Российский Гей-Сервер
  На главную | Регистрация | Наши форумы | Контакты | Открытки | Реклама на сайте | Карта сайта   
Почта
    
ЛОГИН:    Регистрация ПАРОЛЬ:  Забыли?
 --    
  Поиск по сайту:  
      

Голосование
Насколько долго вы сможете поддержать Вашу гей-семью?
Менее года...

Обычно через два года расходимся

Вас хватает на 4 года

Живем уже 8-10 лет и счастливы

Меня не интересует гей-семья


BBS форумы
  • Общий форум

  • Эскорт-услуги

  • Сниму/сдам квартиру

  • English BBS

  • Советы авторам

    Региональные BBS:



  • полный список >>>



  • Навигация
  • Вход в ЧАТ


  • Ваш аккаунт


  • Добавить статью


  • Журнал


  • Наши опросы


  • Список пользователей


  • Приватные сообщения


  • Рекомендовать сайт

  • Отдых, Общение

  • Гей-Фотогалереи


  • Регистрация на сайте


  • Знакомства


  • Открытки


  • Гей-видео обзоры


  • BBS Форумы


  • Отдых, гей клубы


  • ВИЗА
    Жизнь Российских геев за границей


  • Спорт и гомосексуальность



  • Гей литература
  • Литература, рассказы


  • Анекдоты


  • Приколы, Юмор


  • Доктор Сердце


  • Цветная жизнь



  • Психология
  • Здоровье, Психология


  • Геи инвалиды


  • Разберись в себе


  • Общество, гомофобия


  • Общество, Тюрьма



  • Ссылки

  • Качественный хостинг


  • WEB-дизайн


  • Знакомства


  • Открытки


  • BBS Форумы


  • be number one Rambler's TopShop


    Секс, Информация
  • Фетиш


  • Анальный Секс


  • Оральный секс


  • АнтиСПИД


  • Онанизм



  • Наука
  • Армия и Геи


  • Основы сексологии


  • Наука


  • Лесби раздел


  • Новости


  • Gay Guy



  • Мода
  • Стиль, Мода и Красота


  • Модельеры


  • Звезды эстрады



  • ГОМО и ФОБИЯ - Все грани неприязни - Доминик Дэйвис






    ГОМО и ФОБИЯ
    Все грани неприязни
    Доминик Дэйвис


    ОПРЕДЕЛЕНИЯ


    Другая жизнь или Под голубыми небесами...


    Обычно считают, что слово "гомофобия" впервые использовано Вейнбергом (Weinberg, 1972), хотя на самом деле до него это слово применил Смит (Smith, 1971). Однако именно Вейнберг дает этому понятию определение, на которое ориентируется большинство современных авторов и которое мы предлагаем использовать в качестве основы для его понимания. Гомофобия по Вейнбергу - это "страх контакта с гомосексуалами, а если речь идет о гомосексуалах, то под гомофобией понимается их отвращение к самим себе". Данное определение было дополнено Хадзоном и Риккетсом (Hudson and Rickets, 1980), предложившими использовать этот термин также для обозначения чувств тревоги, отвращения, гнева, дискомфорта и страха, которые могут испытывать гетеросексуалы в отношении лесбиянок и геев. Именно такого расширенного толкования данного термина мы будем придерживаться в этой главе и в книге в целом.

    Важно отметить, что слово "гомофобия" в современной литературе принимается далеко не всеми. Некоторые авторы считают его неточным и несоответствующим клиническому понятию фобии. Было предложено пользоваться такими понятиями, как гомоэротофобия (Churchill, 1967), гомосексофобия (Levitt and Klassen, 1974), гомосексизм (Lehne, 1976), гомонегативизм (Hudson and Rickets, 1980), а также "стыд, связанный с гетеросексизмом" (Neisen, 1990). Херек (Herek, 1991) высказывается против дальнейшего использования понятия "гомофобия", поскольку оно возлагает основную вину на индивида, вместо того чтобы рассматривать антигомосексуальные проявления как отражение культурных влияний, и предлагает пользоваться термином "антигомосексуальные предрассудки". Хотя на социальном уровне термин "антигомосексуальные предрассудки" вполне приемлем, было показано (Freund et al., 1973; Langvin et al., 1975; Shields and Harriman, 1984), что многие люди испытывают страх перед гомосексуальностью. Несмотря на то, что этот страх может быть культурно обусловлен, одним людям он присущ в большей степени, чем другим, что заставляет считать его проявлением индивидуальной аномалии. Поэтому, мне кажется, имеет смысл продолжать употреблять термин "гомофобия", хотя я также буду использовать и понятие "антигомосексуальные предрассудки" - в тех случаях, когда оно соответствует контексту обсуждения.

    Кроме того, я постараюсь показать разницу между понятием "интернализированная гомофобия", обозначающим ситуации, когда лесбиянки, геи и бисексуалы боятся или испытывают отвращение к гомосексуальности, и понятием "институционализированная гомофобия", обозначающим ситуации, когда социальные институты проявляют дискриминацию в отношении лесбиянок, геев и бисексуалов. Для обозначения этих проявлений используют также термин "гетеросексизм", определяющий "систему, при которой гетеросексуальность рассматривается как единственно приемлемая форма сексуального поведения" (Blumenfeld and Raymond, 1988, p. 244) либо такая форма сексуального поведения, которая признается в качестве более естественной и предпочтительной.

    Слово "бифобия" обозначает страх бисексуалов или предвзятое к ним отношение. Иногда оно может характеризовать антибисексуальные настроения, свойственные некоторым лесбиянкам и геям, поскольку негативное отношение гетеросексуалов направлено против гомосексуальной составляющей бисексуальной идентичности и может поэтому быть расценено как проявление гомофобии. Термин "бифобия" иногда принимают за обозначение жесткого подхода к пониманию человеческой сексуальности, допускающего лишь две "противоположные" (гетеро- и гомосексуальную) ориентации или две идентичности (мужскую и женскую). Более того, эти явления можно было бы квалифицировать как свидетельства биполярного мышления и не связывать их с фобией.

    И наконец, следует рассмотреть более общие понятия предрассудков и дискриминации, введенные Гордоном Олпортом (Allport, 1954) в его исследованиях расовых предрассудков. К сожалению, эти слова сохраняют свою значимость и по прошествии сорока лет:

    "Предрассудки связаны с проявлением антипатии, основанной на ложных и ригидных обобщающих суждениях. Они могут ощущаться или проявляться в поведении. Они могут быть связаны с группой в целом или с отдельным человеком, поскольку он является членом этой группы" (Allport, 1954, р. 9).

    "Слово дискриминация обозначает то, когда мы отказываем отдельным людям или целым группам людей в уважении наравне с другими людьми" (Allport, 1954, р. 51).


    РОЛЬ ПРЕДРАССУДКОВ

    Прежде всего, важно выяснить, почему существует гомофобия, какова ее цель и почему люди продолжают следовать ложным представлениям о лесбиянках, геях или бисексуалах.

    Одной из причин существования гомофобии может быть то, что мужская гомосексуальность воспринимается как угроза для социума и патриархального уклада жизни, при котором характерно признание главенства мужчин и "мужских" ценностей. Геев рассматривают как людей, не вписывающихся в этот уклад жизни (Weinberg, 1972), как "немужчин". С ними связывают негативные качества "женственности". Для многих полицейских характерно, например, стремление по малейшему поводу привлекать геев к уголовной ответственности, когда они вместе снимают домики в кемпингах или путешествуют, в чем, в сущности, нет никакого преступления, потому что все это делается взрослыми людьми по их взаимному согласию. Кроме того, полицейские нередко устраивают рейды по барам, где собираются геи, или являются на вечеринки, проводимые в частных домах геев. Полицейские редко позволяют себе обращаться таким же образом с лесбиянками, что позволило одному из специалистов по социальной работе с лесбиянками сказать о том, что "любой половой акт лишен какой-либо социальной значимости до тех пор, пока в нем не участвует пенис" (Bernard, 1992, р. 27).

    Некоторые психологические корни сохранения предрассудков были обозначены Тереком (Herek, 1991). Во многих случаях в основе предвзятого отношения к геям лежит желание человека повысить свою самооценку за счет унижения другого. Так, например, представитель евангелической церкви предает гомосексуальность анафеме, утверждая посредством этого акта свою религиозную идентичность; другой человек может грязно шутить по поводу геев, для того чтобы получить одобрение своих друзей. Можно достаточно легко утвердить свою принадлежность к той или иной социальной группе, "атакуя" представителей другой группы (феномен "поляризации"). Кроме того, предвзятое отношение к другим людям, в частности к геям, помогает некоторым упорядочить свои представления о мире, который кажется им слишком сложным и противоречивым. Они добиваются этого, разделяя людей на разные группы и устанавливая с некоторыми из них более тесные отношения, чем с другими. Стереотипы являются достаточно простым средством регулирования таких отношений.

    Еще одна причина сохранения предрассудков в отношении геев связана с тем, что они помогают некоторым людям компенсировать собственную неадекватность или разрешать внутрипсихические конфликты. Так, например, делая из лесбиянок, геев и бисексуалов "козлов отпущения", некоторые гетеросексуалы пытаются преодолеть свойственное им ощущение собственной неполноценности. Другим вариантом подобной "защитной" функции предрассудков может быть постоянное стремление некоторых людей связывать гомосексуальность с педофилией. Тем самым гетеросексуалы пытаются отвлечь внимание общества от того факта, что 95% всех актов сексуального насилия в отношении детей совершают гетеросексуалы. В обоих приведенных примерах нападающие на геев тем самым дистанцируются от неприемлемых для них собственных чувств, проецируя их на других, что можно рассматривать в качестве типичной фобической реакции.

    Олпорт (Allport, 1954) разработал шкалу для оценки предрассудков, в соответствии с которой каждый новый уровень их развития характеризуется усилением степени предвзятости в отношении какой-либо группы лиц. В отношении лесбиянок, геев и бисексуалов эта шкала выглядит следующим образом:

    1. Вербальное отрицание (вербальное открытое выражение отвращения и ненависти к лесбиянкам, геям и бисексуалам; грязные шутки, использование унизительных кличек - "педик", "голубой" и другие).

    2. Дискриминация (отказ обеспечить соблюдение прав лесбиянок, геев и бисексуалов, например, в получении ими образования, работы, аренды или покупке жилья и т. д., а также отказ в отношении к ним, как к равным).

    3. Физическое насилие (избиения и убийства геев, изнасилование лесбиянок и геев).


    ПОРТРЕТ ГОМОФОБА

    В обзоре литературы, освещающей проявления негативного отношения к лесбиянкам и геям, Терек (Herek, 1984) перечисляет некоторые отличительные признаки гомофоба. "Среднестатистический" гомофоб характеризуется:

  • нежеланием иметь личные контакты с лесбиянками и геями;

  • нежеланием сообщать другим о проявлениях собственной гомосексуальности или признавать себя лесбиянкой или геем;

  • общением с коллегами или знакомыми, проявляющими к лесбиянкам и геям негативное отношение, особенно если эти коллеги или знакомые - мужчины;

  • тем, что проводит время в тех местах, где люди демонстрируют свое негативное отношение к сексуальным меньшинствам, особенно в подростковом возрасте;

  • более старшим возрастом и более низким образованием по сравнению с неотягощенными гомофобией лицами;

  • религиозностью, частым посещением церкви и приверженностью консервативной религиозной идеологии;

  • следованием традиционным, ограниченным взглядам на гендерные роли;

  • сексуальной сдержанностью и склонностью к переживанию чувства вины в связи с проявлениями собственной сексуальности;

  • авторитарностью и другими связанными с ней личностными особенностями.

    Герек (Herek, 1984) также обнаружил, что отягощенные гомофобией гетеросексуалы нередко негативно относятся к представителям своего пола, и это более характерно для мужчин, чем для женщин.


    ИНСТИТУЦИОНАЛИЗИРОВАННАЯ ГОМОФОБИЯ

    Проявления социальной дискриминации лесбиянок, геев и бисексуалов многообразны. Отягощенное гетеросексизмом общество использует разные механизмы для того, чтобы не только дискриминировать лесбиянок, геев и бисексуалов, но и навязать им жесткие гендерные роли и внушить им чувство вины и стыда (для более детального изучения этого вопроса см. Blumenfeld, 1992).

    Одной из предпосылок формирования таких механизмов является ложное признание того, что все люди должны быть гетеросексуалами. В анкетах, заполняемых при устройстве на работу, имеется графа "семейное положение". Ведущие музыкальных радиопередач спрашивают звонящих в студию людей, есть ли у них друг или подруга противоположного пола и т. д. Общество крайне редко задумывается о том, что все эти ситуации не учитывают особенности довольно большой группы людей, называемой "сексуальные меньшинства", заставляя тех ощущать себя в роли аутсайдеров и "неполноценных" людей. Блуменфельд (Blumenfeld, 1992) цитирует теолога Тинни (Tinney, 1983), перечисляющего семь разных и тесно связанных друг с другом способов, посредством которых общество дискриминирует лесбиянок, геев и бисексуалов:

    1. Умолчание. Понимая, что дискриминация сексуальных меньшинств противоречит законам, общество стремится ограничить возможности лесбиянок, геев и бисексуалов в отношении их встреч и общения, а также свободного обсуждения волнующих их проблем. К примеру, можно обратить внимание на отсутствие социальных центров для их общения, а также телевизионных и радиопрограмм, посвященных обсуждению актуальных для них проблем.

    2. Отрицание гомосексуальной культуры. История мировой культуры оказалась переписанной таким образом, чтобы исключить любое упоминание о вкладе, который внесли в нее выдающиеся геи и бисексуалы - художники, философы, композиторы и т. д. Босвелл (Boswell, 1980) приводит многочисленные примеры того, как это делается посредством цензуры, замалчивания, искажения фактов и гендерной принадлежности.

    3. Отрицание масштабов гомосексуальности. Несмотря на данные многочисленных исследований, свидетельствующие о распространенности гомосексуальной идентичности и гомосексуального поведения, население (в значительной мере благодаря влиянию средств массовой информации) продолжает отрицать существование сообщества лесбиянок, геев и бисексуалов. Прошло уже более 45 лет с тех пор, как Кинси с коллегами (Kinsey et al., 1997) сообщил о том, что около 37% мужчин в период взрослой жизни имеют опыт по крайней мере одного сексуального контакта, закончившегося оргазмом, с лицами того же пола. Но, несмотря на это, ущемление гражданских прав лесбиянок, геев и бисексуалов продолжается как в Великобритании, так и во многих других странах мира. Так, например, лишь из-за того, что в 1993 г. на улицах Лондона велись поиски серийного убийцы, пресса обратила внимание на проходящий в этом городе "Марш гомосексуальной Гордости", ставший крупнейшей за последние три года общественной акцией (в 1994 г. в "Марше" приняли участие около 160 000 человек). Средства массовой информации, как правило, игнорируют такие события. Когда же появляются какие-либо сообщения о жизни представителей сексуальных меньшинств она рисуется мрачной, опасной, полной измен и насилия. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть газеты.

    4. Страх открытости. Некоторые гетеросексуалы и даже некоторые представители сексуальных меньшинств испытывают неприятные чувства, когда проводится открытое обсуждение тем, связанных с гомосексуальностью. Для гетеросексуалов совершенно нормально рассказывать другим о том, как они провели выходные дни, однако если гей захочет поделиться этим с другими, его могут обвинить в "бравировании" своей гомосексуальностью. Ему могут сказать: "Меня не волнует твоя частная жизнь, но твой гомосексуализм стоит у меня поперек горла". Ему также могут напомнить о том, что "хорошие геи" - это те, кто старается не посвящать других в детали своей жизни. Многие люди, для того чтобы не называть вещи своими именами, избегают обсуждать темы, связанные с гомосексуальностью, и предпочитают пользоваться эвфемизмами типа "Да, он этот самый..." или "Она слишком мужеподобна".

    5. Создание специальных общественных мест. Общество предпочитает создавать для геев специальные гетто. В Великобритании, например, такими гетто являются "деревни геев", расположенные в лондонском Сохо - в районе Олд Комптон Стрит или в районе Блум Стрит в Манчестере. Такие гетто не обязательно связаны с определенным местом на карте. Ежегодно проводимый в июне в центре Лондона "Марш гомосексуальной гордости" свидетельствует о том, что представители сексуальных меньшинств имеют возможность заявить о себе открыто лишь один день в году.

    6. Отрицание самонаименования. Слова "лесбиянка" и "гей" используются представителями сексуальных меньшинств с целью положительной самоидентификации. В то же время многие люди продолжают называть геев гомосексуалистами. Те находят данное обозначение своей гомосексуальной идентичности унизительным. Такие слова, как "квиер" или "дайк", широко используются применительно к тем людям, которые вызывают презрение или антипатию, независимо от их сексуальной ориентации, и, как правило, не вызывают противодействия со стороны родителей и учителей. Не так давно определенная часть лесбиянок и геев начала по-новому использовать эти слова для того, чтобы нейтрализовать их негативный смысл, связанный с презрением и ненавистью.

      "Ничто не заставит либерала - гея или гетеросексуала - в такой степени гордиться своей либеральностью, как самонаименование "квиер" (queer - от английского "подозрительный"). Это слово напоминает о том, что они способны игнорировать гомофобию и в своем повседневном общении говорить о "геях". Либералы-гетеросексуалы, использующие слово "квиер", чувствуют, что добились всего, к чему мы стремились, лишь изменив язык, который общество использовало для того, чтобы обозначить нас в качестве "неприкасаемых"" (активист из "Нации Квиеров", цит. по Alcorn, 1992, р. 75).

    7. Негативный символизм. Гетеросексуальное общество формирует определенные нормы и правила поведения, в которые не вписываются представители меньшинств. Отклонение от этих норм и правил рассматривается обществом как проявление неадекватности представителей меньшинств. Для того чтобы обозначить "отклоняющуюся" идентичность, отличающуюся от тех, кто имеет иную систему ценностей, общество также формирует оценочные стереотипы. Пример этого - отказ общества лесбиянкам и геям в праве создавать семью и последующий упрек в том, что они якобы неспособны к глубоким интимным отношениям и склонны к промискуитету. Поступая так, общество проецирует на меньшинства свои теневые качества. Когда-то давно чернокожих обвиняли в злонравном использовании вуду-практик и черной магии, поскольку некоторые формы их духовных практик сильно отличались от традиционных, спокойно протекающих христианских обрядов. Лесбиянки и геи воспринимаются обществом как люди, не способные контролировать свои сексуальные импульсы, склонные к развратным Действиям и опасные для окружающих, искушающие малолетних для того, чтобы склонить их к гомосексуальности. Все это заставило некоторых гей-активистов, пародируя подобные представления, носить майки с надписью: "Дайте нам ваших детей, и то, что мы недотрахаем, мы просто съедим!"


    ИНСТИТУЦИОНАЛИЗИРОВАННАЯ ГОМОФОБИЯ В ОБЩЕСТВЕ

    Утверждение главенства гетеросексуальности и дискриминация сексуальных меньшинств, являющиеся следствием институционализированной гомофобии, ведут к попранию прав лесбиянок, геев и бисексуалов в самых различных сферах жизни. Дискриминация может быть представлена в виде следующего цикла (Walsh, 1992).



    Я предлагаю читателям представить, с какими словами, образами и чувствами ассоциируется каждое из понятий, обозначенных на рисунке.

    Я собираюсь рассмотреть три области проявления институционализированной гомофобии - сферу образования, отдых и занятость. Этих областей, конечно же, больше.


    Образование

    Школы зачастую боятся знакомить детей с представлениями, касающимися гомосексуальности, поскольку их могут привлечь к судебной ответственности (статья 28 Правительственного Акта от 1990 г., которая запрещает "пропаганду гомосексуальности в качестве формы семейных отношений"). Поэтому во многих школах осуществляется цензура любой информации, касающейся гомосексуальности, а учителя опасаются, что их обвинят в создании положительного образа лесбиянок, геев и бисексуалов (см. Rivers, 1995a, 1995в). В то же время правительство передало право определять содержание программ сексуального образования детей от местных отделов образования руководству школ. Это означает, что руководители школ, придерживающиеся либеральных взглядов, могут найти возможность для того, чтобы сформировать в глазах детей положительный образ гомосексуальности.

    Почему же столь важно создать в глазах детей положительных образ гомосексуальности? Во-первых, для того, чтобы убедить тех молодых людей, которые знают, что они лесбиянки, геи или бисексуалы, или это предполагают, в том, что их сексуальность является здоровой и естественной. Во-вторых, для того, чтобы сформировать у детей представление о многообразии форм культурного и сексуального опыта и тем самым помочь им преодолеть гомофобию, гетеросексизм и дискриминационные стереотипы мышления. В-третьих, для того, чтобы предоставить точную информацию о многообразии сексуальных предпочтений тем, кто еще не разобрался в своих сексуальных предпочтениях, благодаря чему они могут чувствовать себя более уверенно и принимать решение относительно формы собственного сексуального поведения, избежав при этом излишнего страха, сомнений и унижений. И наконец, учитывая, что многие юноши и девушки нетрадиционной сексуальной ориентации совершенно не знают истории гомосексуальности, создание положительного образа гомосексуальности поможет им лучше ее узнать, подобно тому как школьники афрокарибского происхождения сейчас изучают историю и культуру народа этого региона. Очень важно, чтобы школьники получали какие-то знания об основных культурных меньшинствах, представленных в нашем обществе.

    Поэтому было бы полезно иметь в штате школьных преподавателей учителей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, которые могли бы явить учащимся положительный образец для подражания и их поддерживать. Кроме того, было бы важным при знакомстве учащихся с разными деятелями истории и современности сообщать им, являлся ли тот или иной человек лесбиянкой, геем или бисексуалом. Дополнительно проблемы образования будут рассмотрены в восьмой главе.


    Отдых

    Спорт. Атмосфера, царящая в спортивных центрах, в особенности когда это связано с командными видами спорта, напоминает многим лесбиянкам, геям и бисексуалам о том страхе и унижении, которые они испытывали в школе, а потому они предпочитают обходить эти центры стороной. Для многих командных видов спорта характерен гетеросексизм и бравирование маскулинностью, что неизбежно сопряжено с унижением геев и бисексуалов - как детей, так и взрослых.

    Женские же командные виды спорта, особенно регби и футбол, привлекают большое число лесбиянок. Поскольку для этих видов спорта характерен выраженный дух феминизма, к лесбиянкам здесь относятся весьма терпимо, хотя стремятся это особенно не афишировать, чтобы защитить спортсменок от проявлений гомофобии - как официальной, так и неофициальной, характерных, скажем, для представителей спортивного движения, нередко дискриминирующих спортсменок, а также их мужей и друзей, подозрительно относящихся к отношениям своих жен и подруг с другими членами команды. Показательно, что гомосексуальная ориентация некоторых чемпионок, например теннисистки Мартины Навратиловой, ничуть не повредила ее спортивным достижениям или популярности среди болельщиков.

    Кино, театр и телевидение. В кинематографе можно найти немало образов геев. Чаще всего это негативные стереотипные образы, такие как холодящий кровь образ отвратительного серийного убийцы из "Основного инстинкта" или соседа-гея по лагерю в фильме "Фрэнки и Джонни". Для более обстоятельного знакомства с образами лесбиянок и геев в кинематографе рекомендую прочесть книгу Вито Руссо "Целлулоидный клозет" (Russo, 1991). В настоящее время практически невозможно привести ни одного примера сколько-нибудь известных голливудских фильмов, где бы при изображении образов лесбиянок, геев или бисексуалов постановщики не прибегали к стереотипам. Очевидно, что голливудская киноиндустрия отягощена гомофобией. Это прекрасно показано в работе Микеланджело Сигнориле "Квиер в Америке" (Signorile, 1994).

    В то же время в тех театрах и на киностудиях, которые не относятся к лидерам шоу-индустрии, ставятся спектакли и снимаются фильмы, демонстрирующие и утверждающие различные сексуальные предпочтения. В ряде пьес, индивидуальных выступлениях артистов и малобюджетных фильмах отражается жизнь лесбиянок, геев и бисексуалов, их опыт, история и культура.

    На четвертом канале телевидения демонстрировались четыре программы, посвященные жизни лесбиянок и геев. Эти программы были под угрозой снятия, и когда в 1993 году у четвертого канала возникли трудности с финансированием, их сняли в первую очередь. Показ возобновился в 1994 году, и хотя национальная программа про лесбиянок и геев являлась на четвертом канале единственной в своем роде, ее эфирное время составляло всего 10 часов в год. Если учесть, что четвертый канал ориентируется на представителей всевозможных меньшинств, такой объем вещания, конечно же, вряд ли пропорционален тому проценту населения Великобритании, который составляют представители сексуальных меньшинств.

    Группы по интересам. В мартовском выпуске ежемесячного журнала "Gay Times" за 1996 г. приводится список групп по интересам, включающий в себя камерные ансамбли, группы поддержки глухих, представителей разных национальностей, спортивные секции и группы досуга. Бисексуалы, лесбиянки и геи, участвуя в этих группах, могут устанавливать контакты друг с другом, исходя из общности интересов и увлечений. Однако большинство подобных групп функционирует в Лондоне, организуется мужчинами и предназначается для мужчин.

    Для тех, кто проживает за пределами столицы, ситуация выглядит совершенно иначе. Чаще всего сообщества, расположенные вне Лондона, функционируют как группы поддержки одиноких представителей сексуальных меньшинств. Лишь некоторые из них ориентированы на различные формы досуга, такие, например, как бридж или садоводство. Представляется, что деятельность провинциальных гей-сообществ направлена на оказание социальной поддержки, а не на активизацию социальной жизни представителей сексуальных меньшинств, с учетом их интересов и увлечений.


    Работа

    Можно привести многочисленные примеры дискриминации лесбиянок и геев на рабочем месте. В небольшом по объему, но важном исследовании, проведенном в 1986 г. LAGER - "Обществом защиты труда лесбиянок и геев" (Greasley, 1986), указывается, что 78% респондентов-геев заявили о том, что предпочли скрыть свою сексуальную идентичность при приеме на работу. Из 200 респондентов 12 потеряли работу из-за своей сексуальной ориентации, а 51 человек по той же причине испытывал серьезные сложности, в числе которых упоминались выговоры и медленное продвижение по службе. Если незаслуженно пострадавшие на работе геи обращались в суд, тот, как правило, защищал интересы работодателя и находил проявления дискриминации в отношении геев обоснованными. Особенно это было характерно для тех случаев, когда пострадавший работал с молодыми людьми или общественностью.


    ПРОЯВЛЕНИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗИРОВАННОЙ ГОМОФОБИИ СРЕДИ РАБОТНИКОВ СФЕРЫ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

    Проявления дискриминации представителей сексуальных меньшинств характерны и для сферы психического здоровья. Это неудивительно, учитывая, что психиатры и психотерапевты под видом "лечения" гомосексуальности нередко причиняли клиентам серьезный психологический, нравственный и физический ущерб. Анализируя взаимосвязанные сферы - психотерапевтическое образование, супервизорство, консультирование и, наконец, клиническую практику, мы найдем многочисленные проявления гетеросексизма и гомофобии.


    Психотерапевтическая подготовка

    "Отсутствие в системе профессиональной подготовки специалистов разделов, включающих новую, достоверную информацию, позволяющую развеять старые мифы и стереотипы, следует расценить как проявление свойственной психиатрии гомофобии, которая сохраняется вопреки научным фактам" (Forstein, 1988, р. 34).

    Читатель может легко убедиться в том, что гомофобия свойственна не только многим психиатрам. В большинстве британских программ подготовки консультантов-психотерапевтов вопросы работы с лесбиянками, геями и бисексуалами совершенно не рассматриваются. По нашим сведениям, лишь одна из действующих на сегодняшний день британских программ включает трехдневный блок, посвященный этим вопросам. Следствием игнорирования данной проблемы стал целый ряд негативных моментов. Одним из них является, к примеру, то, что от этого страдают студенты-психотерапевты нетрадиционной сексуальной ориентации. В процессе написания данной главы я провел специальное исследование, предложив лесбиянкам, геям и бисексуалам, проходившим обучение психотерапии, поделиться своими впечатлениями от учебных программ. Вот несколько примеров их ответов:

    "В ходе семинара, посвященного вопросам интимных отношений, я сказала его участникам: "Вы все знаете о том, что я - лесбиянка, не так ли?" Одна из женщин ответила: "О, да, мы не придаем этому никакого значения". В ходе обучения я не хотела себя "обнаруживать", хотя когда другие студенты узнали о моей сексуальной ориентации, они старались меня поддержать. Не уверена, что преподаватели поступили бы аналогично, и, исходя из своих ощущений в ходе подготовки, думаю, что могу чувствовать себя комфортно лишь в том случае, если буду достаточно искренней. Говорить же о себе полуправду - все равно, что присутствовать в учебном процессе лишь наполовину".

    При оценке образовательных программ многие респонденты отмечали, что преподаватели, как правило, не осмысляли политической природы гомофобии и гетеросексизма. Нередко среди студентов есть лишь один представитель сексуальных меньшинств, который чувствует себя очень одиноко. Если он не поднимет вопрос о дискриминации лесбиянок, геев и бисексуалов, эта проблема будет совершенно забыта. Однако если все же студент наберется духу, его могут обвинить в том, что он "поет все ту же старую песню". Как выразился один из респондентов: "Я хочу, чтобы при проявлении гетеросексизма преподаватели обращали бы на это внимание студентов". Разумеется, чрезвычайно важно, если все студенты, независимо от их собственной сексуальной ориентации, могут прояснить вопросы гетеросексизма и гомофобии.

    Они могут совершенно не понимать того, что означает быть "обнаружившимся" и являться лесбиянкой, геем или бисексуалом.

    "Все узнали, что я лесбиянка, когда одна из студенток публично дала на меня злобную реакцию. Ни студенты, ни преподаватели не поняли, чего мне стоило сохранить свое достоинство. Этот случай заставил меня почувствовать себя еще более одинокой, чем раньше. Я даже подумала о том, чтобы прекратить обучение".

    Целый ряд важных доводов в пользу обсуждения при психотерапевтической подготовке аспектов работы с лесбиянками, геями и бисексуалами содержится в книге Бурке (Buhrke, 1989). Он пишет:

    "1. Гетеросексизм лежит в основе многих традиционных школ психологического консультирования и теорий психического развития (например, фрейдовского представления о стадиях психосексуального развития, ориентированного на гетеросексуальные отношения (Grain, 1985), или эриксоновской концепции психического развития).

    2. Важно, чтобы психотерапевт умел различать, когда сексуальная ориентация клиента может быть предметом обсуждения, а когда - нет (так, скажем, когда клиент обсуждает с психотерапевтом вопросы своих интимных отношений, его сексуальная ориентация не должна быть в центре внимания).

    3. В ходе стажировки обучающихся преподаватели должны предоставить им достаточно информации по вопросам культуры и жизненного стиля лесбиянок, геев и бисексуалов, чтобы не обременять тех необходимостью рассказывать специалистам об этом, а супервизорам следует обращать внимание на проявления в ходе работы специалистов гомофобии и гетеросексизма.

    4. При обсуждении вопросов психического развития преподаватели должны давать студентам информацию об особенностях формирования идентичности лесбиянок, геев и бисексуалов, а также о процессе "обнаружения" и других проблемах, с которыми сталкиваются представители сексуальных меньшинств на протяжении своей жизни.

    5. В ходе профессиональной подготовки студентов необходимо обсуждать особенности консультирования лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, обращающихся по вопросам интимных отношений, психосексуальных дисфункций и сексуальной психотерапии.

    6. Необходимо затрагивать вопросы консультирования семей лесбиянок и геев, а также работы с молодыми лесбиянками, геями и бисексуалами".

    У меня сложилось впечатление, что для большинства британских программ профессиональной подготовки психотерапевтов характерна институционализированная гомофобия. Эти программы не учитывают запросы студентов, представляющих этнические меньшинства, не обращают должного внимания на потребности и необходимость оказания помощи лицам с ограниченными возможностями и, конечно же, на потребности студентов и клиентов, представляющих сексуальные меньшинства. Преподавателями этих курсов являются исключительно белые гетеросексуалы, а потому большинство студентов тоже являются таковыми. Очень часто текст заданий, выполняемых в ходе обучения, имеет гетеросексический оттенок. Однако если бы мы стали руководствоваться тезисом Кейлеффа о том, что без соответствующей подготовки работать с клиентами, представляющими иные культурные группы, неэтично, скольким из нас пришлось бы отказать клиентам в своих услугах? Как часто все же мы без угрызений совести взимаем деньги с клиентов и студентов, представляющих иные культурные группы, будучи не готовы с ними работать? Руководителям и ведущим программ психотерапевтической подготовки следует, по-видимому, прибегать к услугам консультантов по правам человека, чтобы те контролировали порядок и критерии подбора студентов, а также структуру и "идеологию" программ.


    Вопросы супервизорства и консультирования

    Другой сферой, где позиции гомофобии еще достаточно сильны, является супервизорство и консультирование. Здесь я хотел бы рассмотреть два основных вопроса: первый связан с супервизированием психотерапевтов-гетеросексуалов консультантами-гетеросексуалами, в ходе которого обсуждаются различные проблемы работы с лесбиянками, геями и бисексуалами; второй - с супервизированием психотерапевтов нетрадиционной сексуальной ориентации консультантами-гетеросексуалами.

    Когда и консультант, и психотерапевт - гетеросексуалы, консультант должен быть подготовлен в кросс-культуральном плане. Ему необходимо осознавать, что он и психотерапевт пропускают всю информацию через "культурные фильтры". Это особенно справедливо в отношении тех случаев, когда ни консультант, ни психотерапевт не имеют какой-либо подготовки по аффирмативной гей-психотерапии и отягощены гомофобией. Тиевски (Tievsky, 1988, р. 58) перечисляет определенные признаки гомофобии, на которые консультант должен обращать внимание в ходе своего общения с психотерапевтом: "Некоторыми признаками гомофобии, выявленными в ходе специальных исследований, можно считать шутки по поводу представителей сексуальных меньшинств (Grawick, 1983); неудобство, переживаемое человеком в контакте с представителями сексуальных меньшинств (Moses and Hawkins, 1982); враждебное отношение к ним; склонность к стереотипным оценкам или игнорирование самого факта существования лесбиянок, геев и бисексуалов (Messing et al., 1984); чрезмерное подчеркивание значимости сексуальной ориентации клиента (Rabin et al., 1986) и, естественно, проявление жалости к представителям сексуальных меньшинств (Woodman and Lenna, 1980). Другим весьма часто встречающимся среди психотерапевтов проявлением гомофобии является их убеждение в том, что сексуальная ориентация не имеет никакого значения. По сути это означает игнорирование того, что дискриминация оказывает влияние на жизнь представителей сексуальных меньшинств" (Messing et al., 1984).

    Психотерапевты и супервизоры должны быть весьма осмотрительны, чтобы не проецировать на клиента свою (гетеросексуальную) систему оценок. Оценка происходящего в жизни клиента будет во многом иной, если наблюдатель имеет представление о культурных нормах и ценностях гомосексуального сообщества. Надеемся, что эта книга поможет специалистам и супервизорам - гетеросексуалам - получить такое представление.

    Одна из проблем, с которой сталкиваются психотерапевты нетрадиционной сексуальной ориентации, супервизируемые консультантами-гетеросексуалами, заключается в том, что им необходимо подвергать цензуре сообщаемое ими консультанту с тем, чтобы защитить себя или клиента от обвинений. Вот что пишет один из психотерапевтов:

    "Я работал с Майком, 44-летним геем, который встречался с большинством своих сексуальных партнеров в общественных туалетах. Я подождал, пока пройдет несколько сессий, прежде чем решился представить ход нашей работы супервизору, поскольку опасался, что супервизор расценит поведение Майка либо как патологическое, либо как свидетельствующее о его неспособности устанавливать "нормальные" сексуальные отношения. Мне не хотелось объяснять супервизору все нюансы гомосексуальных актов, совершающихся в общественных туалетах. Я также не хотел, чтобы супервизор узнал о том, что я знаком с этим во всех подробностях, поскольку сам имею опыт таких контактов. Супервизор вполне мог обвинить меня в такой же мере, как и Майка. В конце концов мне пришлось рассказать супервизору о ходе нашей работы. Все прошло нормально, хотя перед тем как приступить к обсуждению клинических вопросов большую часть консультации я провел, объясняя супервизору, что такое секс в общественных туалетах".

    Весьма полезно, когда супервизор определенным образом будет подготовлен к работе с представителями сексуальных меньшинств, прежде чем начнет консультировать психотерапевтов-лесбиянок, геев и бисексуалов. Лучше, если он потратит определенное время на самостоятельное изучение вопросов работы с представителями сексуальных меньшинств, вместо того чтобы вынуждать психотерапевта объяснять ему эти вопросы. Очевидно, что супервизоры должны осознавать проявления свойственных им самим гомофобии и гетеросексизма. Приводимый ниже пример показывает особенности супервизирования психотерапевта-гея консультантом-гетеросексуалом, который и является автором данного описания:

    "Джеймс был "обнаружившимся" геем; я работал с ним в качестве супервизора в течение нескольких лет. В начале нашего знакомства, когда иногда Джеймс выглядел усталым, я думал, это связано с тем, что он излишне озабочен своей личной жизнью и что ему не хватает "мускулов" - это понятие сложилось у меня еще со школьных времен. Образ человека "без мускулов" явно ассоциировался у меня с гомофобическим представлением о "педике". Оказалось, картина, нарисованная моим воображением, не имеет никакого отношения ни к действительным характеристиках Джеймса, ни к его жизненной ситуации".


    Вопросы клинической практики

    Некоторые из них могут касаться восприятия психотерапевта-гетеросексуала. Одна клиентка-лесбиянка сообщила мне следующее:

    "Я обратила внимание на то, что стараюсь не говорить психотерапевту о некоторых вещах. Так, например, я не хотела говорить психотерапевту о негативном опыте своих отношений с мужчинами, потому что психотерапевт могла подумать: "Ага, вот почему она стала лесбиянкой". Я сомневаюсь в том, что она сможет понять то, что я счастлива быть лесбиянкой".

    Попытки клиента скрыть часть информации представляют для психотерапевта-гетеросексуала серьезную проблему. Клиент может подозревать, что психотерапевту свойственна гомофобия или он придерживается гетеросексуальных принципов до тех пор, пока тот не продемонстрирует клиенту, что может быть непредвзятым и обучаться новому. Об этом свидетельствует следующее описание, сделанное другим моим коллегой:

    "В ходе моей психотерапевтической работой с мужчиной-гетеросексуалом... я вполне искренно заявил, что его гетеросексуальность не является для меня помехой, так же как не является помехой то, что я - гей. Клиент был хорошо знаком с нашей субкультурой, восприимчив и проявлял интерес к вещам, которые были ему еще плохо известны. К примеру, я сообщил ему о фонде Терренса Хиггинса, о видеофильме, демонстрирующем безопасный секс для геев - он даже купил этот фильм, чтобы показывать в ходе проводимых им занятий, посвященных сексуальному воспитанию. Я чувствую его понимание и поддержку - он ни разу не дал мне повода думать, что считает мою сексуальность проблемой".

    Не стоит забывать о том, что 37% мужчин имели опыт хотя бы одного гомосексуального контакта, закончившегося оргазмом. Многие мужчины-гетеросексуалы могли иметь гомосексуальные связи и в то же время быть отягощенными гомофобическими предрассудками. Это не может не вызывать у них чувств тревоги и растерянности. Очень важно, чтобы они осознавали свои чувства, связанные с их работой с клиентами нетрадиционной сексуальной ориентации.


    ИНТЕРНАЛИЗИРОВАННАЯ ГОМОФОБИЯ

    Лесбиянки, геи и бисексуалы хорошо осознают, что определенная часть общества не желает мириться с самим фактом их существования. Ненависть и предрассудки, характерные для некоторых людей, порой растут как раковая опухоль и обладают "внутрипсихической злокачественностью" (Forstein, 1988, р. 34). Интернализированная гомофобия является одной из центральных проблем при работе с представителями сексуальных меньшинств. Некоторые психотерапевты читали об интернализированной гомофобии, и в данной главе содержится полезная информация, позволяющая различать и осознавать это явление, а также ему противодействовать.

    "Негативные чувства по поводу своей сексуальной ориентации могут принять генерализованный характер и серьезно отразиться на мироощущении человека. Это может проявляться в широком диапазоне признаков - от склонности к переживанию собственной неполноценности, связанной с проявлением негативного отношения окружающих, до выраженного отвращения к самому себе и самодеструктивного поведения" (Gonsiorec and Rudolph, 1991, p. 166).

    "В определенный момент психотерапии каждый гей может заявить о том, что чувствует себя несчастным и неудовлетворенным из-за своей гомосексуальности. Социализация любого гея предполагает интернализацию того унижения, которое он переживает" (Isay, 1989, р. 120).

    Любой гей, бисексуал или лесбиянка, выросшие в Великобритании, так или иначе интернализируют негативное отношение общества к сексуальным меньшинствам. Хотя большинство геев рады быть геями, на определенном, чаще всего неосознаваемом уровне многие из них испытывают по этому поводу дискомфорт. Задачей психотерапевта является выявление подобных негативных переживаний и помощь в их осмыслении и признании того, что эти чувства - не что иное, как результат критического отношения общества к его сексуальности, которая является вполне естественной и здоровой.

    Важно, чтобы психотерапевт не боялся спрашивать клиента о его негативных переживаниях, вызванных сознанием своей принадлежности к сексуальным меньшинствам. Использование аффирмативной гей-психотерапии отнюдь не означает, что специалист должен демонстрировать клиенту свой оптимизм. Если обсуждение подобных негативных переживаний происходит в атмосфере взаимного доверия, когда клиент чувствует, что его сексуальность принимается психотерапевтом, он не будет воспринимать попытки специалиста обсуждать эти переживания как стремление изменить его сексуальную ориентацию либо как проявление свойственной психотерапевту гомофобии. Тем не менее психотерапевт должен допускать, что некоторые клиенты могут воспринять его вопросы именно таким образом. Кроме того, для некоторых представителей стигматизированных социальных групп из-за постоянных унижений весьма характерно демонстрировать свою "лояльность" по отношению к этим группам. Поэтому они крайне неохотно признают свои негативные чувства, связанные с принадлежностью к ним.

    Психотерапевт должен осознавать, что клиент может воспринимать его как носителя социальных и семейных запретов, направленных против гомосексуальности, а потому проецировать на специалиста сильные негативные переносы. Обсуждение сексуального поведения представляет для лесбиянок, геев и бисексуалов особую сложность. Чтобы побудить клиента к большей открытости и предоставить психотерапевту необходимую информацию, тому необходимо чувствовать себя достаточно свободно.

    Кармен де Монтефлорес (Carmen de Monteflores, 1986) перечисляет четыре интрапсихических и межличностных механизма преодоления гомофобии и гетеросексизма:

    1. Ассимиляция. "Центральный вопрос ассимиляции связан с выживанием". Ассимиляция предполагает имитацию поведения, установок и языка доминирующей группы для того, чтобы получить "пропуск" в общество. Результатом этого является "ощущение предательства по отношению к самому себе, чувство неловкости и отчуждения от ценностей своей культурной группы" (de Monteflores, 1986, pp. 75-76). Кроме того, из-за ощущения своей "невидимости" для окружающих, включая самых близких людей, могут возникнуть чувства вины, сожаления и гнева.

    2. Конфронтация. Примером этого является процесс "обнаружения" себя представителем сексуальных меньшинств. Бросая вызов негативным стереотипным оценкам большинства, представители сексуальных меньшинств "трансформируют свою слабость в силу" (de Monteflores, 1986, p. 77). "Обнаружение" начинается с укрепления чувства собственного достоинства и обычно имеет своим результатом признание обществом "новой" идентичности представителя сексуальных меньшинств. Некоторые из них, встречаясь с проявлениями стигматизации, склонны открыто проявлять свой гнев, порой даже не вполне адекватный ситуации (см. описание хода работы с клиентом по имени Джеми в восьмой главе этой книги).

    3. Геттоизация. Геттоизация предполагает жизнь в пределах географических и психологических границ определенной субкультуры. В большинстве городов, где имеются крупные сообщества лесбиянок и геев, можно найти определенные районы, где проживает значительный процент представителей сексуальных меньшинств. Субкультура меньшинств поддерживается лишь благодаря объединению их представителей друг с другом, чтению газет и книг соответствующей направленности, общению в специально отведенных для представителей сексуальных меньшинств местах. Иногда это сопровождается конфронтацией с гетеросексуалами, их культурными нормами и признанием их как явлений равного порядка или даже патологических (см. с. 62).

    4. Специализация. Де Монтефлорес (de Monteflores, 1986, p. 80) определяет специализацию как "восприятие себя в качестве существа особого рода, наделенного уникальными свойствами - например, экзотичностью - либо особыми талантами; как имеющего превосходство над другими в силу перенесенных страданий, а также как принадлежащего к группе "избранных" или "изгнанных"". Все это, конечно же, является проявлением психологической защиты в форме рационализации (см. ниже в этой главе Margolies et al., 1987).

    Софи (Sophie, 1988) выделяет шесть копинговых стратегий, используемых ее клиентками-лесбиянками и позволяющих им прийти к согласию со своей сексуальной ориентацией. Эти стратегии являются эффективными в преодолении интернализированной гомофобии и могут быть использованы геями и бисексуалами.

    1. Когнитивная реструктуризация - является одним из основных средств преодоления или нейтрализации интернализированной гомофобии и формирования положительного взгляда па собственную сексуальность. Психотерапевт может помочь в этом клиенту, проявляя готовность к обсуждению стереотипов негативной оценки обществом лесбиянок, геев и бисексуалов и многообразия их жизненных стилей. Библиотерапия (психотерапевтическое использование соответствующей литературы аффирмативного характера, реалистической и фантастической) может быть также очень полезна.

    2. Избегание негативной идентичности. Софи (Sophie, 1985, 1988) обнаружила различие между представительницами клинической и неклинической популяций, заключавшееся в том, что последние предпочитали себя не "обнаруживать" до тех пор, пока не чувствовали, что их сексуальная идентичность может быть воспринята окружающими если не положительно, то, по крайней мере, нейтрально. Как следствие, психотерапевт должен давать клиенту, переживающему амбивалентные чувства по поводу своей гомосексуальности, возможность определить, насколько для него целесообразно себя "обнаруживать". Софи отмечает:

    "Необходимо помнить об огромном разнообразии сексуального опыта, характерного для участников этого и других исследований, что является явным контрастом по сравнению с дихотомизированным взглядом на сексуальную ориентацию (см., например, Bell and Weinberg 1978, Shively et al., 1983-1984). Вполне возможно, что клиент - не гомосексуал и не гетеросексуал, а нечто среднее. Это требует от психотерапевта высокой сенситивности, учета противоречивости и сложности возможных форм сексуальной ориентации. И психотерапевт, и клиент должны признавать многообразие вариантов сексуальной ориентации" (Sophie, 1988, р. 58).

    3. Адаптация ярлыка сексуальной идентичности. Используя ярлык сексуальной идентичности, человек обозначает свою принадлежность к определенному сообществу, что обеспечивает ему очевидную поддержку. Некоторые лица, ранее считавшие себя гетеросексуалами, осознавая изменения в своей сексуальной ориентации и устанавливая более тесные связи с сообществами лесбиянок или геев, идентифицируют себя в качестве бисексуалов. Они полагают, что бисексуальная идентичность менее стигматизирована и позволяет им сохранять связь с гетеросексуальными нормами. Тем не менее гомофобия среди гетеросексуалов распространяется и на бисексуалов, а бифобия среди лесбиянок и геев может привести к их конфронтации с бисексуалами. Помимо этого, если человек слишком долго не решается осознать свою идентичность, это мешает ему установить связи с сообществами лесбиянок или геев. Многие бисексуалы в настоящее время используют такой ярлык своей сексуальной идентичности, который позволяет им достаточно адекватно включиться в сообщество бисексуалов.

    4. Самораскрытие. "Обнаружение" себя и открытое обозначение своего отличия от гетеросексуальных норм в общении со значимыми для клиента людьми является и весьма эффективной стратегией преодоления интернализированной гомофобии. Этот процесс детально описан в четвертой главе. Здесь же имеет смысл отметить, что скрытая интернализированная гомофобия ведет к такому "обнаружению", которое нередко осложняется негативными последствиями, поддерживающими низкую самооценку.

    5. Контакты с другими лесбиянками, геями и бисексуалами. Это помогает преодолеть прежние негативные стереотипы и получает развитие в последней из приводимых Софи стратегий.

    6. Привычная гомосексуальная идентификация предполагает, что человек признает свою гомосексуальность вполне привычной. При этом сексуальные связи с лицами того же пола и контакты с представителями сообществ лесбиянок, геев и бисексуалов уже не воспринимаются как странные, но превращаются в регулярную практику. Параллельно с этим преодолевается и интернализированная гомофобия.


    Некоторые клинические проявления интернализированной гомофобии

    "Клиенты редко обращаются за психотерапевтической помощью для того, чтобы преодолеть интернализированную гомофобию. Их гомофобия чаще всего выражается вместе с другими проблемами и тесно связана со множеством иных проявлений" (Margolies et al., 1978, p. 234).

    Весьма редко, хотя это иногда и происходит, клиент открыто признается психотерапевту в том, что он ненавидит себя за то, что является геем или лесбиянкой. Его интернализированная гомофобия чаще обнаруживается в ходе обсуждения иных вопросов. Так, например, среди представителей сексуальных меньшинств растет потребление алкоголя и наркотиков. Причиной этого является их стигматизация, а также то, что алкоголь рассматривается в качестве социально узаконенной формы преодоления тревоги. Пабы и ночные клубы - наиболее популярные места встреч лесбиянок, геев и бисексуалов (Smith, 1988, р. 64). Анализируя распространение алкоголизма среди представителей сексуальных меньшинств, Сагир и Робинс (Saghir and Robins, 1973) обнаружили, что 35% лесбиянок и 30% геев "злоупотребляют приемом алкоголя". В общей же популяции эти показатели составляют 5% для женщин и 20% для мужчин гетеросексуальной ориентации. Этот вопрос более подробно обсуждается Ковзун и Мелли в одиннадцатой главе.

    Другим проявлением скрытой гомофобии является более высокий процент депрессий, самодеструктивного поведения и суицидов среди лесбиянок и геев, по сравнению с представителями общей популяции. Койл (Coyle, 1993) обнаружил, что показатели психологического благополучия среди геев сопоставимы с аналогичными показателями среди представителей общей популяции, перенесших психические травмы, связанные с разводом или смертью супругов.

    Весьма распространенной реакцией является формирование выраженных психологических защит, которые, с одной стороны, защищают личность от стресса, но, с другой, ведут к отчуждению человека от самого себя. Отрицание перенесенной психической травмы приводит к развитию реактивных формирований, сопровождаемых желанием человека доказать себе и другим, что он достоин любви, что, в свою очередь, приводит к снижению самооценки, утрате идентичности и чрезмерной заботе о других. Все это является примером интернализированной гомофобии.

    Марголис и ее коллеги из Бостонского "Коллектива психологов-лесбиянок" (Margolis et al., 1987) пишут о восьми основных формах проявления интернализированной гомофобии. Я описываю их ниже, иллюстрируя клиническими примерами.

    Случай первый: страх отчуждения.

    Для того чтобы защититься самим или защитить других, представители сексуальных меньшинств иногда имитируют поведение гетеросексуалов.

    Адам и Боб жили вместе шесть лет. Они - достаточно преуспевающие бизнесмены и обеспеченные люди, имеют высокий достаток. Как считает Адам, родители не знают о том, что он гей. Поэтому когда они приезжают его навестить, Боб переходит в другую спальню, а в квартире делается уборка, для того чтобы не вызывать у них подозрений. Адам полагает, что "обнаружив" себя, нанесет родителям тяжелую моральную травму, и поскольку его отец страдает сердечным заболеванием, не хочет рисковать. Его родители хорошо относятся к Бобу. И Адам, и Боб считают, что они воспринимают их лишь как друзей, проживающих в одной квартире.

    Приведенный выше случай является примером интернализированной гомофобии. Адам и Боб используют вид поведения, который представители психодинамического направления называют защитой по типу проекции и рационализации.

    Случай второй: ощущение дискомфорта, вызванное тем, что окружающие узнают в человеке лесбиянку или гея.

    Клички, даваемые обычно лесбиянкам и геям, в которых выражено негативное и презрительное отношение общества, вызывают у некоторых представителей сексуальных меньшинств обиду. Стремясь быть похожими на "нормальных людей", они считают, что не заслуживают таких кличек.

    Колин занимается три раза в неделю в тренажерном зале и предпочитает себя не "обнаруживать". Он также стремится делать так, чтобы как можно меньше людей видели его входящим в местный паб для геев. Когда Колин отдыхает за границей, он с удовольствием посещает клубы и рестораны для геев, однако дома этого себе не позволяет. В крупной фирме, где он трудится, работает всего один или два гея. Колин старается, чтобы сослуживцы не видели, как он с ними разговаривает.

    Колин использует тип защиты, который представители психодинамического подхода называют "идентификация с агрессором".

    Случай третий: пренебрежительное отношение ко всем гетеросексуалам (гетерофобия).

    Пренебрежительное отношение к гетеросексуалам и их избегание является проявлением "обратной" дискриминации.

    Диана является активным членом сообщества лесбиянок. Она работает волонтером на телефонной службе помощи лесбиянкам и живет в кооперативе лесбиянок. Она также посещает лишь те пабы, которые содержатся лесбиянками, и всегда, когда это возможно, избегает контактов с гетеросексуалами и мужчинами. Диана знает некоторых женщин гетеросексуальной ориентации, посещающих местный социальный центр, и демонстрирует им свое пренебрежение из-за того, что те живут с мужчинами.

    Для утверждения своей позиции Диана использует защитный механизм проекции. "Когда... гомосексуальность является эго-синтонной, [человеку] не требуются другие люди для того, чтобы делиться с ними своими ценностями и взглядами на жизнь" (Margolies et al. 1987, p. 232).

    Случай четвертый: ощущение своего превосходства над гетеросексуалами.

    Некоторые лесбиянки и геи проявляют гипертрофированное чувство гордости, что является ложным средством демонстрации их отличия от гетеросексуалов.

    Эдвард и Фрэнк рады тому, что они геи. Очень рады. Эдвард - актер и считает, что гомосексуальность делает его особенно восприимчивым к человеческим страданиям. Фрэнк работает в магазине одежды, владельцем которого является гей. Он полагает, что модельеры-геи являются более популярными и проявляют больше творческого начала, чем модельеры-гетеросексуалы.

    И Эдвард, и Фрэнк убеждены в том, что они лучше других, потому что у них более трудная жизнь. Такая позиция является проявлением рационализации, реактивного формирования, а также того, что представители когнитивного подхода называют диссонансной редукцией: "Если это лекарство такое горькое, значит, оно мне поможет".

    Случай пятый: представление о том, что лесбиянки и геи не отличаются от гетеросексуалов.

    Гилл - учительница маленькой начальной школы, расположенной в пригороде - живет со своей пятнадцатилетней любовницей Хэтти. Они не поддерживают контактов с сообществом геев и лесбиянок, но имеют много друзей, главным образом гетеросексуалов, с которыми встречаются как у них, так и у себя дома. Они не видят нужды в том, чтобы включаться в жизнь местного сообщества лесбиянок, и не читают прессы, издаваемой лесбиянками и геями. Они считают, что некоторые лесбиянки склонны к излишней демонстрации своей сексуальности, а то, чем они занимаются в постели, не должно касаться других.

    В данном случае проявляется защитный механизм по типу рационализации и отрицания.

    Случай шестой: отрицательное отношение к воспитанию детей однополыми родителями.

    Соглашаясь с гетеросексистским мифом о том, что дети нуждаются в различных родителях, человек забывает о существовании многих миллионов неполных семей и, как говорят представители психодинамического подхода, "идентифицируется с агрессором".

    Иона страстно желала иметь детей. Но поскольку она счи









    Copyright © GAYA.RU: Российский сервер геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов. Гей Знакомства и многое другое. ГЕЙ - ЛЕСБИ - БИ - ТРАНС - Russian Les Bi Gay site. Все права защищены.

    Опубликовано на: 2003-05-29

    [ Назад ]




  • [ Правовая информация | Связь с администрацией, контакты | Реклама на сайте]

    Copyright ©2002-2003 Gaya.Ru
    Все права защищены.
    Копирование информации допускается при согласованием с администрацией портала.

    гей, gay, голубой, гей сайт, гей-сайт, место для геев, гей досуг, педик, гей общение, гей чат, форум, gay, gaya.ru, пидовка, секс, геи, гомофоб, отдых, знакомства
    SpyLOG
    Открытие страницы: 14958 секунды