Российский Гей-Сервер
  На главную | Регистрация | Наши форумы | Контакты | Открытки | Реклама на сайте | Карта сайта   
Почта
    
ЛОГИН:    Регистрация ПАРОЛЬ:  Забыли?
 --    
  Поиск по сайту:  
      

Голосование
Насколько долго вы сможете поддержать Вашу гей-семью?
Менее года...

Обычно через два года расходимся

Вас хватает на 4 года

Живем уже 8-10 лет и счастливы

Меня не интересует гей-семья


BBS форумы
  • Общий форум

  • Эскорт-услуги

  • Сниму/сдам квартиру

  • English BBS

  • Советы авторам

    Региональные BBS:



  • полный список >>>



  • Навигация
  • Вход в ЧАТ


  • Ваш аккаунт


  • Добавить статью


  • Журнал


  • Наши опросы


  • Список пользователей


  • Приватные сообщения


  • Рекомендовать сайт

  • Отдых, Общение

  • Гей-Фотогалереи


  • Регистрация на сайте


  • Знакомства


  • Открытки


  • Гей-видео обзоры


  • BBS Форумы


  • Отдых, гей клубы


  • ВИЗА
    Жизнь Российских геев за границей


  • Спорт и гомосексуальность



  • Гей литература
  • Литература, рассказы


  • Анекдоты


  • Приколы, Юмор


  • Доктор Сердце


  • Цветная жизнь



  • Психология
  • Здоровье, Психология


  • Геи инвалиды


  • Разберись в себе


  • Общество, гомофобия


  • Общество, Тюрьма



  • Ссылки

  • Качественный хостинг


  • WEB-дизайн


  • Знакомства


  • Открытки


  • BBS Форумы


  • be number one Rambler's TopShop


    Секс, Информация
  • Фетиш


  • Анальный Секс


  • Оральный секс


  • АнтиСПИД


  • Онанизм



  • Наука
  • Армия и Геи


  • Основы сексологии


  • Наука


  • Лесби раздел


  • Новости


  • Gay Guy



  • Мода
  • Стиль, Мода и Красота


  • Модельеры


  • Звезды эстрады



  • Теория совращения. Стр. 1





    страницы: [1] [2]


    – Люблю это время суток… – звук мужского голоса подхватил дым кубинской сигары и неспешно понес его вверх, смешивая благородные кольца с тонкими ароматами южных трав. Постепенно он растворился в воздухе, уступив место ансамблю цикад, шуму прибоя и мерному стрекоту газонокосилки. Раскаленный до красна диск солнца коснулся поверхности спящего океана и окончательно передал бразды правления мягкому убаюкивающему свету, окрасившему в рубиновые тона всё вокруг – чистый, без единого облачка, небосвод, теплый прибрежный песок, пологий холм, возвышающийся над пляжем, стройный ряд двухэтажных вилл престижного района Пасифик Гроув и просторный балкон одного из домов, на котором сидели двое мужчин, любующихся закатом.
    Один из них, стройный блондин, лет тридцати, одетый в тонкие светлые шорты, открывающие загорелые ноги, и небрежно расстегнутую “гавайку”, задумчиво поворачивал в левой руке хрустальный бокал с калифорнийским Каберне Савиньон, словно пытаясь определить, что благороднее – свет, купающийся в дорогом красном вине, или сверкание большого рубина в перстне на безымянном пальце. По его гладко выбритому лицу блуждала задумчивая улыбка.
    – Это те пол часа в сутках, которые калифорниец может провести, как нормальный человек… Думать не о деньгах, а о красоте, любви, умиротворении…
    – Ты – неисправимый романтик, Перри! – второй мужчина усмехнулся и, поставив свой бокал на низкий мраморный столик, с наслаждением потянулся. По его смуглому телу тот час же пробежали рельефные волны пропорционально развитых мускулов. – Ну посуди сам, какая может быть красота и любовь, если нет денег! А умиротворение? Что это вообще, черт возьми, такое?
    Он еще раз усмехнулся, достал из вазочки, в которой неспешно плавились кусочки льда, прозрачный кубик и бросил его в свой бокал. Кубик тот час же завертелся в вине, словно соревнуясь игрой своих граней с блеском рубина. На вид мужчине было около двадцати пяти – двадцати восьми лет. Судя потому, что всю его одежду составляли лишь короткие шорты, он и являлся хозяином виллы.
    – Тебе не понять, Пол, ты – калифорниец до мозга костей! – гость скривил губы в легкой усмешке.
    – Ха! Ну а ты, Перри? Ты сам, разве не калифорниец до мозга костей? Смешно слышать от тебя рассуждения об умиротворении. Кто, черт возьми, из нас двоих – преуспевающий бизнесмен?
    – Ну, судя по всему, ты тоже не бедствуешь, Пол.
    – Верчусь помаленьку, но будь у меня твое состояние, я бы уже давным-давно перебрался во Фриско. Там – жизнь!
    – Здесь тоже жизнь. Просто более спокойная.
    – Скажи лучше – скучная. Тебе ведь тут даже и пообщаться, кроме меня, толком не с кем.
    – Да, Пол, но ты один стоишь сотни светских львов. Ты чертовски интересный человек! – Перри хитро улыбнулся. – Не много знаю я тренеров по прыжкам в воду, которые имеют виллу в Пасифик Гроув и меняют девчонок чуть не каждую неделю!
    – Издеваешься? – Пол оскалил зубы в ответной улыбке – Не забывай, я не просто тренер. Я ведь еще и исполнительный директор муниципального спорткомплекса.
    – А что это меняет?
    – Многое! У меня же под крылом практически вся городская ребятня, в том числе и дети муниципальных шишек.
    – Да, связи решают все…
    – Вот-вот. – Пол достал из вазы, наполненной фруктами, спелую черешню и бросил ее в рот. – Что же касается девчонок, то на них много денег не уходит.
    – Да ну! Мне в это трудно поверить. Я на свою потратил пять миллионов…
    – Надо было оставить ей дочь и развод стоил бы тебе гораздо дешевле.
    – Нет, не мог я отдать мое солнышко этой мегере! – Перри передернул плечами, на секунду замолк, переваривая какое-то неприятное воспоминание, но снова встрепенулся. – А все-таки, Пол, поделись секретом, как ты это делаешь? Почему девчонки выстраиваются перед тобой в очередь?
    Его собеседник снисходительно улыбнулся и, откинувшись на спинку кресла, неспешно раскурил новую сигару.
    – Понимаешь, Перри, тут дело не в деньгах. Во всяком случае, далеко не только в них. На самом деле, каждая девчонка требует особого подхода… – он на секунду задумался. – Впрочем, почему только девчонка? Если человека вообще – интересует секс, то у него в душе обязательно есть неповторимые, свойственные только ему, сексуальные струны. Если сможешь затронуть их, считай, он – уже твой. При этом, чем сексуальнее человек, тем легчи найти эти струны. И совершенно не важно, кто он! – Пол выпустил большое кольцо сигарного дыма. – Если хочешь знать, Перри, я могу выстроить перед собой в очередь не только девчонок, но и парней. Не веришь?
    Перри обвел оценивающим взглядом его фигуру.
    – Ну почему же, не верю? Верю, можешь…
    На минуту в воздухе повисла тишина, нарушаемая только шумом прибоя и стрекотом газонокосилки. Неожиданно, Перри усмехнулся и перевел свой взгляд вниз – туда, откуда доносилось тарахтенье.
    – И всё же, приятель, есть чертовски сексуальная категория, которая тебе не по зубам!
    – Кто? – Пол приподнялся с кресла, пытаясь проследить за взглядом своего собеседника, и опустил ладони на перила балкона.
    Большой аккуратно подстриженный газон, раскинувшийся перед домом, отдыхал от дневного зноя. Его зеленый ковер, млея в ласковых лучах заходящего солнца, испускал бодрящий запах свежескошенной травы. Газонокосилка вносила последние штрихи в почти законченную работу. Она быстро скользила по кромке газона, не отклоняясь ни влево, ни вправо, в ловких руках паренька, лет шестнадцати.
    На мальчике были лишь короткие шорты, подчеркивающие стройность его спортивной фигуры. Сильные ноги, широкие плечи, узкая талия, мускулы, играющие под кожей, – все тело как будто говорило о мужской зрелости своего хозяина. И тем не менее, в нем было что-то неуловимо детское, нежное, не позволяющее спутать мальчика с мужчиной. Возможно, такое впечатление создавала тонкая шея. Быть может, мускулы были чуть-чуть тоньше и подвижнее, чем у взрослого. А может, причина крылась в легкости движений паренька. Ну и конечно, смуглая от загара кожа, чистая и нежная как у ребенка, не оставляла никаких сомнений – это был мальчик. Все его тело равномерно покрывали крошечные капельки пота, не желающие объединятся друг с другом, – ласковый вечерний воздух охлаждал разгоряченную работой кожу.
    – Ах вот ты о ком… – Пол в задумчивости постучал пальцами по перилам. – Да, это и впрямь особая категория…
    Неожиданно, словно почувствовав взгляд на своем затылке, мальчик повернулся к дому и поднял голову. Увидев смотрящих на него мужчин, он улыбнулся и помахал им рукой. Его добродушная симпатичная мордочка излучала хорошее настроение, приветливость, немного озорливости, чуть-чуть беззащитности – все то, что и должна излучать мордочка безусого пацана. Но было в ней что-то еще – недетское, до боли знакомое… То, что можно увидеть только в глазах взрослого человека. Перри вдруг почувствовал холодок внизу живота и сухость во рту. Он машинально улыбнулся, помахав рукой в ответ. Мальчик кивнул головой и вернулся к своей работе.
    – Да… О нем самом… – Перри сделал большой глоток из своего бокала. –Симпатичный чертенок!
    – А то! – Пол, усмехнувшись, сел обратно в кресло. – Это же один из моих пацанов. У меня в команде все ребята – что надо, затем и тренируются.
    – От девчонок, небось, отбоя нет?
    – Само собой! К счастью у нас и девчонок хватает. Ну ты сам знаешь – твоя же дочь занимается в городской команде чирлидеров.
    – Да-да, – усмехнулся Перри. – как ты верно заметил, все местные дети – под твоим крылом. А кто этот парнишка?
    – Это – Чак Белтер. Один из лучших моих воспитанников. Уступает, пожалуй, только Тиму Сэндсу. Впрочем, они оба и самые старшие в команде. – Пол вдруг улыбнулся, видимо что-то вспомнив. – Послушай, Перри, скажу тебе по секрету – дошли тут до меня слухи, что Чак неравнодушен к твоей дочурке.
    – Да ты что?! – засмеялся его друг.
    – Ну точно! Как я сразу не понял – он же неслучайно так настойчиво напрашивался подстричь мой газон. Мне, говорит, двадцать долларов нужны позарез. Ха! Он, видимо, сегодня в бассейне услышал, как мы разговаривали по телефону и решил с тобой познакомиться. – Пол подмигнул собеседнику. – Это он тебе так улыбнулся. Знает, подлец, как вести себя c папашами красивых девчонок!
    – Вот чертенок! Ну что ж, придется с ним знакомиться. – Перри с улыбкой покачал головой, вновь посмотрев вниз. Фигурка паренька явно приковывала к себе взгляд мужчины. Он вдруг весело хмыкнул и, хитро прищурив глаза, поднял голову. – Ну а все-таки, Пол, не уходи от темы! Как ты там сказал? Если человека интересует секс, то к нему можно найти подход. Твои ведь слова? Так как насчет этой особой категории, по зубам она тебе?
    – Хм… – Пол задумчиво нахмурил лоб. – Понимаешь, Перри, пацаны в возрасте шестнадцати - восемнадцати лет – это случай нетипичный. С одной стороны они действительно дико сексуальны, у них сперма разве что из ушей не хлещет. С другой стороны, как и все подростки, они чертовски архаичны.
    – Что значит архаичны?
    – Ну, они очень сильно зависят от своего пацаньего микрообщества. Им трудно противопоставить себя своей среде, трудно нарушить принятые в ней правила и табу. А однополый секс – как раз такое табу, поскольку, с их точки зрения, он противоречит мужественности. – Пол задумчиво барабанил пальцами по спинке кресла. – Вот почему так трудно склонить пацана к сексу с мужчиной… Впрочем, … еще труднее – заставить его переспать с другим пацаном. Если в первом случае сексуальный партнер принадлежит, как бы, другому миру, что ослабляет действие запрета, то во втором случае – это прямое нарушение табу.
    – Да, Пол, ты, по-видимому, прав… – Перри согласно кивнул головой.
    – И все же я смог бы сделать это! – мужчина резко ударил кулаком по своему колену.
    – Что?! Заставить пацана переспать с пацаном?!
    – Да!
    – Как?! Каким образом?! Ты же не имеешь в виду подкуп или насилие?
    – Ну, насилие и деньги – это по меньшей мере не спортивно. – Пол скептически ухмыльнулся. – Нет, можно спокойно обойтись и без этого. Конечно, пытаться уговорами сломать предубеждение пацана – дело гиблое. Они же все страшные максималисты. Поэтому я бы играл на их гиперсексуальности… А что? Очень даже просто! Вот смотри: берем двух пацанов и каждому в отдельности даем попробовать вкус запретного, так сказать, плода, – мужчина хитро улыбнулся. – Потом сталкиваем их, каким-либо образом, вместе. Буквально, ставим в такую ситуацию, которая потребует от них любого физического контакта. Ну а дальше, физиология сама сделает свое дело. Вот, собственно, и всё! – Пол щелкнул пальцами и отхлебнул глоток вина.
    – Ну допустим, – Перри, явно заинтригованный, наклонился вперед, – а как ты заставишь их попробовать этот самый запретный плод?
    – Это, конечно, самое сложное… Ну, во-первых, никакого насилия. Насилие – это удар по самолюбию пацана. После него можно смело ставить жирный крест на всем деле. Основные принципы общения с мальчиком – уважение и восхищение, причем, искренние! У пацанов, ведь, интуиция ребенка сочетается с практически взрослым умом. Фальшь они просекают сразу. – Мужчина задумчиво посмотрел на своего собеседника. – Поверь мне, Перри, за свою тренерскую карьеру я усвоил это четко… Ну и, во-вторых, как не крути, пацан сам на такое не решится, нужно его подталкивать. А вот как подталкивать? – Пол на мгновенье замолчал, постукивая пальцами по подлокотнику кресла. – Я вижу по крайне мере два варианта. Можно, к примеру, делать ставку на его любопытство. Обещание нового ощущения может побороть в нем страх. Хотя это, конечно, пройдет не со всеми. Второй вариант – поставить пацана в такую ситуацию, когда он сам не будет видеть иного выхода, кроме как согласиться на секс. Организовать её, учитывая подростковую импульсивность, в общем-то, не очень сложно… Нет, определенно я смог бы провернуть такое дело!
    – Уф! – Перри откинулся на спинку кресла, разминая затекшую от напряжения спину. – Ну ты даешь, Пол! Целую теорию разработал.
    – Н-да… – усмехнулся его друг. – …Теорию совращения.
    – И все-таки признай, теоретик, применить её на практике фактически невозможно. Уж больно много произвольных допущений ты сделал.
    – Ха! – Пол оскалил зубы. – Я готов держать с тобой пари, Перри! Как насчет ста тысяч? Этого достаточно, что бы продемонстрировать мою уверенность?
    – Сто тысяч?! – Перри на мгновенье замер, удивленно вскинув брови, но в следующую секунду на его лице заиграла азартная улыбка. – А что, Пол, эта идея мне чертовски нравится! Если тебе удастся провернуть такое… то, право слово, не жалко и ста тысяч. Ну а если нет, ты ведь не обеднеешь?
    – Нет, Перри, не обеднею. Впрочем, я и не проиграю. Черт, уже чувствую, как во мне просыпается азарт! – Пол картинно щелкнул зубами.
    – О’кей, друг мой! Но у меня есть пара условий. Во-первых, я должен быть в курсе всех твоих действий, что бы не было никаких подвохов. А во-вторых… я сам выберу двух пацанов. Ну что, по рукам?
    Пол с улыбкой хлопнул по протянутой ладони.
    – По рукам, приятель. Я и сам заинтересован в чистоте эксперимента. Впрочем, не трудно догадаться, кого ты выберешь первым.
    – Это так очевидно? – засмеялся Перри. – Ну что ж, ты понял все правильно, Пол. Первым будет Чак!
    Диск солнца окончательно погрузился в океан, добавив в палитру заката темные краски. Аромат цветущих трав стал более насыщенным и терпким, а стрекот цикад усилился, предвещая скорое наступление ночи. Мальчик выключил мотор газонокосилки, вытер пот со лба, и с удовлетворением окинул взором подстриженный газон – работа была завершена.
    – Ну что, Чак, ты закончил? – громкий голос мужчины, облокотившегося на перила балкона, заставил паренька поднять голову.
    – Да, Пол, всё в порядке! – крикнул он в ответ.
    – Хорошо, молодец! Зайди в дом, я познакомлю тебя с мистером Талботом. – Пол кивнул мальчику и, отпустив перила, повернулся к своему гостю. На его лице играла азартная улыбка. – Ну что ж, мой друг, в такой шикарный вечер мне не хватает только одной вещи… Секса!
    – Ты решил сделать этой прямо сейчас?! – Перри возбужденно вскочил на ноги. – А как?! Как ты это сделаешь?!
    – Любопытство, друг мой, любопытство! Чак – чертовски любопытен. Этим-то я и воспользуюсь. Вот увидишь, не пройдет и часа, как наш Чарли лишится невинности! – Пол оскалил зубы в самодовольной усмешке. – Только тебе придется уйти или спрятаться. Мальчик должен быть абсолютно уверен, что мы с ним – одни.
    – Хорошо, Пол, хорошо! Как скажешь… – голос Перри немного дрожал.
    – О’кей, веди себя естественно. Помни, что ты – отец девчонки, за которой он ухаживает. – Пол весело хлопнул своего гостя по плечу. – Ну что, папаша, пошли вниз?
    Мужчины спустились по широкой лестнице, облицованной серым полированным камнем с дымчатой паутиной причудливых узоров, и попали в просторный холл. От сада холл отделяла лишь стеклянная стена, составленная из раздвижных створок. Большая часть из них была приоткрыта, пропуская в дом мягкий вечерний воздух, наполненный ароматом свежескошенной травы. На полу, покрытом плитками того же серого камня, лежали светлые ковры ручной работы. То там то здесь, были расставлены длинные узкие диваны и мягкие шарообразные кресла, все вместе составляющие причудливую головоломку. Между ними расположились многочисленные прозрачные столики, служащие подставками для цветных светильников и круглых вращающихся зеркал разного размера – от совсем маленьких до огромных, по метру в диаметре.
    Практически в каждом зеркале отражалось стройное загорелое тело паренька, уютно устроившегося в одном из кресел. Услышав звуки шагов, он легко вскочил на ноги и повернулся навстречу входящим мужчинам. Перри отметил, что мальчик был босым и среди дорогих ковров, венецианских стекол и хрусталя это создавало впечатление его беззащитности. Впрочем, изящные волны мускулов, вздымающихся при каждом движении, как будто предупреждали: осторожно, не обожгись! “Эта его беззащитность…” – подумал про себя мужчина – “Вместо чувства мягкости она вызывает агрессию, желание овладеть им силой”. Он снова почувствовал холодок внизу живота.
    – Привет! – мальчик улыбнулся детской обезоруживающей улыбкой и протянул вперед правую руку.
    – Привет! – Перри осторожно заключил ее в свою ладонь.
    Пол встал сбоку от них, приобняв паренька за плечо.
    – Знакомься, Чак, это – мистер Перри Талбот, мой хороший друг.
    – Приятно познакомится, мистер Талбот! – Чак изо всех сил излучал дружелюбие. – А я знаю вашу дочь Ненси! Мы вместе занимаемся в городском спорткомплексе.
    Перри улыбнулся, продолжая удерживать его руку.

    – Я слышал, что ты ухаживаешь за ней. Это – правда? Мальчик поперхнулся и смущенно опустил голову.
    – Я… Мммм… .Да, сэр… – он осторожно, словно сапер, проводящий разминирование, поднял глаза. – А… вы не против?
    – Надеюсь, ты будешь вести себя с ней, как джентльмен?
    – Да, сэр! – Чак просиял, не веря своему счастью. – Конечно, сэр! Я буду!
    Перри засмеялся и, отпустив руку паренька, положил ладонь на его плечо.
    – Ну ладно, парень, поглядим.
    Кожа Чака излучала бархатное тепло, которое, быстро поднялось вверх по руке Перри, проникло ему в грудь и растеклось оттуда по всему телу, заставляя сердце мужчины биться быстрее. “Посмотри, какая гладкая кожа у этого мальчика, какая тонкая у него шея, какой плавный изгиб спины, какой упругий живот…” – тепло вкрадчиво шептало, подчиняя себе волю, – “А какие у него нежные соски! А какие чистые глаза! И как они на тебя смотрят!”. Перри почувствовал, что начинает терять над собой контроль. Он быстро опустил руку вниз, машинально стараясь прикрыть ей проснувшийся член.
    – Пожалуй, мне пора, Пол. Уже темнеет. Что ж, было приятно познакомится, Чак. Будь здоров!
    – Пока, мистер Талбот. – паренек, немного удивленный такой поспешностью, кивнул головой.
    – Я провожу тебя, Перри. – Пол легонько подтолкнул мальчика в сторону бара. – Чак, налей себе соку, я сейчас вернусь.
    Мужчины вышли в сад и, сделав несколько шагов, остановились за большим кустом сирени. Словно сговорившись, они посмотрели друг на друга и одновременно повернулись к дому. Многочисленные зеркала в холле отражали каждый его уголок, позволяя видеть из сада всё, что происходит внутри. Мальчик достал из небольшого холодильника апельсиновый сок, налил себе полный бокал и, отхлебнув глоток, уселся в одно из кресел, напротив журнального столика. Покачав задумчиво правой ногой, он неожиданно поднял ее вверх и положил на высокий подлокотник. Короткие синие шорты немедленно задрались, обнажая смуглое, чуть-чуть влажное от пота бедро и белоснежный краешек трусов.
    – Вот подлец! – тихо засмеялся Пол. – Как будто чувствует, что мы на него смотрим. Ладно, Перри, можешь оставаться здесь – из холла тебя не будет видно. Только без шума, о’кей?
    Перри испуганно, словно мальчишка, залезший в чужой огород, кивнул головой и, молча опустившись на траву, сделал осторожный выдох.

    * * *


    2. Чак неспешно покачивал ногой, рассматривая свое отражение в зеркалах и прислушиваясь к звукам, идущим с улицы. Громкий стрекот цикад пытался перекрыть шум прибоя, напоминающего о близости океана. Где-то прокричала ночная птица, вылетевшая на охоту. Совсем рядом прошелестели чьи-то крылья. Вечерние звуки - предвестники близкой ночи расслабляли и убаюкивали… Вдруг мальчик почувствовал легкое движение воздуха у себя за спиной. Он испуганно дернулся, пытаясь встать, но в следующую же секунду на его колено легла широкая ладонь, прижавшая ногу к подлокотнику кресла.
    – Попался, пацан! – засмеялся Пол, распрямляя спину. Он стоял перед Чаком на коленях, отражаясь в зеркалах только по пояс.
    – Фу, черт, Пол! Ты меня напугал! – мальчик облегченно вздохнул и улыбнулся. – Подкрался, как шпион!
    – Извини, Чак, не удержался от удовольствия попугать тебя. – Пол ласково потрепал паренька по колену. – Смотрю, понимаешь, – развалился в моем кресле какой-то голый пацан. Дай, думаю, сделаю с ним что-нибудь ужасное! – он картинно щелкнул зубами и навалился всем телом на мальчика. Тот толкнул мужчину в грудь и начал со смехом отбиваться от него руками и ногами.
    – Аааа! Помогите! Насилуют!
    – Ах ты, чертенок! – Пол, хохоча, пытался удержать Чака.
    Неожиданно его взгляд упал на небольшой синяк, расположенный на ноге паренька – чуть выше колена.
    – Эй, эй, постой! Откуда это у тебя?
    Мальчик перестал отбиваться и, тяжело дыша, откинулся на спинку кресла.
    – Да ерунда, это я упал сегодня в бассейне.
    – Как упал? Где конкретно? – Пол сделал серьезное лицо. – Почему мне ничего не сказал?
    – Извини, тренер. У нас в раздевалке был небольшой разговор с Тимми. Это только нас с ним касается.
    – Вот паршивцы! Только их, видите ли, касается! А я потом отвечай?!

    Чак виновато опустил глаза. Пол, нахмурив брови, выдержал длинную паузу… – Ну ладно, ладно, не дуйся, – мужчина, наконец, сменил гнев на милость. – Из-за чего, хоть, подрались? Небось, опять из-за Ненси?
    – Угу. Этот болван Тимми с чего-то решил, что он ей нравится, а она на него даже внимания не обращает!
    – Думаешь не обращает? – Пол внимательно посмотрел Чаку в глаза.

    – Н…нет… – мальчик испуганно вскинул брови. – А ты думаешь… обращает?! Пол многозначительно сморщил лоб.
    – Ну… Я думаю, что пока нет. Но, Чак, ты же должен понимать, Тим прыгает лучше, чем ты, а девчонки всегда обращают внимание только на победителей. Так что это вопрос времени.
    Паренёк насупился и опустил голову.
    – Да не дуйся же, Чак! Я ведь твой тренер! Ну кто тебе еще это скажет? Ты отлично развит физически, не хуже Тима. Толчок у тебя даже сильнее, чем у него. Ты прекрасно создаешь вращение, выкручиваешь первое сальто еще над вышкой. Тим так не может. Но зато он справляется с вращением, а ты – нет. У тебя же постоянный переход! Поэтому ты и брызги погасить не можешь. Понимаешь?
    Мальчик, продолжая смотреть вниз, молча кивнул головой.
    – Все технические тонкости ты знаешь неплохо. Осталось научиться чувствовать высоту, управлять своим полетом. Хороший прыгун может прямо в воздухе ускорить или замедлить вращение.
    – А как? – Чак поднял голову, жалобно глядя на Пола.
    – Словами тут не объяснишь. Это приходит лишь с опытом… Понимаешь, когда ты в воздухе, ты вроде бы находишься во власти земного притяжения. Так вот, твоя задача – оставаясь в его власти, всё же укротить его!
    – Как это, оставаясь во власти – укротить? – взгляд мальчика стал более серьезным и заинтересованным.
    – Нужно поймать особое ощущение, Чак. Нужно научиться наслаждаться силой и энергией, которые играют твоим телом, словно пушинкой. Только тогда ты по-настоящему перестанешь бояться высоты и скорости, ты будешь наслаждаться ими. Ох, это – чертовски необычное чувство! Одни его обретают быстро, другим нужно тренироваться очень-очень долго, а третьи не обретают его вообще… Но, как не крути, без этого ощущения настоящим прыгуном не стать.
    – Пол! – в голосе Чака появились нотки испуга. Лицо его было совершенно серьезно. – Я… я должен поймать это ощущение! Ты ведь можешь помочь мне в этом, правда?!
    Пол замолчал и несколько долгих секунд смотрел прямо в глаза пареньку. Тот, затаив дыхание, ждал ответа.
    – Это чертовски сложно, Чак! – мужчина, наконец, нарушил тишину. – Любой тренер скажет тебе, что для этого нужно прыгать, прыгать, еще раз прыгать и надеяться на удачу. Это ощущение слишком уникально, что б его можно было узнать каким-то другим способом… – Пол сделал многозначительную паузу. – Впрочем, один способ все же есть. Он очень необычен и знают о нем немногие…
    – Какой?! – паренёк, затаив дыхание, широко открыл полные любопытства глаза.
    – Это секс, Чак.
    – Секс?! – мальчик испуганно хлопнул ресницами.
    – И не просто секс, а секс между двумя мужчинами! – напряженное лицо Пола подтверждало серьезность его слов.
    – Ты… имеешь в виду… – Чак замолчал, словно боясь вслух закончить фразу.
    – Я имею в виду анальный секс! Когда в тебя входит член другого мужчины, ты, с одной стороны, находишься в его власти, а с другой стороны, можешь управлять им и получаешь при этом колоссальное наслаждение! Это очень похоже на прыжок с большой высоты… Чак, ты спрашиваешь, могу ли я помочь тебе узнать это ощущение? – мужчина положил ладонь на колено мальчика, – Любому на твоем месте я ответил бы отказом… Но… только не тебе!
    Пол нежно провел рукой по бедру паренька, ощущая как легко скользит ладонь по гладкой, чуть влажной от пота коже, и как напрягаются под ней встревоженные мускулы. Мальчик, опустив глаза, молча наблюдал за движением руки. Наконец он поднял голову и серьезно посмотрел в глаза мужчине.
    – Я тебе нравлюсь, Пол?
    – О да, Чак! Ты, наверное, думаешь, что нет ничего лучше, чем тело смазливой пятнадцатилетней девчонки? Да? Так ты глубоко заблуждаешься! Самое красивое, что есть на этой планете – это тело мальчика, который вот-вот станет мужчиной. Это знают все. Знает каждая женщина и знает каждый мужчина, пусть большинство из них и не признается в этом даже себе! – Пол положил правую руку на грудь Чака, задержал её на секунду, наслаждаясь беззащитностью нежного соска и мягкой подушечкой под ним, а затем медленно повел ладонь вниз – через волнистые полосы пресса, влажный горячий живот, сдвигая шорты с трусами и обнажая лобок. – Природа собрала в теле мальчика все самое прекрасное из того, что ей удалось создать: мужскую силу, женскую нежность, неопытность юности и дикую сексуальную энергию…
    Чак, продолжая молча смотреть на Пола, непроизвольно откинулся назад, слегка выгнув спину. Его тело напряглось, а дыхание заметно участилось.
    – …Самый удивительный коктейль на свете! – мужчина опустил голову и резко вонзил кончик языка в пупок мальчику. Тот охнул от неожиданности, но выгнул спину еще сильнее.
    Пол усмехнулся и, нежно поцеловав пупок, медленно провел языком по желобку грудной клетки, затем сдвинулся немного вправо и осторожно заключил набухший сосок между зубами. Чак громко застонал и изо всех сил вцепился в подлокотники кресла. Руки Пола незаметно легли на разгоряченную спину паренька и по плавной дуге заскользили вниз, заставляя лопаться крошечные шарики пота. Когда ладони достигли ямочки, отделяющей позвоночник от ягодиц, Пол разжал зубы и резким движением рванул на себя шорты мальчика, одновременно приподнимая его ноги. Чак испуганно дернулся и, выставив вперед ладони, уперся в грудь мужчины. Шорты, еще сохраняющие изящные очертания пацаньей попки, упали вниз, а вырванная с мясом пуговица с шумом прокатилась по полу и скрылась под диваном.
    – Пол… Пол… Я не… не знаю… – в голосе Чака сквозили нотки неуверенности и страха.
    – Не бойся, Чарли! – мужчина осторожно, стараясь не совершать более резких движений, обнял мальчика за шею, – я не сделаю тебе ничего плохого! Твой страх сейчас – это тот же страх высоты, ты боишься попасть в чужую власть. Такой страх невозможно преодолеть, поверь мне! Но зато его можно превратить в наслаждение. Ты ведь чувствуешь эту его обратную сторону? Да, Чарли, чувствуешь, иначе твой член не разрывал бы сейчас трусики! – Пол, усмехнулся, разведя ноги паренька в стороны и рассматривая внушительный бугор, прикрытый белоснежным хлопком. – Давай, Чак! Давай сделаем это! Обещаю, я буду очень осторожен!
    Рот мальчика был приоткрыт, обнажая верхний ряд ровных зубов, глаза широко распахнуты, а нос еле заметно сморщен. По вискам и шее стекали крупные капли пота. Чак жалобно смотрел на мужчину, словно умоляя не заставлять его делать этот сложный выбор. В пацаньих глазах читалась смертельная борьба между страхом и желанием. Наконец, решение было принято – Чак тихо всхлипнул и его руки, удерживающие грудь мужчины, покорно упали вниз. Пол приблизился вплотную к мальчику, взглянул на свое отражение в его зрачках и со всей нежностью, на какую был только способен, поцеловал Чака в губы. Вкус апельсинового сока, смешанного со свежестью здорового молодого тела, показался мужчине лучше, чем букет самого дорого вина на свете.
    – Обними меня за шею, тигренок… – ласково прошептал он.
    Чак молча повиновался и Пол, подхватив паренька на руки, одним быстрым движением встал в полный рост. Мускулы его рук и ног, напряглись словно стальные канаты моста “Золотые ворота”, а по раскрасневшемуся лбу побежали ручейки пота. Еще секунду назад тонкое изящное тело мужчины стало напоминать фигуру культуриста.
    – Ого! – выдохнул Пол. – А ведь ты уже большой мальчуган, Чарли! Ну ничего, тебя я готов нести на руках хоть до Фриско!
    Сердце мальчика билось с такой силой, что мужчине казалось, будто эти удары отдаются в его висках. Он сделал два медленных шага по направлению к дивану, осторожно, животом вниз, уложил паренька на подушки и, поцеловав его в затылок, перевел дух. Чак обреченно вздохнул, свесил левую руку вниз и повернул голову набок, что бы иметь возможность наблюдать за Полом. Его дыханье стало немного ровнее.
    Мужчина улыбнулся и шагнул назад. Загорелое тело мальчика резко контрастировало со светлой обивкой дивана. Цветовую гамму контраста дополняли белоснежные трусики - брифы. Покорное выражение лица и беспомощная расслабленная поза провоцировали мужскую агрессию – Пол еле сдерживался, что бы немедленно не наброситься на Чака. “Вот это – настоящее порно!” – подумал он – “На нем можно было бы сделать бешеные деньги!”.
    Наконец, мужчина шагнул к дивану и дрожащей рукой рванул свой ремень. Шорты тот час же упали вниз, выпуская на волю изнывающий от желания и пота член с влажной открытой головкой – трусов на Поле не было. Чак быстро поднял голову и с улыбкой уставился на покачивающийся столб.
    – Ну что, пацан, нравится мой инструмент? – мужчина с усмешкой опустился на колени прямо перед лицом мальчика.
    – Ага. – На лице у того не было и тени смущения.
    – Ну тогда давай посмотрим, что у тебя для него есть! – Пол медленно, удерживаясь от желания разорвать тонкие брифы одним резким движением, потянул трусы вниз, постепенно открывая своему взору смуглые упругие половинки идеальной формы. Они изо всех сил пытались удержать прикрывающую их материю, плотно прижимаясь друг другу, но мужская рука была неумолима. – О боги! Как я не замечал этого раньше, в раздевалке? Такая попка просто не имеет права оставаться невинной!
    Скомканные трусики полетели на пол, уничтожая последнюю преграду между телами мужчины и мальчика. Пол оседлал Чака, положил свои широкие ладони на горячие лопатки паренька и медленно повел их вниз, оставляя на коже влажный след, но не оставляя сомнений в конечной цели их следования. Вскоре тело мальчика возбужденно затрепетало, попка испуганно сжалась, ожидая неизбежного, и ее половинки попали во власть мужских ладоней, которые не церемонясь начали сжимать и разводить их в разные стороны, открывая взору мужчины самое интимное место на теле мальчика.
    Чак громко застонал и начал изо всех сил ерзать по дивану, недвусмысленно двигая телом вверх-вниз. Пол ухмыльнулся, слез с паренька, и решительным движением сунул правую руку ему между ног. Тот замычал и резко выгнул спину, одновременно напрягая всё тело, словно натягивая тетиву лука. Глаза его были закрыты, а верхний ряд зубов с силой кусал нижнюю губу. Мужчина с улыбкой сжимал и перекатывал в своей ладони крупные яички, заставляя сталкиваться между собой эти эластичные шарики и вызывая все новые и новые стоны. Наконец он отпустил их и его ладонь плотно обхватила твердый, как гранит, член паренька.
    – Ого! – Пол удивленно поднял брови. – Да у тебя, парень, пожалуй не меньше моего будет! А ну, давай, посмотрим. – Закусив губу, он медленно потянул руку на себя, стараясь вытащит член из-под живота Чака и заставляя открытую головку плотно соприкасаться с шершавой обивкой дивана.
    – Ааааа! – Чак уже не стонал, а кричал, уткнувшись лбом в подушку. Его пальцы, вцепившиеся в обивку, покраснели от прилива крови. Наконец, член выскочил из-под лобка и улегся в том же направлении, что и ноги. Мальчик в изнеможении упал на живот, повернув голову набок. – Пооол!
    – Чего, Чарли? – довольный мужчина нагнулся и поцеловал его в висок.
    ­– Ну не тяниии…– паренёк жалобно сморщил нос.
    – А ты не торопись, дурачок. Самое главное еще впереди.
    Пол хмыкнул и начал снова массировать пацанью попку. Круговые движения его ладоней становились все более интенсивными, приводя в движение тело мальчика, в том числе и открытую головку члена, прижатую к диванной обивке. Чак теперь громко рычал, изо всех сил стараясь совершать более размашистые движения, вопреки давлению мужских ладоней. Все мышцы паренька были задействованы до предела, то превращая его тело в сплетение стальных волокон, то делая его мягким и податливым. От оскаленных белоснежных зубов, приподнятых уголков рта, широко раскрытых бешеных глаз веяло агрессией… Движения становились все быстрее и быстрее, наконец мальчик громко замычал, по его телу пробежала судорога и он, обессиленный, рухнул вниз. Мужчина, вовремя подставив руку, молча наблюдал, как его ладонь наполняется пацаньей спермой.
    – Ну вот, – весело сказал он, – теперь можно приступить к самому главному…
    Пол тщательно растер пахучую жидкость между ягодиц Чака и осторожно нащупал пальцем шершавую дырочку. Его брови удивленно взлетели вверх… Поразмышляв пару секунд, он убрал палец и утопил между потными после массажа половинками свой инструмент, заставляя мальчика обеспокоено ерзать. Сделав несколько скользящих движений вперед-назад, Пол резко дернул всем телом вверх и головка его члена уперлось в дырочку пацана. Тот испуганно охнул, обеспокоено посмотрев назад. Мужчина подмигнул ему и осторожно надавил всем телом вниз.
    – Ааааа! Пооол! – Чак жалобно застонал и, кусая губы, уткнулся лбом в обивку дивана.
    – Потерпи, Чарли, потерпи тигренок! – Пол лег на мальчика, крепко обхватил его руками и начал целовать мочку уха,
    одновременно совершая короткие ритмичные движения членом, стараясь как можно осторожнее расширить дырочку пацана.
    Чак, закусив губу, положил голову набок и молча посмотрел Полу в лицо. В его глазах смешались противоречивые чувства – страх, легкий укор за причиняемую боль и покорность своей судьбе.
    – Сейчас, малыш, сейчас боль уйдет… Ты – молодец, хорошо держишься! – Пол продолжал успокаивающе шептать, чувствуя как член все глубже и глубже входит в тело паренька. “С девчонкой я бы так не церемонился” – подумал он.
    – Ой! – Чак медленно поднял голову, глядя прямо перед собой. В пацаньих глазах было удивление. – Ой-ёй-ёй! – выражение его лица вдруг резко изменилось. Рот возбужденно приоткрылся, а зрачки сильно расширились – мальчик начал дышать так глубоко, что, кажется, затрещала его грудная клетка.
    – Вот-вот, Чарли, это то самое, о чем я тебе говорил! – Пол усмехнулся, поняв, что дело сделано. Сексуальная агрессия, копившаяся в нем до сих пор, вдруг разом вырвалась на волю. Прижав мальчика к себе покрепче, он вынул свой член и одним резким движением вогнал его обратно, теперь уже на всю длину.
    – Ой, мамаааа! – Тело паренька сильно прогнулось и затрепетало в руках мужчины. Пол, зарычав как голодный зверь, начал изо всех сил вталкивать свой инструмент, одновременно тиская мальчика и кусая мочку его уха. – Пол, Пооол! Поднимиии… Подними меня… – Чак сильно задыхался. – Хочу… стоя …
    – Не любишь быть снизу, пацан? – Пол засмеялся звериным рыком и резким движением встал на колени, увлекая за собой паренька, словно пушинку.
    Мужской член, забыв про всякую жалость и снисхождение, начал бешено буравить нежную пацанью попку. Он напоминал огромный ненасытный поршень, который с чавкающим звуком входил в молодую беззащитную плоть, совершенно не заботясь о последствиях. Однако с каждым его движением, тело мальчика напрягалось все меньше и меньше, оно становилось мягким и податливым в мужских руках. Чак, запрокинул голову и, положив затылок на плечо Пола, тихо постанывал, покусывая кончик языка. Глаза его были закрыты, а на губах играла блаженная улыбка.
    Видя, как пульсирует беззащитная вена на полностью открытой шее паренька, мужчина начал постепенно приходить в себя. Охватившая его было волна звериной жесткости начала спадать и он замедлил движения своего поршня, нежно положив ладонь на тонкую шею. Чак, видимо почувствовав это, вдруг встрепенулся и одним резким движением соскочил с мужского члена. Он вырвался из объятий размякшего Пола, повернулся к нему лицом и неожиданным толчком в грудь опрокинул его на спину.
    – Я люблю быть сверху, тренер! – на лице паренька играла довольная улыбка. Он одним прыжком оседлал Пола, заставив того охнуть от придавившего живот приличного веса, уперся руками в его грудь и резко насадил себя на мужской член. – Ааааа! Чееерт! – мальчик и мужчина закричали в один голос.
    – Вот… паршивец… Ну что за дети… пошли! – задыхающийся Пол шутливо дернул Чака за ухо.
    Тот, улыбнувшись в ответ, начал ритмично двигаться вверх-вниз, постепенно наращивая темп. Еще недавно ненасытный и злобный поршень теперь пытался раскачиваться из стороны в сторону, словно стремясь уклонится от голодной попки, но она крепко держала его в своих объятиях. Вскоре, мужской и пацаний голоса слились в один громкий стон. С каждым движением этот звук становился все выше и выше… Вдруг тело мальчика забилось в судорогах и Пол ощутил вкус пацаньей спермы на своих губах. В следующую же секунду он кончил сам. Его член, словно мощный насос, долго закачивал сперму в паренька. Тот убрал руки за спину и, уставившись в потолок со страдальческим выражением лица, покачивался из стороны в сторону, дожидаясь когда же прекратится этот поток. Наконец, Пол с облегчением выдохнул и Чак обессилено упал на его грудь…
    – Это было здорово! – мужчина ласково погладил затылок и покрытую нежным пушком шею мальчика. – Ей богу, ничего подобного я еще не испытывал!
    Чак поднял голову и, виновато улыбнувшись, осторожно поцеловал Пола. Почувствовав на губах вкус собственной спермы, он испуганно уткнулся лбом в мужскую грудь и начал шарить рукой по ковру в поисках трусов. Нагота вдруг стала смущать его.
    – Да не стесняйся ты, Чарли! – Пол со смехом вырвал у мальчика трусы и забросил их подальше. Посмотрев ему в глаза, он ласково провел костяшками пальцев по пацаньей щеке. – Ну да, между нами был секс, не отрицаю. Но если это что-то и меняет, то только в лучшую сторону. Я – по прежнему твой тренер, ты – мой любимый ученик. А после физической нагрузки, как всегда, нужно мыться! Так что хватит на мне валятся и, давай-ка, дуй бегом в душ!
    Чак, засмеявшись, слез с живота Пола и зашлепал босыми пятками по ступенькам лестницы, направляясь на второй этаж. Мужчина проводил его долгим взглядом, нехотя встал с дивана и, посмотрев в сад, помахал рукой промелькнувшей у ограды фигуре. Не обращая внимания на свою наготу, он подошел к бару, достал из коробки сигару и неторопливо раскурил её, облокотившись на каминную полку. Кольца дыма поплыли по залу, рисуя причудливые объемные рисунки, словно повторяя сложные движения мыслей Пола. Мужчина, сморщив лоб, напряженно глядел в одну и ту же точку, не замечая течения времени…
    – Эй, тренер, о чем думаешь? – звонкий голос, внеся хаос в сложные построения белых колец, вывел его из оцепенения.
    Пол, улыбнувшись, посмотрел на чистого посвежевшего мальчугана, обернутого в большое махровое полотенце.
    – О деньгах, Чарли, о деньгах. О чем же еще… – он выпустил на волю очередное кольцо дыма и снова сморщил лоб. – Значит, говоришь, подрался сегодня с Тимом?
    – Угу. – Чак, плюхнувшись в кресло, взял со столика бокал с недопитым соком.
    – Да, у тебя проблемы…
    – Ну! Тимми, же гад, упрямый. Так просто от меня не отцепится, – мальчик не слишком удрученно вздохнул и сделал большой глоток.
    – А знаешь что, Чарли, – Пол неожиданно просиял и щелкнул пальцами, – я, пожалуй, помогу тебе решить эту проблему…

    * * *


    3. От прозрачной голубой воды, наполненной беспечными бликами купающегося в ней света, веяло спокойствием и умиротворением. С высоты десяти метров казалось, что слегка колышущаяся гладь дышит вкрадчивой мягкостью. Однако, Чак хорошо знал, что она может быть твердой, как камень и способна причинить неумелому прыгуну большие неприятности.
    Мальчик неспешно разложил на краю вышки своё полотенце, встал на него, вытянулся в струнку и, закрыв глаза, прокрутил в уме, движенье за движеньем, весь предстоящий прыжок. Наконец он посмотрел на кончики пальцев, сделал глубокий вдох, медленно выдохнул и, сильно оттолкнувшись ногами, прыгнул вверх, одновременно создавая вращение резким взмахом рук. Огромное, наполненное светом, пространство медленно повернулось вокруг него на триста шестьдесят градусов. Вот перед глазами появился край вышки, свидетельствующий о том, что первое сальто выкручено с запасом. Вдруг знакомое ощущение разом охватило тело – словно весь воздух из легких провалился в живот, создавая щемящую пустоту в груди и тревожную тяжесть в желудке. В следующую же долю секунды, окружающее пространство резко прыгнуло вверх и перед глазами замелькали синие и белые полосы. “Два, три, раз” – Чак вовремя раскрылся и скрещенными ладонями разбил твердую поверхность воды. Большие пузыри, вытесненные телом мальчика, с ревом устремились вверх, мгновенно поглотив пробитую в водной глади дыру. Урчащее безмолвие ударило в уши и Чак расслабился, позволяя воде неспешно погасить его вращение.
    Резко оттолкнувшись от дна, мальчик, словно поплавок, выскочил на поверхность и, фыркая, вылез на бортик.
    – Целая жизнь за одну секунду! – сказал он сам себе, вытряхивая воду, попавшую в ухо.
    В бассейне еще никого не было, до прихода первых спортсменов оставалось несколько минут. Чак с наслаждением потянулся и посмотрел вверх – туда, где на втором этаже располагались офисы администрации. У одного из окон, выходивших на бассейн, стоял Пол. Он разговаривал по телефону, одновременно наблюдая за мальчиком. Встретившись с ним взглядом, мужчина улыбнулся и поднял вверх большой палец правой руки. Чак кивнул головой и довольный собой побежал греться.
    Из кабинета Пола весь бассейн был виден как на ладони, так что тренер мог без труда любоваться изящными движениями паренька, исчезнувшего за дверью душевой. Однако, он смотрел вниз рассеянным взглядом, беспокойно переминаясь с ноги на ногу.
    – …Да, мистер Гриффин, да… Конечно оплатили! Квитанция? Конечно есть! Ну что вы, мне не верите? Вы же знаете меня не первый год… Ну хорошо, хорошо… Нет, сам завезти сегодня не смогу, пошлю по факсу… Хорошо, в течении часа… О’кей, до свидания. – Пол положил трубку телефона и с силой ударил кулаком по столу. – Черт бы тебя побрал! Именно этого я и боялся…
    Он постоял пару секунд, размышляя о чем-то с хмурым выражением лица, и нажал кнопку переговорного устройства.
    – Герти, ты уже пришла? Зайди ко мне немедленно, у нас проблемы!
    Через пару секунд дверь, отделяющая кабинет Пола от его приемной, распахнулась и на пороге появилась женщина, одетая в пестрое бесформенное платье, с явными излишками – веса на теле и макияжа на лице.
    – Что случилось, Пол?
    – Гриффин интересуется – оплатили ли мы ремонт теннисного корта “Реджису и Ко”. Похоже, он что-то пронюхал!
    – Как?! Откуда?! Пол, мы пропали! – женщина, панически взмахнув руками, упала в кресло.
    – Спокойно, Герти, спокойно! Главное без паники. Гриффин хочет видеть квитанцию об оплате. Я сказал, что мы вышлем ее по факсу. Значит так, ты достанешь из архива какой-нибудь документ с подписью Реджиса, закроешь текст листом и отксерокопируешь. У тебя получится чистый подписанный бланк. На нем напечатаешь нужный текст и пошлешь все это дело факсом в мэрию. Поняла?
    – Пол, а что если Гриффин позвонит Реджису?! А что, если в мэрии кто-нибудь проверит… О боже! У нас же нет свободных средств, что бы оплатить ремонт! А подлог в любом случае рано или поздно всплывет!
    – Ничего, Герти, ничего. Нам сейчас нужно просто выиграть время. Завтра - послезавтра у меня появятся деньги и я переведу их на счет Реджиса. А там уже никто этой квитанцией интересоваться не будет.
    – Ох какой риск, Пол! А у тебя точно будут деньги?
    – Будут, не сомневайся, я уже об этом позаботился… вчера… – Пол хитро улыбнулся. – Ну же, ну! Давай, моя сладкая булочка, поторопись! Да, и принеси мне те десять тысяч, которые мы получили от Грейсона.
    – Пол, это же фальшивые банкноты!
    – Я помню, помню… – Пол многозначительно прищурил глаза.
    – Как знаешь… – Герти сложила губы в бантик – …Мой сладенький! Я переложила их в твой сейф. Будь с ними поосторожней, милый! – Она бросила на Пола кокетливый взгляд. – Ну ладно, побегу делать квитанцию, не скучай!
    Женщина вскочила с кресла и с быстротой, удивительной для ее комплекции, исчезла в приемной. Пол проводил её взглядом, усмехнулся, и открыв сейф, вмонтированный в письменный стол, достал оттуда две пачки упакованных банкнот. Взяв со стола папку из крокодильей кожи, он положил в нее деньги и небрежным жестом забросил на полку шкафа. Постояв в задумчивости пару секунд, Пол пробормотал себе под нос: “все будет хорошо” и неторопливо подошел к окну кабинета.
    В бассейне постепенно стали появляться люди. В правой части, предназначенной для обучения малышни, уже барахтались карапузы в пенопластовых жилетах. В левой половине, отгороженной канатом, появились первые мальчики, занимающиеся прыжками вводу. Пол, по привычке, поднял глаза вверх, что бы проверить нет ли посторонних на зрительских трибунах, и удивленно вскинул брови – в самом нижнем ряду сидел Перри, которого ни с кем нельзя было спутать из-за его пестрой “гавайки”. Пол помахал ему рукой и, жестами показав, что сейчас спустится, направился к двери, выходящей прямо в коридор.
    Он привычным движением повернул ручку, перешагнул порог и … резко остановился, чудом не столкнувшись лоб в лоб с пареньком, лет шестнадцати. Тот отпрянул назад и испуганно посмотрел на мужчину.
    – Тим?! – Пол удивленно поднял брови. – Ты что здесь делаешь?
    Мальчик был одет, так же как и большинство пацанов в городе, в короткие шорты и тонкую футболку – одежду, открывающую солнечным лучам гладкую кожу паренька и отлично подчеркивающую его легкую, пропорционально сложенную фигуру. Несмотря на высокий рост – мальчик был немногим ниже Пола, за счет короткой стрижки и мягких, почти детских черт безусого лица, он выглядел совсем подростком. Впрочем, пытливый взгляд его больших карих глаз выдавал недетский ум, проницательность и определенный жизненный опыт. От паренька веяло добродушием и рассудительностью, однако в данный момент он был немного напуган столкновением с мужчиной.
    – Я… мммм… опоздал… Вот зашел извиниться…
    – Чего?! – Пол недоверчиво улыбнулся. – С каких это пор мои пацаны стали извиняться за опоздание? А ну-ка бегом под душ и на вышку! – тренер шутливо наградил Тима легким подзатыльником и тот, облегченно вздохнув, со всех ног бросился выполнять приказание.
    Пол, покачав головой, с улыбкой проводил его взглядом.
    – Вот увалень! Хотя пацанов вообще трудно понять – то они дерутся в раздевалке, то извиняются за пятиминутное опоздание… Загадка природы!
    Обычный летний день быстро набирал обороты. Бассейн наполнился детским смехом, визгом, строгими окриками инструкторов и легкой музыкой, несущейся из громкоговорителя. Бортики и скамейки покрылись брызгами воды и загорелыми телами.
    Перри с удовольствием наблюдал, за тем, как прыгают с вышки мальчики местной спортивной команды. Стройные смуглые тела, покрытые лишь тонкими полосками трусиков, вытягивались на краю вышки в струнку, вбирая в себя гладкие животы, затем рассекали воздух умопомрачительными винтами и сальто, разбивали зеркальную поверхность воды и поднимали тучи брызг, похожие на хрустальные осколки. Вылезая на бортик, пацаны смешно фыркали, прыгали на одной ноге, без всякого смущения поправляли почти полностью съехавшие плавки и успевали повозится друг с другом. Мужчина так увлекся этим зрелищем, что не заметил, как на его плечо легла теплая ладонь.
    – Привет, Перри! Ну как тебе мои пацаны? – Пол сел на лавку рядом со своим другом.
    – Уф! – Перри вздрогнул от неожиданности. – Это ты, Пол…Что? А, пацаны… Ты знаешь, я вот сижу тут и задаю себе вопрос – почему я раньше-то не обращал на них внимания? … Нет, ну всё, после вчерашнего я твердо решил – нужно попробовать секс с мальчиком!
    – Значит шоу тебе понравилось? – ухмыльнулся Пол.
    – Спрашиваешь! – Перри весело толкнул его плечом. – Твоя сирень теперь должна вырасти до гигантских размеров. Я удобрил ее, наверное, раз пять.
    – Надеюсь, она не мутирует. – засмеялся его друг.
    – Нет, ты мне скажи, почему же я раньше-то не чувствовал в себе этой тяги? – Перри удивленно пожал плечами.
    – Ну, ты был женат…
    – Знаешь, Пол, если бы не дочь, я бы, пожалуй, сказал, что впустую потратил время…
    – Хм… А вот, кстати, и твоя дочурка, легка на помине!
    – Что? – Перри бросил взгляд в ту же сторону, куда смотрел Пол и увидел молоденькую девочку, одетую в короткую бежевую юбку, белую футболку и спортивные туфли.
    Девочка спускалась сверху по ступенькам трибун, и через каждые три секунды поправляла красивые длинные волосы, такие же светлые, как и у Перри. Поравнявшись с мужчинами, она одарила Пола кокетливой улыбкой и немножко, сморщив аккуратный носик, кивнула своему отцу.
    – Здравствуйте, мистер Ридли. Папа?! Что случилось?! Мне Бетти сказала, что видела тебя здесь. Почему ты не уехал?
    – Не беспокойся, солнышко! Я просто зашел поболтать с мистером Ридли. У тебя все в порядке? – Перри с нежностью посмотрел на дочь.
    – Конечно в порядке! – её губки слегка надулись. – Ты вечно волнуешься за меня, как будто я – ребенок!
    – Как успехи у нашей команды чирлидеров? – Пол вмешался в разговор, одаривая девочку очаровывающей улыбкой.
    – Хорошо, мистер Ридли! Сейчас как раз заканчиваем репетировать новую программу.
    – Ну кто бы сомневался! Такие красавицы, как ты, времени даром не теряют!
    Девочка мгновенно покрылась румянцем и лишний раз поправила волосы.
    – Ну а как тебе мои пацаны? – Пол, продолжая улыбаться, кивнул в сторону бассейна. – Да они же у вас все – желторотики! – фыркнула она.
    – Ну почему же все? Вон, видишь, тех двоих парней, что стоят чуть в сторонке? Это Чак и Тим. Им уже по шестнадцать. Согласись, красавцы! Ну много ли в городе мальчиков с такими фигурами?
    – Эти двое и правда ничего, – девочка снисходительно кивнула.
    – Ненси, тогда сделай мне одолжение, – Пол хитро прищурил глаза. – Помаши им рукой.
    – Зачем?!
    – Ты не представляешь, насколько это повысит эффективность тренировочного процесса!
    Ненси весело засмеялась, поправила волосы и нерешительно помахала рукой в сторону бассейна. Потом опустила глаза и вдруг, покраснев, послала пацанам воздушный поцелуй.
    – Пусть теперь только попробуют не стать чемпионами! – она окончательно смутилась и, не прощаясь, побежала вверх по ступенькам, открывая взору мужчин свои стройные ножки.
    – Эй, солнышко! – крикнул ей в вдогонку Перри. – Может мне тебя дождаться?
    – Нет, папа, нет! Мы с девчонками идем после тренировки на пляж! – голос Ненси стих вместе с топотом ее шагов…
    …Громкий визг ребятни, брызги, летящие из бассейна, малышня, снующая вдоль бортиков – все это создавало жуткую суматоху, выводящую из равновесия любого, кто попадал в зону ее действия. Однако два молоденьких паренька, словно окаменев, смотрели на зрительскую трибуну, ничего не замечая вокруг себя. Мышцы на их телах были напряжены до предела, а сосредоточенные взгляды смотрели в одну и ту же точку. Наконец, один из мальчиков шумно выдохнул и вытер рукой влажный нос.
    – Расслабься, Тимми, она махала не тебе! – он, набычившись повернулся к своему товарищу.
    – Чак, мне жаль тебя расстраивать, но я пятнадцать минут назад встретил Ненси в холле и пригласил ее сходить завтра в кино. Знаешь, она сказала, что это – отличная идея. – Тим говорил мирным голосом, со спокойным выражением лица, однако еле заметная издевка слегка приподняла уголки его рта.
    – Что?! – Чак, сделав резкий шаг, приблизился к Тиму так близко, что их тела почти соприкоснулись. Тимоти был выше на пол головы и мальчику пришлось задрать свой подбородок вверх. Высоко поднятые брови, слегка приоткрытый рот и раскрытые ноздри подчеркивали выражение ужаса и удивления, застывшего в его глазах. – Что ты сказал?!
    – Да ладно тебе, Чак, не заводись. – Тим примирительно улыбнулся и медленно шагнул назад. – Ну мне просто повезло, умей же красиво проигрывать.
    – Красссиво проигрывать… – Чак неестественно засмеялся, часто кивая головой. – Да умею я, Тимми, умею! Тем более тебе… Не впервой… Ха! – мальчик вдруг замер, уставившись на товарища широко раскрытыми неподвижными глазами. – Я только боюсь, мой друг, что сейчас мы в пух и прах проиграли оба.... – он понизил голос почти до шепота.
    – Ээээ… Почему это? Что ты имеешь в виду? – Тим недоуменно поднял брови.
    – Помнишь как ты злился вчера днем, когда застал нас с ней в холле?
    – Ну?
    – Так вот, мы тоже кое о чем договорились! – Чак начал тяжело дышать. –Она меня пригласила к себе… Сегодня ночью…
    – Что?! – глаза Тимоти вылезли на лоб, он непроизвольно шагнул вперед.
    – Да! Да! Да! – ступор Чака неожиданно сменился на состояние, близкое к истерике. Мальчик начал почти выкрикивать слова, правдивость которых подтверждала обида, переполнившая его глаза. – Комната ее отца в другом крыле! А забраться к ней на второй этаж – плевое дело! Да! Она сама мне предложила! Сама! Она предложила мне трахнуться…
    – Нет! – Тим отвернулся в сторону и замотал головой. – Нет! – Он вдруг резко бросился к Чаку и, сильно толкнув его в грудь, повалил на спину. Испуганный паренек, явно не ожидавший такого поворота, беспомощно забарахтался на скользком кафеле, пытаясь встать. – Я тебе не верю! – руки Тима с силой вцепились в шею Чака. Глаза мальчиков встретились, прочитав друг в друге мольбу о пощаде и жажду крови. Весь мир вокруг вдруг перестал существовать и время замерло, наблюдая за действием вечных законов…
    – … А ну-ка разошлись! – грозный голос, не предвещающий ничего хорошего, упал откуда-то сверху и вдребезги разбил решительность Тима. Вокруг вновь зашумели детские голоса, смех и плеск воды. – Я сказал – разошлись! Иначе сейчас спущусь и сам преподам вам урок бокса!
    Тим, повернув голову в бок, увидел свесившегося с перил зрительской трибуны Пола, который хмуро глядел на мальчиков. Паренёк с сожалением посмотрел на мужчину и медленно разжал ладони.
    – Не веришь?! – Чак тихо всхлипнул. – Не веришь?! Ну так приходи сегодня вечером, может устроим групповуху! – Он с трудом встал и, бросив грустный укоризненный взгляд на Тима, медленно поплелся к раздевалке.
    Тимоти опустил голову, спрятал за спину дрожащие руки и направился в другую сторону. О продолжении тренировки теперь не могло быть и речи. Пол, погрозив кулаком любопытной стайке мальчишек, наблюдавших за дракой, вернулся на скамейку к Перри.
    – Вот черт! Как пацанам сперма-то в голову бьет! Аж жуть берет…
    – Н-да, коррида что надо! – Перри усмехнулся, явно чем-то довольный.
    Пол, озабоченный происшествием, не обратил на это внимания.
    – Придется мне их самому мирить. А то еще чего доброго Тим покалечит Чака. Он же – вон какой верзила, силы своей не осознает. А у Чака гордости пацаньей – полные штаны. Ох и не легка тренерская работа!
    – Да-да! – Перри с улыбкой кивал головой.
    – А ты-то чего такой довольный? – Пол удивленно посмотрел на друга.
    – Кажется, я нашел второго пацана для нашего с тобой пари!
    – Что?! – Пол в ужасе вскочил со скамейки и круглыми глазами уставился на Перри.
    – Да! – захохотал тот. – Ты опять все правильно понял, приятель. Вторым будет Тим!
    – Нет! – Пол схватился за голову и начал взад-вперед ходить по проходу. – Ты не можешь со мной так поступить, Перри! Я что, по-твоему, бог?! Ты представляешь насколько они сейчас ненавидят друг друга?!
    Перри развалился на сиденье и, посмеиваясь, наблюдал за своим другом.
    – Да-да, ненавидят. Жутко ненавидят! Искренней пацаньей ненавистью – чувством, таким же чистым и сильным, как настоящая любовь.
    – Тоже мне друг, еще и издевается! – Пол с хмурым видом уселся обратно на скамейку.
    – Да брось ты, приятель, не дуйся! – Перри с улыбкой положил ладонь ему на плечо. – После того, как ты вчера с полуоборота, без всяких усилий трахнул пацана, мне явно нужна фора. А иначе какие, вообще, у меня шансы?
    – Ну ладно, ладно… – Пол, успокоившись, задумчиво постукивал пальцами по своему колену. – У тебя их и сейчас нет, – ухмыльнувшись, он посмотрел на Перри. – Помнишь первое условие, которое ты поставил?
    – Ну да – быть в курсе всех твоих действий. – его собеседник удивленно поднял брови.
    – Отлично! А как, насчет поучаствовать в самом процессе? – Пол, хитро улыбнувшись, подмигнул другу …

    страницы: [1] [2]









    SergeyI e-mail: si8@inbox.ru

    Copyright © GAYA.RU: Российский сервер геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов. Гей Знакомства и многое другое. ГЕЙ - ЛЕСБИ - БИ - ТРАНС - Russian Les Bi Gay site. Все права защищены.

    Опубликовано на: 2004-07-19

    [ Назад ]




    [ Правовая информация | Связь с администрацией, контакты | Реклама на сайте]

    Copyright ©2002-2003 Gaya.Ru
    Все права защищены.
    Копирование информации допускается при согласованием с администрацией портала.

    гей, gay, голубой, гей сайт, гей-сайт, место для геев, гей досуг, педик, гей общение, гей чат, форум, gay, gaya.ru, пидовка, секс, геи, гомофоб, отдых, знакомства
    SpyLOG
    Открытие страницы: 15110 секунды