осталась в целости и сохранности. Часы показывали полночь.
    Критически осмыслив обстоятельства, нам обоим пришло одно и то же решение, ехать спать ко мне. Выспаться на старом узком диване было весьма проблематично, а моя широченная кровать – то, что надо.

    Следующие несколько дней, стали днями действия. Прибывшие, с утра пораньше, мойщики и уборщики, выдраили всё помещение до блеска: ни вынесли горы мусора и пыли, скопившиеся в многочисленных уголках совершенно не обустроенного для привлечения клиентов офиса, перекрасили в яркие корпоративные цвета холл и, почти, весь фасад первого этажа здания. Мне стало понятно, что до столь кардинального поступка никто никогда не доходил, когда рядом со входом собралась толпа праздных зевак, наблюдавших за преобразованиями.
    Я вышел пообщаться с народом и узнал много необычного, что потом мне вполне пригодилось. Люди, живущие в округе, в массе своей, даже внимания не обращали на наличие, под боком, отделения банка. Настолько серым и незаметным он выглядел. Естественно, я пригласил их всех сотрудничать с нами, разжевав всю прелесть договора с физическими лицами. Слова оказались не пустым звуком - если бы я думал, что изо всех собравшихся людей, клиентами станут меньше десяти процентов, то не стал бы понапрасну сотрясать холодный воздух.
    Отдельный разговор прошел и с кассиршами: пришлось призвать их питаться лучше и тонко намекнуть большинству из них про их внешний вид, мягко говоря, не соответствующий современным меркам банковского этикета, а так же ввести новый порядок хранения и распределения документации - такой бардак, что творился с бумагами, меня не устраивал.
    Понадобилось заказать небольшие рекламные буклеты, по типу тех, какие я сделал раньше, и, средних размеров, щит для вывески, но труднее всего предстояло с главной моей идеей: у меня еще не было даже направления, в котором все должно было двигаться! Снова, сидя за последним отчетом, мы выясняли со старым экономистом, как, собственно, развивался отдел и для чего был создан. Ничем конкретным работа его не выделялась. Суть была весьма расплывчатой и, складывалось полное впечатление, что открыли его только ради того, чтобы он был. Какой бред!
    В разговоре, новый босс обмолвился, что ему трудно ездить общаться с коллегами, потому как они все слишком далеко. Тут меня осенило. Пункт первый нового грандиозного плана, четко нарисовался сам: отделение охватывало настолько приличный по размеру район с большим количеством жителей, что глупо было бы не сделать все эти выгоды, отправной точкой…
    Что ж, дело двинулось. Пришлось сильно задерживаться на работе, наглядно демонстрируя каждому, как нужно правильно общаться с клиентом, проводя нечто похожее на тренинги. Сначала все мотали головами, но, позже, до них стало постепенно доходить. Ребята и девчонки улыбались на мой призыв быть веселее. Джек, тоже зараженный моей устремленностью, стал общаться с зашедшими людьми и утренние собрания, в половине девятого, стали обязательными. Я набрался храбрости и, позвонив бывшему шефу, и попросил одного из рекламщиков всего на один день. Нельзя же мне было, и в самом деле, разорваться. Блэк, смеясь, согласился,
    поинтересовавшись: не собираюсь ли я и этот отдел вывести в лидеры? Пришлось задуматься. Действительно, - почему нет? Пусть эта задача и казалась невыполнимой, но внутри меня тогда горела решимость. Решимость доказать, что мой перевод, не сможет сломить мою волю.

    Поднимая, в сотый раз, гантели в тренажерном зале, и, глядя на ослепительную улыбку друга, вытирающего пот, катившийся градом с его лица, я обдумывал план. Лежа в постели, обняв Адама, тоже размышлял. Адам все понял, и отвлекать не собирался. Почти неделя прошла в таком темпе: работа, зал, квартира, снова работа - никаких морально-этических расстройств. Я хорошо поработал и над созданием нового имиджа отделения, и над расклейкой постеров, повсеместно приглашавших вносить деньги в банк. Преобразовал коллектив - теперь все одевались по-деловому. Поставил им речь - теперь уже внятно, после трех ежевечерних экзекуций, даже простой разносчик мог объяснить все выгоды нового договора с физическими лицами, а у кассирш это, просто, «отскакивало от зубов».
    Обойдя ближайших конкурентов, мне в голову пришла шальная мысль, предоставить комплекс услуг по оплате почти всех счетов в нашем отделении, в принципе, прямо на месте. Очень удобно. Люди, бегающие из банка в банк с квитанциями и другими бумажками, могли, войдя к нам, оплатить все.
    Впервые, я сам отправил факс с новым предложением в головной офис, минуя управляющего, и, тайно надеясь на удачу, попросил разрешения у руководства нанять еще двух кассирш, так как имеющиеся почти захлебнулись от клиентов.
    Прошло совсем немного времени. Реакция начальства была почти незамедлительной: кассиршу, правда только одну, но приняли. Такая молниеносность бюрократов, поражала. За всеми моими движениями следили. Важно было не оступиться.
    Джеку, все больше и больше, не нравилось то, что я творю. Он пару раз делал скоблезлые выпады в мою сторону, но, когда он оказался перед фактом, о поиске новой девушки-кассирши, то мужика переклинило. Запершись в кабинете, мы оба стали выяснять отношения. Вернее, кричал он, а я - слушал. Пришлось узнать о себе много нового: и то, что я - выскочка, и - кто тут хозяин… Замечательно, он высказался. Тогда настала моя очередь - тщательно подготовленные слова охладили молодца:
    - Когда весной будет принято решение о закрытии отдела и сокращении всех сотрудников, надеюсь, ты вспомнишь свои слова… А этот отдел, угадай, какой на очереди?..
    Джека всего перекосило. Удар пришелся прямо в цель. Конечно же, он знал, что он - первый кандидат на вылет.
    Я закинул ногу на ногу и спросил безо всякой обиды:
    - Почему ты сам ничего не сделал?
    Он взмахнул руками, но сказать ничего не смог. Мне не было его жалко. Если он хоть немного преуспевал, то мне бы были понятны те амбиции, от которых его просто распирало. А так….
    - Выйди, и скажи людям, что им осталось трудиться полгода…
    Парень понуро сидел на стуле. Но, даже унизив его, я не хотел наживать себе врага, поэтому сам пошел на мировую. Все же он, какой никакой, а управляющий.
    - … просто не мешай мне работать, вот и всё… Самое большое горе, которое может с нами случиться - это если нас уволят. Пока этого не случилось, надо работать….
    Я повторил фразу Адама, сказанную им недавно. Очень правильная фраза. Тонко намекнув на единого для нас врага, я старался найти общий язык с новым шефом. Однако тщетно - тот лишь молча согласился, но предпринятые им, в последствии, попытки вставить мне палки в колеса, убедили меня в его бесполезности.

    На той же неделе мой счет, наконец, пополнился заработанными в студии деньгами, часть из которых с умом была потрачена на новое пальто. Вышедший в тираж каталог «Весна-лето будущего года от производителей спортивной одежды» обещал не меньший гонорар. От Герберта мне стало известно, что почти все мои снимки пригодились в этом номере. Однако, к моему неудовольствию, факт опубликования в достаточно популярном мужском журнале, тех самых, пресловутых фотографий, сыграл со мной злую шутку. Я поинтересовался и суммой и количеством оных, но не спросил, что это за фотографии…
    А было нужно, так как мои нелепые выкрутасы, в один из первых визитов к фотографу, стали иллюстрацией исповеди какого-то совершенно незнакомого мне психоаналитика. Если даже под снимком и имелась надпись с моим именем, то ассоциация была настолько явственной, что меня коробило уже от мысли, как на это отреагируют окружающие.
    С тех пор, я зарекся раскидываться направо и налево своей физиономией. Когда Адди читал эту статью, я с закрытыми глазами стонал на полу, представляя себя пациентом этого умопомрачительного дегенерата от психиатрии. Сделать ничего уже было нельзя. Договор, явственно, давал право изданию сунуть снимки куда угодно, хоть в раздел позора человеческого рода. Я бесился!

    Бешенство моё нашло выход. Забытый из-за груза проблем, Майкл, снова всплыл на поверхность. Он явился ко мне, рассыпаясь в извинениях за происшедшее с Кеном. Если бы парень мог стелиться по земле, то он, наверняка, заполз бы в дверь. Расточая комплименты и сожаления, этот хитрец жадно впитывал образ полуголого Адама, стоявшего в проходе (да и я был не сильно одет), от чего речь Майка грешила провалами от облизывания губ.
    - Какого черта он приволокся сюда, - вопрошал Адди шепотом?
    И, правда! Причина визита, однозначно, надумана, а то, что его вовсе не желают видеть и, непосвященному, было понятно. Первым желанием было прогнать его восвояси, но интрига пересилила ненависть. Жеребец сам пришел в капкан, а это мне было на руку. Мы с другом уселись напротив него и специально не одевались, чтобы его помучить. По легенде, Адам был моим двоюродным братом (правда, эта легенду была воспринята Гретой, но для англосакса всё между нами стало ясно сразу). Так вот эту ясность и предстояло нарушить. Мы до упора разыгрывали родственников: пили кофе, включили телевизор, мило интересовались успехами.
    Майкл сначала смущался, но, чем больше я ему позволял говорить, тем раскрепощеннее он становился. Пару раз Майкл заикнулся и об имеющихся у него друзьях - геях. Веселья подбавил Адди, поигрывая мускулатурой и, старательно хмуря брови от всепоглощающих взглядов гостя, он очень отрицательно высказывался о гомосексуализме, и сожалел, что его "брат" грешен, причем происходило все настолько натурально, что даже я начал верить. Позже друг признался, что говорил правду и, что он, действительно, так думал. Да, мне было над чем поразмыслить. Заниматься сексом с человеком, осуждающим само проявление такого типа влечения - сплошная нелепица.
    Но, задумка воплотилась. Ненадолго покинув комнату, я создал критическую ситуацию. Нервы Майка не выдержали, и все произошло так, как мы и предполагали. Он сразу стал заигрывать с парнем, не смотря на критику геев и на крепкое сложение Адди. Только голодный самоубийца мог вести себя подобным образом, а англосакс, явно последнее время болел воздержанием и стал добиваться моего любовника нахрапом, достойным лучших традиций порнофильмов.
    Когда я вернулся, то моему взору предстала немая сценка, в которой Адам, заломив гостю руки за спину и опустив того на колени, тихо говорил жертве что-то на ухо. Предполагалось, что-то нечто приятное…
    Кашлянув, я прервал сценку, но гость задерживаться, от чего-то, уже не хотел. Майк оделся настолько быстро, насколько вообще мог. Прощание было почти пропущено.
    Только Адам улыбался. Он сообщил мне, по секрету, конечно же, что ему в голову пришла другая более озорная мысль. Жеребец разжился адресом Адди, и, не смотря на нелепую позу, в которой парень нашептывал ему будущие картинки их уединения, был захвачен идеей с потрохами.
    - Неужели ты действительно притащишь его к себе…?
    Я не верил собственным ушам. Он, только что, распинался о греховности, а тут?!
    - Да, только там буду не я…
    Глаза друга хищно сверкнули. Мне стало любопытно.
    - А не проще ли было набить ему морду? Я это уже почти сделал один раз.
    - Не… а, - меня удивило коварство партнера. Неужели есть нечто хуже?! - Пусть он познакомиться с Анитой!

    Не смотря на все мой старания, процесс притока новых денег в отделение, был чересчур медленным. Население было довольно инертно, и менять рутинный ход привычек никто не хотел. Статистика наглядно показывала прибавление в какие-то жалкие доли процента, а моя требовательная натура не могла смириться с таким положением.
    И, не побрезговав засыпанной снегом улицей, я, прихватив десяток форм договоров подмышку, направился исследовать крупные предприятия. Несколько из них уже работали с банком, но не в том виде, в каком мне бы хотелось. Слабая, конечно, была надежда на подобную вылазку, и, то, что удача вновь, повернулась ко мне лицом, - наверно, не случайность.
    Я искал экономистов, начиная расспросов охранников и уборщиков, оставлял формы для сильно занятых руководителей у их секретарей и шел дальше, при встрече улыбался, предлагал, доказывал, и убеждал, пару раз меня завернули, но, именно, они, а, позже, раньше всех перезванивали мне.
    Перед закрытием отделения, был составлен перечень потенциальных клиентов и пронырливый парнишка, в качестве посыльного, со страхом в глазах, смотрел на массивную папку с предложениями, заготовленную ему назавтра.
    Коллега-старик не успевал за чередой моих придумок. Шевелиться в таком темпе ему не позволял возраст, зато чеканить на компьютере формы ему пришлось по-вкусу. Шеф совал нос в планы и, на следующий день, подложил мне увесистую жабу. Правду сказать, это меня не озаботило ни капельки, потому как, в душе царило озорное веселье - предстояло стать очевидцем встречи Майкла Беткенса с некой очаровательной особой по имени Анита.

    Со слов Адди, воочию увидеть момент встречи и, особенно, развязку, стоило не одного часа, просиженного в платяном шкафу в квартире моего друга.
    Заслышав о месте тайного наблюдения, я прыснул. Не так давно, кое-кого я выдворил из своей жизни за точно такой же поступок. Ну что ж, интересно очутиться в чужой шкуре.
    Не буду томить долгими россказнями, как был немало удивлен Майк, застав в квартире не понравившегося парня, а смуглую высокую брюнетку, да ещё и во вполне определенном наряде. Надо заметить объем груди и бедер, и лицо Аниты, урожденной латиноамериканки, подозрительно смахивали на параметры, обожаемые большинством мужчин. Не будь я геем, то наверняка запал на эту красотищу. Мы с другом переглядывались в шкафу. (Да, Адам тоже, в своё время, то же пал жертвой девушки, от чего же так люто ненавидела ее его мать?)
    Пришедший не терял надежды дождаться обещанного юношу, и сидел, стойко избегая пересечения взглядов с женщиной. Та, переодевшись в просторный халат, разгуливала по квартире с почти обнаженной грудью. Но что женская грудь для Гея!? Уверенный, что ничего не будет, как не существует гомосексуалистов, осеменяющих женщин, ну разве что в фильмах с Мадонной, я щипал Адама за ногу. Мои ноги уже затекли, но, черт подери, произошло такое чудо, что челюсть, похоже, упала до колен: чем дольше Анита сверкала сиськами, тем неуверенней, но чаще, Майк пялился на их веселое подпрыгивание. Нехватка секса, казалось, пагубно, а может быть и плодотворно, сказывалась на его рассудке. Тут вспомнилось: ведь, он было дело, спал и с Гретой, а Грета или Анита - какая разница?
    Поняв, как мерзко его провел парень, англосакс, со свойственной ему мелочностью, решил отомстить и бедняга, естественно, принял красотку за подружку Адди - как же он ошибся?!
    Я, конечно, хотел расправиться с жеребцом. Не спорю. Но для генерирования столь извращенного способа наказания не хватило бы всей моей фантазии.
    Не долго думая, Майкл стал заигрывать с такой доступной девушкой: его даже не смутила чрезмерная её доступность или собственная неотразимость прочно въелась ему в мозги?…
    Я уже, еле дыша, следил за происходящим: как гость разделся, и умело массировал упругие ягодицы партнерши (все-таки ему больше нравятся задницы), как он снял трусы и молчаливо теребил, то, что растет между ног, призывая поднапрячься. Фигура у него мне нравилась: атлетически сложенный, Майкл имел пропорционально развитую мускулатуру, не то, чтобы атлет, даже до меня было далеко, может, он просто баловался упражнениями? Хотя, если и так, это не помогло ему в трудную минуту. Перешедшая от прелюдий к действию, Анита, связав тряпочкой чужие руки и, примостившись сзади, спустила ажурные шортики…. Майкл закричал. Мне тоже хотелось вскрикнуть, но Адди когтями вцепился мне в шею. Настолько шокирующей оказалась действительность. Дверь шкафа чуть скрипнула, но англосакс уже ничего не замечал - он дергался и старался развязать руки. Неудачно. Его нагло и жестоко, насиловала женщина-транссексуал, оборудованный не самым маленьким, в мужском мире, органом… Впечатлений, от сначала изумленной, а потом, и исковерканной дикой злобой, рожи мистера Беткенса стало вполне достаточно. Они зарядили нас эмоциями не на один день. Жаль, поделиться было не с кем, кроме друга. Удирал он, словно завидел на горизонте ядерный взрыв. А что еще оставалось делать. Бить транса в образе такой «очаровашки»?
    Мы выпали из укрытия с таким гоготом, что, вернувшаяся в комнату, Анита томным голосом поинтересовалась, что нас так рассмешило. Вопрос вызвал вторую волну смеха.
    Чуть успокоившись, Адди принес ликер, дабы отметить это восхитительное действо. Как я и подозревал, девушка, была абсолютной тупицей. Моя шутка о том, что, кажется, вместе с некоторым органом у неё вырезали часть находящегося там мозга, прошла на ура - она, ни черта, не поняла. Друг загибался от смеха, а она высказалась за новую встречу с только что обработанным парнем. Клоунада!
    На её игривое предложение уединиться, я пролил свой ликер на пол. Она обиделась, но не надолго. К приближению дна бутылки, оказалось, что ей действительно вырезали все вышеперечисленное. Ни памяти, ни чувства юмора, ничего в этом организме не осталось.
    Обидно, но такая, ладно скроенная девица, могла заработать кучу денег.
    -Так я и зарабатываю, - огрызнулась она. - Участвуя в ночных шоу, и, будучи звездой, для своей публики имею очень приличный куш.
    Я осекся. Блин, а есть ли сфера человеческого бытия, на которой нельзя заработать в Нью-Йорке денег?
    В такси, расставшись с Анитой, мы смеялись, наперебой пересказывая друг другу, то, что оба прекрасно видели, но меня грыз другой вопрос и, набравшись решимости я спросил:
    - Скажи честно, Адам, у тебя было с ней что-нибудь…?
    Парень сразу смолк и уже не смеялся. С большой неохотой он стал вспоминать первые встречи с этой "загадочной" девушкой.
    - Представь себе, моя мать приняла эту… и души в ней не чаяла.
    - Но вы ни разу не спали, конечно…?
    Я робко надеялся, что Адди разгадал её тайну сразу при раздевании. Увы! Пакость, которая сегодня произошла с Майком, случалась и с ним. Ужасно!
    - Понимаешь, я лез на всех красивых женщин, так было… И, поделом.
    - Сколько их было, двадцать?
    - Двадцать…? - он улыбнулся, - Для мамы двадцать!
    Я сдвинул брови. Давай, колись любовник. Неужели можно переспать с сотней дам.
    - Много их было. Нет, правда, много.
    Он ударил меня по плечу.
    - Можешь не переживать… и идти в монахи.
    Я начал злиться. Все же чересчур опытен мой накачанный дружок. Или врет?
    - Прекрати, иначе снова будет больно, - тихо процедил я, и он без труда понял смысл. - А так больно тебе делали только я и Анита…

    Моя рука нервно крутила гелиевую ручку пальцами, когда Джек, на ходу, выдумывал, бредовое занятие для посыльного. Оно появилось очень кстати. К самому разносу наших предложений. Замечательно!
    Прямо на месте, я, во время этого дурацкого разговора, позвонил в службу по найму и попросил прислать немедленно разносчика. Что ж, первая палка в колеса получена, но напрасно мой шеф думает, меня напугать. Пришедший паренек, ловко проверил часть наличных за работу и, выслушав инструкции, умчался. Конечно, выложены деньги были из моего кармана. Интересно во сколько оценит мой перевод Майлз? Совсем не желательно терять в зарплате! В таком месте, как одиннадцатый отдел, рассчитывать на большие суммы не приходилось. Неужели будет меньше…
    Мне понадобилось два часа разговаривать с бухгалтером, и прояснить тому аспекты работы с проходящими потоками. Презрительно шмыгавший носом, лысый мужик почесал за ухом и честно признался, что не ожидал подобной информации от смазливого пацана. "Внешность обманчива", - сказал я, потому, как теперь имел опыт в данном вопросе.
    Общаясь с самым первым, отозвавшимся руководителем предприятия - химического заводика средней руки, мне пришлось почувствовать себя ребенком. Человек был настолько стар и так давно делал деньги, что, увидев собеседника в моем лице, назвал меня мальчиком. Ему казалось, я один из тех прощелыг, что шныряют, подобно шакалам, по бескрайним просторам Америки в поисках очередного глупца, который согласится на непонятные махинации. Сначала он потребовал доказательств моей работы в банке: типа, того, что мы в банке беседуем и сидим рядом с кабинетом управленца, еще не факт моего младенческого отношения к данному подразделению. Враждебность, волнами исходила от деда. От напряжения мой лоб покрылся испариной. Во всем этот недоверчивый тип, видел обман и надувательство. Он читал по слогам договор, высасывая из звуков все междустрочия, мерещившиеся ему. Подоспевшие в назначенное время другие господа, ждали, внимательно прислушиваясь и, спустя час, весело гоготали ото всех маниакальных предположений старика. Двое не снесли издевательств, и, скорее из жалости ко мне, немедленно подписали бумаги. Дед обрушивался с критикой на каждый пункт договора, но предложить чего-нибудь своего не мог, и, если бы не закрытие, то сидеть бы мне с ним до конца дней моих. Визитер признал, что я отлично знаю дело и хорошо выучил договор. Тут взвился я! Выучил? К его сведению, это лично я нарисовал каждое слово, на которое он сидит и льет грязь. Старикашка онемел. Мне осторожно, даже уважительно, пришлось попросить его либо принять решение, либо покинуть отделение «не солоно хлебавши». Он, кряхтя, направился к дверям, сообщив, что обдумает все еще раз и пришлет завтра своего помощника.
    Оставшиеся люди посочувствовали мне, пожаловавшись, что бывают и такие интересные типы предпринимателей, и, уже зная, из обсуждения, все нюансы документа, согласились сотрудничать. Ну и хорошо!
    На следующее утро, увидев пришедшего помощника надоедливого деда, часы, потраченные на деда вчера, не показались мне потраченными зря: меня ждало новое мимолетное увлечение.

    Конец 6 части. Продолжение следует…









    Copyright © GAYA.RU: Российский сервер геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов. Гей Знакомства и многое другое. ГЕЙ - ЛЕСБИ - БИ - ТРАНС - Russian Les Bi Gay site. Все права защищены.

    Опубликовано на: 2004-06-23

    [ Назад ]




    [ Правовая информация | Связь с администрацией, контакты | Реклама на сайте]

    Copyright ©2002-2003 Gaya.Ru
    Все права защищены.
    Копирование информации допускается при согласованием с администрацией портала.

    гей, gay, голубой, гей сайт, гей-сайт, место для геев, гей досуг, педик, гей общение, гей чат, форум, gay, gaya.ru, пидовка, секс, геи, гомофоб, отдых, знакомства
    SpyLOG
    Открытие страницы: 15110 секунды